С бухенвальдским набатом в сердце

Наталья КОНОПЛИЧ


До наших дней дожили порядка 90 белорусов, перенесших кошмарные ужасы фашистского концлагеря. Трое из них по инициативе вице-президента комитета «Бухенвальд-Дора» Альберта Павловича приняли участие в торжествах, проходивших нынешней весной в немецком городе Веймаре по случаю 66-й годовщины освобождения военнопленных. Побывал в Германии и наш земляк, уроженец деревни Борисковичи Мозырского района.


Василию Степановичу Евжику и самому иногда не верится, как ему, пробывшему в концлагере почти три года, удалось вырваться из цепких лап смерти и дожить до такого почтенного возраста (86 лет). Это сам Господь, уверен мой собеседник, позволил жить ради продолжения жизни на земле, ради своих потомков…
Когда началась война, Василию исполнилось 16, а в июне 1942-го в район приехал бургомистр и отобрал 40 человек для работ в Германии. Так парень вместе с другими белорусами (со станции Калинковичи отправлялись тогда целые вагоны) оказался на немецкой земле. С вражеской территории они с земляком попытались бежать. Однако попытка закончилась арестом и… «Бухенвальдом». Это страшное слово для тысяч узников на годы стало символом ужаса и бесчеловечности.


К сведению: концентрационный лагерь был создан в 1937 году в непосредственной близости от Веймара, города немецких классиков. Сюда депортировали мужчин, подростков и детей, которым не было места в национал-социалистическом народном сообществе: политических противников нацистского режима, так называемых асоциальных и уголовных элементов, гомосексуалистов, свидетелей Иеговы, евреев и цыган. С началом Второй мировой войны национал-социалисты стали сгонять в «Бухенвальд» людей практически из всех европейских стран…


— Физические издевательства над людьми, — делится воспоминаниями о прошлом Василий Степанович, — были невыносимыми. Били, когда нужно и когда не нужно, когда было за что и когда не было. Условия содержания были просто жуткие. Учитывая, что «Бухенвальд» расположен на горе, зимой там были частые злые вьюги, а в бараках — холодно и сыро. А какая у нас одежда была?.. Тонкие полосатые штаны, плащ, шапочка да легкая курточка — вот и все, во что были одеты узники «Бухенвальда». На курточке — специальная нашивка-винкель: если красная — значит «политический», зеленая — «банда», черная — «саботажник», а шестигранная звезда — еврей.


Нам грозили не только бесчинства палачей-эсэсовцев, но и уничтожение адским трудом. Постоянными спутниками заключенных были голод, теснота и грязь. Буквально за считанные недели прибывшие в лагерь сильные мужчины становились ходячими скелетами. Пребывание в переполненных блоках становилось невыносимым. Бок о бок здесь находились сотни людей (включая больных, умирающих и мертвых), из-за стонов и зловония каждая ночь была равносильна пытке. Условия существования в лагере описать словами просто невозможно. Здесь в каждом из бараков, не имевших окон и рассчитанных на 48 лошадей, содержалось до 1500 человек. В 1944 году к баракам прибавились две палатки, в которых временами томилось до 6000 узников. С перенасыщенностью лагеря санитарное состояние принимало катастрофические формы. Из-за чрезвычайного истощения многие заключенные не могли продолжать борьбу против засилия нечистот и вшей. В таких условиях даже безобидные болезни приводили многих узников к смерти… Всего с 1937 по 1945 год через лагерь прошло свыше 250000 человек более чем из 50 стран.


Василию Степановичу Евжику, вопреки голоду, холоду, физическим пыткам, болезням, удалось выжить и вернуться в родные Борисковичи, которые снились ему по ночам в чужой стране. Однако здесь его ждала не менее печальная картина: фашисты сожгли дом и уничтожили всех его родных. В живых остался только родной брат, который воевал с врагом на фронте…


Жгучее пламя войны обожгло юное сердце, оставив на нем глубокие раны, а в памяти горькое напоминание — № 3346, но не сломило дух белорусского паренька Васи-Василька, не перечеркнуло его любви к отчему краю и не отняло стремление вернуться к той березовой рощице на окраине деревушки, к тем полям с позолотой доспевающей ржи и обрамляющему их кружеву голубых васильков…


Василий Степанович считает себя счастливым, потому что получил в награду самое дорогое — жизнь. Со временем окреп, женился и на пепелище старого построил новый дом. Сколько позволяли силы, трудился: более 40 лет отработал механизатором в хозяйствах Мозырщины.


Как же ему, человеку, перенесшему столько мучений, удалось дожить до 86 лет и не утратить желания радоваться жизни? Секрет прост, говорит ветеран: «Не курю, не увлекаюсь спиртным, всю жизнь трудился. Может быть, это и помогало уверенно двигаться вперед». Быть сильным, не пасовать перед трудностями, несомненно, помогала крепкая семья. Господь послал Василию Степановичу хорошую половинку: Анна Константиновна, тоже повидавшая горя на своем веку, как никто другой, старалась помочь мужу залечить его саднящие раны. В минувшем году супруги отметили золотой юбилей совместной жизни. Оправдали надежды и дети: два сына и дочь. Они — родительская гордость, потому что выросли достойными гражданами нашего общества. Радует и молодое поколение: в семье Евжик уже семеро внуков и два правнука.


Взгляд в прошлое



Представители Беларуси на территории бывшего концлагеря: переводчица Ирина Поражинская, Василий Евжик, Андрей Моисеенко, вице-президент интернационального комитета «Бухенвальд-Дора» (тоже бывший узник) Альберт Павлович.



Впечатления от поездки в Германию у ветерана, конечно же, останутся незабываемыми. На немецкой земле он провел десять дней, которые были насыщены теплыми приемами, официальными и дружескими встречами, общением с бывшими узниками из различных стран мира, молодежью. Участники встречи возложили цветы к памятникам жертвам и побывали на территории бывшего лагеря, которая представляет собой в настоящее время мемориальный комплекс.
Через входные ворота дорога ведет мимо семи стел к улице Наций. На передней стороне стелы украшены рельефами, изображающими страдания и борьбу узников. На их задней стороне начертаны выдержанные в простом стиле стихи Иоганнеса Роберта Бехера. Улица Наций соединяет три большие братские могилы круглой формы, в которых незадолго до конца войны было захоронено около 10 тысяч жертв. Вдоль улицы возвышаются 18 пилонов с чашами для огня. На них крупными буквами нанесены названия европейских государств. Далее дорога ведет через улицу Свободы к большой Торжественной площади. Возвышающаяся здесь скульптурная группа из одиннадцати монументальных фигур ра-боты Фрица Кремера символизирует судьбы узников концлагеря. Скульптуры отражают, прежде всего, непобедимый дух борцов-антифашистов. За монументом взметнулась ввысь на 50 метров Набатная башня, которую видно отовсюду. Внутри башни под художественно оформленной бронзовой плитой находится земля, привезенная из различных концентрационных лагерей и других мест человеческого страдания.


Тем не менее, какой бы ни была поездка, даже сама мысль о прошлом лишила надолго Василия Степановича сна и спокойствия. И вот  судьба подарила ему шанс побывать еще раз там, где едва не погиб…


Он побывал и у той знаменитой, воспетой в музыке и стихах Набатной башни, которая как будто призывает:


Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
идут со всех сторон —
Это раздается в Бухенвальде
Колокольный звон,
колокольный звон.
Звон плывет, плывет
над всей землею,
И гудит взволнованно эфир:
Люди мира, будьте зорче втрое,
Берегите мир, берегите мир!