Демократия в ЕС мертва

Рубрику ведет Сергей Анатольевич КИЗИМА, заведующий кафедрой международных отношений Академии  управления при Президенте Республики Беларусь, доктор политических наук.


Недавно я участвовал в Форуме по глобальной безопасности, проходившем в Братиславе (Словакия).


Об уровне мероприятия говорит то, что в качестве соорганизаторов участвовали НАТО и Европейская комиссия, выступал еврокомиссар Фюле и 7-8 министров обороны и иностранных дел отдельных стран Евросоюза и стран Восточного партнерства.
Была отдельная секция по Беларуси, которую вначале хотели сделать одной из вспомогательных секций, а потом трансформировали в первую секцию. Отсюда виден уровень интереса.


Я попал в состав участников практически случайно. Не раз уже в моей жизни бывало, что я оказываюсь со своей точкой зрения на совершенно противоположных по идеологии и направленности мероприятиях. Я говорю то, что думаю, и наблюдаю за реакцией. Всегда это очень интересно.


Но в этот раз оказалось особенно интересно и поучительно. Происшедшие в связи с моим выступлением события позволяют четко проследить динамику расставания ЕС с прежней декларируемой демократией. В принципе, то, что это должно произойти, мне как специалисту понятно. Чтобы эффективно конкурировать с централизованными Китаем и США, ЕС должен дисциплинироваться и централизоваться. Иначе шансов в глобальной конкуренции у Евросоюза практически не будет. Если ЕС не сможет централизоваться и внедрить дисциплину, он может стать своеобразной Речью Посполитой XXI века и так же, как Речь Посполитая в XVIII веке, развалиться на составные части из-за демократической вольницы, неуместной в жесткой конкуренции с малодемократичными или вовсе недемократичными странами. Поэтому ЕС будет стремиться к дальнейшей централизации и мощному подавлению альтернативных точек зрения, способных конкурировать с той точкой, которая выгодна элитам Евросоюза.


Итак, что же произошло? На сессию собрали весь разрекламированный «цвет» белорусской оппозиции, доступный в данный момент: Милинкевича, Шушкевича и Козулина. С точки зрения идеологии секцию организовали безупречно – периодически ведущий секции (директор центра Европейских исследований из Брюсселя Роланд Фройденштайн) разражался тирадами сочувствия к несчастной оппозиции в Беларуси, хвастался своими тесными контактами с теми, кто участвовал в событиях 19 декабря в Беларуси. Подкачали в идеологическом плане Милинкевич, Шушкевич и Козулин, которые дружно выступали на хорошем русском языке, чем меня несказанно удивили: неужели за столько лет жизни за счет доноров англоязычных стран нельзя хотя бы из уважения к кормящей руке выучить язык любезных спонсоров? Сам я выступал на английском, чтобы не зависеть от интерпретаций переводчиков. Успел только сказать, что мы со времен Ленина, приехавшего с кучей немецких денег рушить российскую государственность, несколько подозрительно относимся к Лениным или Милинкевичам, не суть важно, приезжающим с немецкими деньгами вершить государственные перевороты и революции в наши тихие края. Успел еще сказать, что оппозиция, бывшая на площади 19 декабря, в классическом определении – агенты иностранного влияния, а не мирные демонстранты, поскольку агента иностранного влияния определить очень просто – если ему платят деньги за политическую деятельность, он и есть иностранный агент влияния, а 2 февраля 2011 года представителям оппозиции как раз и заплатили 80 миллионов евро за проделанную работу. Далее перешел к следующему вопросу – о «мирных демонстрантах», якобы подвергнутых жестоким репрессиям, спросил, почему бы «мирным демонстрантам» не прийти 19 декабря на какую-нибудь минскую площадь, где нет правительственных зданий, чтобы мирно высказать все, что хочется, и спокойно разойтись по домам безо всяких проблем? Зачем атаковать Дом правительства? И вот на этом пассаже на меня коршуном набросился ведущий секцией Роланд Фройден-штайн, который грубо выхватил (!) у меня из рук микрофон и убежал с ним к Козулину. Все, что я успел, это сказать: «Вот она Ваша хваленая свобода мысли», – но на видеозаписи не слышно. К счастью, сам записывал на диктофон – там слышно.


Итак, впервые за всю мою жизнь, за сотню с лишним конференций, форумов и конгрессов в 18 странах мира меня грубо и бесцеремонно лишили слова по идеологическим мотивам – мое выступление слишком радикально противоречило идеологическим задумкам организаторов. Могут сказать – ну и что плохого с демократией в ЕС, может, это личные проблемы с демократией Роланда Фройденштайна? Увы, нет – в зале присутствовало, по уверению организаторов, более 500 представителей элиты ЕС и США. Ни один из них не решился встать и повторить знаменитые слова Вольтера: «Я не согласен ни с одним вашим словом, но я готов умереть за ваше право это говорить». Умирать-то и не надо было, нужно было лишь иметь мужество встать и сказать: «Мы поступаем недемократично по отношению к единственному представителю официальной Беларуси, верните ему отнятый микрофон и дайте договорить». А вот мужества как раз ни у кого и не оказалось вступиться за демократию. А ведь думали, что поступать так недемократично, думали и боялись сказать вслух. В личных беседах в течение следующих двух дней мне то и дело говорили неофициально примерно следующее (привожу отдельные точные цитаты), в том числе и послы отдельных стран ЕС: «Фройденштайн не должен был лишать Вас слова», «молодой человек, Вам не дали договорить, но мы Вас услышали», «я была шокирована, когда Фройденштайн бросился на Вас и вырвал микрофон», «эпизод с микрофоном стал единственным, что теперь можно рассказать студентам моего университета по итогам Форума».


Итак, демократию в ЕС можно отпевать, экспортировать демократию из ЕС больше невозможно за ее отсутствием – как и в СССР, представители элит ЕС боятся публично высказывать мнение, отличное от официальной точки зрения, или даже боятся быть просто заподозренными в поддержке человеку, который вы-сказывает противоречащие официальной точке зрения мысли. Возможно, они обсуждают это на кухнях, как в СССР, но кому какое теперь до этого дело?