Огромные государственные активы Беларуси — гарантия успешного развития экономики

Премьера рубрики: КОМПЕТЕНТНО 


Уважаемые читатели! Крылатое латинское изречение гласит: «Знание служит жизни, мудрость ею правит». Для того, чтобы вы знали больше не только о жизни Мозырщины, но и об общественно-политических процессах, которые происходят в нашей стране, уникальной белорусской модели развития, о международной политике нашего государства и о многом другом, с нашей газетой любезно согласился сотрудничать Сергей Анатольевич КИЗИМА, заведующий кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь, зам. руководителя секции внешней политики Научно-консультативного совета Союзного государства, эксперт Консультативного совета Информационно-аналитического центра при Администрации Президента Республики Беларусь, доктор политических наук. Согласитесь, «Жыццё Палесся» предоставляет вам редкую возможность быть в курсе наиболее важных социально-политических  событий в масштабах всего государства, услышать компетентное мнение профессионала и благодаря этому владеть объективной и интересной информацией. Сегодняшней публикацией мы открываем цикл материалов по данной теме.



Беларусь сохранила в собственности огромные государственные активы, стоимость которых составляет по консервативным оценкам более 150 миллиардов долларов (а ведь называются и суммы более триллиона долларов). При этом внешний долг Беларуси один из самых низких в Европе как на душу населения, так и в соотношении с активами, которыми он обеспечен. По сути, Беларусь одна из немногих стран мира, внешний долг которой многократно обеспечен находящимися в собственности государства активами. Большинство государств привлекает займы главным образом под гарантии своего престижа. Чего престиж на деле стоит в момент кризиса – доказал печальный пример Исландии, ставшей по сути банкротом из-за попустительства государственных чиновников финансовым элитам в их рисковой деятельности.


Если рассмотреть пример балтийских соседей Беларуси, то средняя по размеру экономики Латвия входила в глобальный кризис с приватизированными государственными активами и внешним долгом в 42 миллиарда долларов США на 2,3 миллиона человек населения. Белорусский долг в 14,5 миллиарда долларов на момент начала кризиса на 9,6 млн. населения оказался в 12 раз меньше, если рассчитывать на одного человека. Ситуация с внешним долгом в Литве лишь немногим лучше латвийской. Если дальше сравнивать экономики Беларуси и Латвии, то необходимо упомянуть и о результатах кризиса. По прогнозам МВФ на 2010 год, ВВП Латвии, рассчитанный по паритету покупательной способности на душу  населения, будет превосходить белорусский лишь на 5,3 %, двумя годами ранее разница составляла более 60 %. Долговая нагрузка на душу населения в Латвии по-прежнему превосходит белорусский показатель более чем в 6 раз. И, по мнению экспертов МВФ, к 2015 году ВВП на душу населения в Беларуси будет превосходить ВВП в Латвии на  8%. ВВП Литвы на душу населения будет, в свою очередь, лишь примерно на те же 8% выше, чем в Беларуси. А долговая нагрузка литовской экономики сейчас выше белорусской на душу населения в три с лишним раза.


Если взять еще одного соседа Беларуси из ЕС, Польшу, то, прежде всего, надо отметить, что польская экономика удачно, в отличие от Латвии и Литвы, избежала долговой ловушки. В то же время будем объективны: если бы глобальный кризис начался двумя годами позже, Польшу могла постигнуть судьба Латвии. По данным Национального банка Польши, перед началом мирового кризиса страна одалживала по 20-25 миллиардов долларов каждые три месяца, и темпы внешних заимствований стремительно нарастали. В итоге к началу мирового кризиса летом 2008 года внешняя задолженность Польши составила более 289 миллиардов долларов, что в четыре раза превосходило внешний долг Беларуси, рассчитанный на душу населения на тот же период. Только за последний перед началом кризиса год внешний долг Польши возрос почти на 100 миллиардов долларов. Что стало бы с Польшей, если бы кризис начался в августе 2010 года, когда внешний долг страны, при сохранении темпов прироста, мог бы приблизиться к полутриллиону долларов? Кризис отрезвил всех, и внешний долг Польши за период кризиса не возрос, а сократился. 


Необходимо также обратить внимание на тот факт, что перед началом кризиса белорусская экономика имела темпы роста почти 10% в год на протяжении трех лет подряд. Резкое повышение цен на газ и введение таможенных пошлин на нефть со стороны России в январе 2007 года эти темпы роста существенно не замедлили. При возобновлении тех же темпов роста по окончании кризиса Беларусь не только будет добавлять 10% к размеру ВВП  (5-6 млрд. долларов ежегодно), но и 10% к стоимости находящихся в собственности государства активов – а это уже 15 млрд. долларов ежегодно.


Неудивительно, что Беларусь без проблем одолжила 8 миллиардов долларов, чтобы комфортно пережить кризис – их есть с чего возвращать после кризиса. Чем более благополучной и благоустроенной будет становиться Беларусь, тем дороже будут стоить ее активы, расположенные в центре Европы, приватизацией которых в случае поступления достойных предложений будет распоряжаться белорусское государство. Достаточно сказать, что даже после заимствований, сделанных для преодоления кризиса, внешний долг Беларуси эквивалентен стоимости всего лишь одного из тысяч государственных предприятий страны – Беларуськалия. А остались эти предприятия в государственной собственности вопреки советам экспертов из МВФ и Всемирного банка, которые давались в 1990-х годах. И теперь уже эксперты МВФ признают правильность действий Президента Беларуси по предотвращению приватизации за гроши в 1990-е. Они отмечают: «Со времени установления независимости Беларуси удалось избежать крупномасштабного расхищения активов, имевшего место в других странах СНГ, и увеличить свой запас капитала благодаря поддержанию высоких норм инвестирования». И даже при отсутствии планов по полной приватизации Беларуськалия, сам факт эквивалентности внешнего долга страны стоимости лишь одного из государственных предприятий, способен успокоить любого инвестора или кредитора.


В чем причины такого низкого внешнего долга в Беларуси? Главные из них заключаются в проведении реалистичной экономической политики, основанной на здравом смысле. В те годы, когда все уверяли, что мелкий и средний бизнес – это основа основ успешных рыночных реформ, в Беларуси сделали ставку на крупные предприятия, сохранившиеся со времен СССР. Огромные внешние долги во многих странах Восточной и Центральной Европы являются результатом быстрого развития мелкого и среднего бизнеса в ущерб крупному. Миллионы новоявленных бизнесменов взяли под гарантии своих государств огромные суммы в долг, но при этом многие из них, не имея элементарного представления о рыночной экономике, разорились, переложив свои долги на государство. Оставшиеся стали конкурировать преимущественно между собой, и при этом разорился и ряд более понимающих в рыночной экономике мелких и средних бизнесменов.
Отличие Беларуси в том, что в ней все эти годы основные кредитные ресурсы получались крупными предприятиями, при этом выдавали их на основе тщательного анализа перспектив эффективного освоения. Преимущественное право на кредиты получали предприятия, ориентированные на внешние рынки. Конкуренция между предприятиями на национальном рынке и банкротство предприятий, получивших кредитные ресурсы, минимизировались, что давало наибольший экономический эффект на каждый инвестированный рубль. Крупные предприятия, находящиеся по преимуществу в государственной собственности, в полном объеме платили государству налоги, в отличие от многих стран Восточной и Центральной Европы, в которых доминирующий средний и мелкий бизнес, находящийся в частной собственности, части налоговой нагрузки успешно избегал и избегает, пользуясь льготами и дырами в налоговом законодательстве. Не секрет, что в частном бизнесе во всем мире работают лучшие юристы и бухгалтера по сравнению с государственным сектором, и владельцы этих предприятий щедро вознаграждают своих бухгалтеров и юристов за каждый использованный способ уклониться от уплаты налогов. Директору государственного предприятия искать способы уклонения от налогов ни к чему – его зарплата от этого не увеличится.


Таким образом, Беларусь в значительной степени смогла модернизировать свои предприятия, ориентируясь главным образом на внутренние инвестиции и избегая банкротств, нерационального использования кредитных ресурсов в зачастую неэффективном мелком и среднем бизнесе, и массовой безработицы.
Похвалы мелкому и среднему бизнесу в развитых странах мира не означают, что мелкий и средний бизнес является лидером мировой экономики. Лидером мировой экономики являются  транснациональные корпорации (ТНК). Именно опыт ТНК и был использован в Беларуси – страна с доминирующим государственным сектором и высоким уровнем централизации экономики стала по сути одним из первых в мире государств-ТНК, использующим все те способы, которые делают ТНК все более могущественными субъектами мирового хозяйствования. Не секрет, что ТНК получают огромные кредиты под значительно более низкие проценты, чем предприятия мелкого и среднего бизнеса, покупают сырье огромными партиями по низким оптовым ценам и в результате могут продавать свою продукцию намного дешевле, чем может себе позволить мелкий и средний бизнес. Расцвет мелкого и среднего бизнеса в США и странах-основателях ЕС базируется в основном на обслуживании интересов десятков тысяч ТНК (мелкий и средний бизнес функционирует в нишах, в которых ТНК не видят для себя много прибыли) и на обслуживании сотрудников этих транснациональных корпораций. При отсутствии в стране большого количества ТНК мы видим эффект Португалии, Испании и Греции, где при доминировании мелкого и среднего бизнеса нет того уровня жизни, который достигнут в странах-лидерах по количеству ТНК – США, Германии, Великобритании, Франции и Италии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *