Настоящий боец

Светлана БОГУШ


Лучшей характеристики для серебряного призера чемпионата мира по гребле на байдарках и каноэ Марины Полторан не найти.


Как бы ни развивалась дальше гребля на байдарках и каноэ, сколько бы ни появилось на белорусской земле новых гениев весла, с именем Марины Полторан отныне будет связан исторический прорыв нашего суверенного государства в женской гребле. Эта симпатичная хрупкая девушка сделала то, чего до нее уже много лет не удавалось ни одной соотечественнице – завоевать медаль на взрослом чемпионате мира в одиночке.


Книга Гиннесса, готовь место!


— Марина, ты сама-то хоть осознала, что вошла в историю белорусской гребли? Почувствовала себя особенной?


— Нет. Я очень не люблю повышенного внимания к себе. Конечно, приятно было стоять на пьедестале, видеть, как в мою честь поднимается флаг Республики Беларусь, но заниматься самолюбованием — это не по мне. Возможно, я бы так до конца и не осознала, что совершила нечто особенное, если бы не возвращение домой: здесь меня осыпали поздравлениями, стали снимать сюжеты для телевидения, брать интервью для газет и радио.


 — Неудивительно, ведь твои результаты просто поражают: наверное, не было ни одного вида программы, в котором бы ты не выступила в нынешнем сезоне. Прямо какой-то универсальный солдат.


— Так и есть (улыбается). На внутренних соревнованиях выступала и в одиночках, и в двойках, и в четверках на всех стартах. На молодежном чемпионате Европы, на этапах Кубка мира – тоже. И сделала для себя вывод,  что комфортнее всего чувствую себя в одиночке, потому что еду одна, сама за себя, и обижаться там не на кого. Хотя, скажу вам, что пережила немало приятных минут и на этапе Кубка мира в Дуйсбурге, где в четверке на олимпийской дистанции мы стали третьими. Так что женская гребля в самом деле в этом году проявила себя как нельзя лучше.


— Конечно, ведь ты же задавала тон всем этим результатам. По словам Геннадия Николаевича Галицкого, который отвечает в сборной за женскую байдарку, больше всего ему импонирует в тебе умение биться до конца. «Если вышла на старт, умрет, но все отдает на дистанции», — утверждает он. Откуда у тебя эти бойцовские качества?


— Может быть, из моего деревенского детства, когда я на равных играла с мальчиками в футбол, хоккей, стараясь не показывать им своих слабостей. Чуть позже поняла: если хочешь добиться результата, надо работать, а не складывать руки, как многие городские девочки, которые знают, что у них мама, папа в городе, а значит, имеются пути к отступлению. У меня есть цель, очень большая мотивация, и останавливаться мне уже нельзя.


— Кроме редкой целеустремленности, к рекордам, достойным книги Гиннесса, я бы отнесла и твое недавнее выступление на молодежном чемпионате Европы в Москве, где в течение одного соревновательного дня, при 40-градусной жаре и смоге, ты гонялась абсолютно на всех дистанциях и везде показала результат.


— В тот день мне действительно пришлось нелегко: утром шла предварительный полуфинал на 500 метров в одиночке, через час гонялась в предварительном полуфинале одиночек на 200 метров, в два часа дня выступала в финальном заезде четверок на 500 метров, еще через два часа – в финале одиночек на 500 метров, а вечером – в полуфинале одиночек на 200 метров. И везде надо было выжимать максимум при этой жаре и смоге. Немудрено, что накануне последнего дня соревнований, где я должна была гоняться на «тысяче», одна из девочек, с которой сижу в четверке, делая мне массаж всевозможными мазями, с тревогой говорила: «Марина, я не знаю, как ты завтра выйдешь на старт, у тебя реально все мышцы забиты: и на руках, и на ногах, и на спине». Но я старалась биться до конца, понимала, что только на характере доеду до финиша, и пересекла створ третьей.


— О белорусах и их терпении не зря ходят легенды. Ты в этом плане – образцовый пример, ведь на дистанцию 5 тысяч метров, где у тебя серебро чемпионата мира, можно даже не выходить, не обладая этим качеством, правда?


— Наверное, мне дано это качество. Если я вижу, что дела по дистанции идут неплохо, уцеплюсь зубами и попробую доехать до конца. Пусть иду не первой, а пятой-шестой, никогда, даже за два метра до финиша, не положу весло, хоть и буду видеть, что у меня впереди соперники.


Двум трудоголикам всегда по пути


— После громких юниорских успехов в твоей карьере, как и у большинства спортсменов, был период затишья. И вдруг две медали на взрослых международных стартах в прошлом сезоне, восемь – в нынешнем. Означает ли это, что ты обрела уверенность в себе?


— Если затрагивать психологический аспект, то на международных соревнованиях мне даже легче выходить на старт, чем на белорусских. Там ты уже знаешь всех соперниц, понимаешь, что с ними надо просто биться. А здесь гоняешься на всех дистанциях, и вдруг в предпо-следний день, когда у тебя уже, предположим, десятая дистанция, кто-то выходит в первый раз и пытается тебя обойти. Передо мной стоит задача никого не пустить вперед и сохранить лидерство (образно говоря, не допустить попадания «лишних» людей в команду, которые будут затем претендовать на место в составе только на основании своего единичного успеха). Поэтому на мировых соревнованиях все проще. Как сказал кто-то из мальчиков, капиталисты слабые морально: где-то не сработает ловушка или кто-то пару раз сделает фальстарт — и они начнут нервничать. Эту шутку я с успехом использовала сейчас на чемпионате мира для подбадривания своих подруг по четверке, где нам не хватило всего 80 тысячных для попадания в финал.


— Получается, ты взвалила на себя еще и бремя лидерства. Неужели у тебя совершенно нет слабостей? Или это впечатление ошибочное, и ты, как все девчонки, плачешь от обиды, усталости, неразделенной любви?..


— Я бы не сказала, что взяла на себя лидерство в команде: просто кто-то должен девочек психологически настроить, где-то пошутить, где-то повысить голос. А моменты слабости у меня, как и у всех, конечно же, бывают. Это случается в основном после болезни, когда стараешься, очень много работаешь, а у тебя ничего не получается. На тренировках Геннадий Николаевич просит не спешить, вкататься, вработаться, а я хочу быстрее. Проходит время, ничего не получается — и начинается психологический срыв. Здесь, конечно, на помощь приходит тренер. Мы садимся, начинаем разговаривать, и после этого понимаешь, что если даже ты и не показываешь того результата, который был до болезни, но каждый день хоть немного  улучшаешь свое теперешнее время, это уже прогресс. И постоянно ставишь перед собой новые маленькие цели.


— С тренером, я так понимаю, у тебя хорошее взаимопонимание?


— Да, я его очень уважаю. Есть такие тренеры, которые привыкли ругаться, кричать, даже матом. У нас в команде такого нет. Если Николаевич злится, он просто будет проходить мимо тебя молча, и ты поймешь, что он чем-то недоволен. Он нам сразу сказал, что не будет загонять силой в зал или на воду, поскольку это ничего не даст. Мы должны сами понимать, что это наша работа и от нее зависит то, как мы будем жить дальше.


— От твоих товарищей по команде я слышала, что ты компанейский, общительный, отзывчивый человек, который всегда подскажет и поддержит. Не боишься, что та же Ольга Худенко, восходящая звездочка сборной, которую ты так тщательно опекаешь, скоро станет наступать тебе на пятки?


— Дай Бог, чтобы у нее и дальше все продолжалось гладко в спорте, была хорошая перспектива. Девочка она неплохая, ездит в секунде-двух от меня, а на коротких отрезках даже выигрывает доли секунды, и соперничество наше здоровое. Возможно, попробуем с ней сесть в двойку — она сама горит таким желанием. Тем более, я чувствую, что у нее похожий характер. Почему бы не помочь человеку, который так же, как и я, готов бороться до конца?..  


— А тебе самой кто-нибудь так помогал?


— Когда-то давным-давно, когда я еще тренировалась в Гомеле, была такая спортсменка Наташа Бондаренко (сейчас она родила ребенка и «завязала» с греблей). На чемпионате Беларуси мы с ней сидели в двойке, соперничая с воспитанницами Петра Станиславовича Рудевича Вакулой и Беть. Так вот она мне сказала: «Марина, всем тяжело, и ты должна терпеть от начала до конца. Даже если покажется, что уже вообще невыносимо, перетерпи». Ее слова мне очень помогли.


Патриотизм — в деталях имиджа


— Во время телетрансляций с высоких, статусных соревнований особенно заметно разделение спортсменок на тех, кто уделяет своему имиджу максимальное внимание, и таких, которым, кажется, абсолютно все равно, что подумают зрители об их внешности. Тебе небезразлично, как ты выглядишь?


— Да. Мне нравится выделяться. На соревнованиях на моих ногтях обычно нарисован белорусский флаг, а на волосах, с помощью резиночек, выполнен бело-красно-зеленый орнамент. Вначале мне это делали специалисты, а сейчас я уже сама приспособилась – ничего сложного.


Что касается декоративной косметики, то, когда выхожу на старт, ею вообще не пользуюсь. Зато в отпуске или между тренировочными сборами стараюсь подкраситься, надеть каблуки – от кроссовок и кед хочется отдохнуть.


— А еще, наверное, обратить на себя внимание таких классных парней, как те, что уже покорили олимпийский пьедестал. Их постоянное присутствие рядом подстегивает к дальнейшему росту?


— Дотянуться до их уровня хочется всем спортсменам. Но ведь одного желания недостаточно: нужно не только хотеть, но и очень много работать.


— Уже два года официально ты считаешься мозырянкой. А какому месту на карте страны принадлежит твое сердце?


— Сердце мое и душа, конечно, в деревне Бабуничи Петриковского района, где я родилась. Но я уже привыкаю к Мозырю. Понимаю, что здесь моя учеба, работа. Раньше любимым местом считала Гомель, потому что там прожила почти семь лет, обучаясь в училище олимпийского резерва, и с этим городом связано очень много хороших воспоминаний. Но Мозырь тоже потихоньку становится родным: здесь уже есть близкие мне люди, друзья, подруги.


— Не забывай еще и о том, что в этом городе ты стала знаменитой. Как думаешь, удастся тебе повторить или улучшить успех, показанный в нынешнем сезоне?


— Следующий год предолимпийский, и я хочу серьезно начать подготовку в одиночке на 500 метров. Думаю, для того, чтобы покорить эту дистанцию у меня есть все данные.


— Для спринтерской дистанции тебе, пожалуй, придется добавить атлетизма – вон какая ты стройная, как во поле березка.


— Я и планирую больше внимания уделить атлетической подготовке. Совсем не стесняюсь обрасти мышцами. Когда идет девочка крепкая, подтянутая, это гораздо красивее, чем та, у которой уже есть жировые отложения.


— Полностью с тобой согласна и спокойна за твою фигуру. Единственное, не может не тревожить то, что олимпийская мечта для многих девушек так и не становилась явью по одной простой причине: они влюблялись, выходили замуж, рожали детей и бросали спорт. Ты уверена, что у тебя есть иммунитет против этой «беды»?


— Пока я ни о чем таком не помышляю. Сначала добьюсь своей цели, а уж потом буду думать о личной жизни. Пусть пройдет Олимпиада, а там посмотрим…


— Мы очень надеемся, что ты станешь редким исключением, а потому будем за тебя искренне болеть и дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *