Это правда — гордым в жизни легче, только гордым сделаться не просто

Лариса ЧернаяДорога есть. И я – иду. Все лучшее – в душе осталось. И сердце с совестью в ладу…

Помню, еще в школьные годы на вопрос учительницы русской литературы, какое мое любимое стихотворение, я важно отвечала: «Гордые» Людмилы Татьяничевой. И в доказательство на одном придыхании, будто с театральных подмостков, артистично декламировала: «Гордым легче. Гордые не плачут – ни от ран, ни от душевной боли. На чужих дорогах не маячат. О любви, как нищие, не молят. Широко раскрылены  их плечи, не гнетет их зависти короста… Это правда – гордым в жизни легче, только гордым сделаться не просто». Почему именно эти строчки знаменитой советской поэтессы так тронули мою молодую душу, так всколыхнули ее до самого донца, да так и остались личным кредо на всю оставшуюся жизнь, говорить не буду: каждый выбирает по себе женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку – каждый выбирает по себе. Скажу о другом: мне весьма симпатичны люди, имеющие это самое чувство гордости. Я не имею в виду надменность, тщеславие – речь о другом: о самоуважении, добром неумении унижаться из-за сиюминутной пользы, из-за определенной личной выгоды. Я имею в виду ту самую гордость, о которой так писал Омар Хайям: «Ты лучше голодай, чем что попало ешь, и лучше будь один, чем вместе с кем попало…» Я твердо уверена: если бы мы все обладали разумной гордостью, самоуважением, достойным почитания, в мире не было бы столько мерзостей. Вот почему единственный совет, который я могу дать честным людям, как сохранить себя, таков: будьте горды, ибо это – точно знаю! – высота души! Гордость никогда не позволит себе быть в долгу. С ней в человеке напрочь отсутствует зависть, зато присутствует проницательность, и он знает, что сердце само по себе сияет, словно драгоценная яшма. Такие люди сохраняют в себе первозданный свет сердца, который воистину велик. Мне повезло: я встречала таких красиво гордых людей в своей жизни, тех самых, кто не плачет ни от ран, ни от душевной боли, на чужих дорогах не маячит, и могу сказать одно: больше бы их было на Божьем свете!

В одно из государственных учреждений города на должность руководителя подразделения из Гомеля был направлен Виктор Петрович. На прежнем месте работы, в одном из районов области, коллектив, которым он управлял, за короткое время стал одним из сильнейших в регионе. Перенять опыт работы коллег из небольшого, считай, провинциального городка приезжали отовсюду, в том числе из Мозыря, Жлобина, Светлогорска, других районных центров области. Направляя Виктора Петровича на новое место работы, областное начальство по согласованию с Минском ставило перед ним одну, но весьма сложную задачу: вывести Мозырское подразделение на 1-е место в области, одним словом, показать в другом городе мастер-класс. Через несколько дней работы на новом месте в кабинет к Виктору Петровичу зашел коллега, как говорится, сторожил коллектива, много лет работающий в данном многопрофильном учреждении тоже руководителем одного из подразделений. Поговорив вначале о ничего не значащих вещах, коллега затем без обиняков сказал: «Дам тебе, Виктор Петрович, дельный совет: если хочешь с нами сработаться, а ты – человек приезжий, то должен вести себя соответствующим образом». И рассказал, каким. Спокойно, не повышая голос, Виктор Петрович ответил: «Я приехал в Мозырь не срабатываться, а работать, и не ваш опыт перенимать, а свой переносить…» На том разговор и закончился. Спустя неполный месяц на общем собрании коллектива при подведении итогов работы докладчик, заместитель руководителя учреждения, не удержался, чтобы не пустить стрелу в адрес Виктора Петровича: «Мы думали, что с приходом нового начальника подразделения улучшится его работа, но, увы, наши надежды не оправдались…» Заметьте: это было сказано спустя всего лишь три недели после назначения Виктора Петровича. А руководитель учреждения так прокомментировал это замечание своего зама: «Как приехал, так и уедет отсюда!» Вы думаете, после этого словесного грома гордость и самоуважение оставили нашего героя? Не тут-то было! Виктор Петрович – из особой когорты людей, из той, чья позиция, чьи убеждения не будут колебаться в зависимости от биения своего сердца, от желания услужить кому-то, быть добрым для всех – не те принципы!

Как всегда, с чувством самоуважения, не боясь накликать на себя немилость начальства, руководствуясь чувством собственного достоинства, той самой гордости, о которой так красиво сказала советская поэтесса, он спокойно произнес: «Не вы меня назначали на должность, не вам меня и снимать…» Глава учреждения, стараясь загладить конфликт, пояснил: «Вы меня не так поняли…» «Тогда говорите так, чтобы даже до меня дошло…» – услышал он в ответ. На этом давление на нового руководителя подразделения закончилось. Уже спустя короткое время оно занимало первую строчку в областной сводке: было самым лучшим по достигнутым показателям на Гомельщине и на хорошем счету в республике. Авторитет Виктора Петровича был незыблем. С ним считались все в учреждении, ибо знали: это человек твердых жизненных принципов, устойчивых правил, с чувством собственного достоинства, с чувством гордости, который не станет ни перед кем унижаться, стараясь всем угодить. Я считаю, что такой смелой, красивой жизненной позиции нет достойной похвалы, как говорили древние. А для людей из этой особой когорты гордых, уважающих себя, добрая слава – лучшее наследие, чистая репутация, что жизни суть. Как говорится, народ меня освистывает, но я себе рукоплещу – как признание своей внутренней правоты, вопреки мнению окружающих.

В одном небольшом государственном коллективе города, как гром среди ясного неба, без всякого на то основания, вдруг началась проверка: сотрудники одной областной службы стали прямым образом искать хоть какой-то компромат на руководителя – кто-то сверху дал такую команду. Представители проверяющей службы рьяно взялись за свое дело: они во что бы то ни стало хотели выслужиться перед важным лицом и перед своим непосредственным начальником – за нами дело не постоит, так сказать. Увы, но, несмотря на огромное желание очернить хоть какими-нибудь доказательствами превышения служебных полномочий руководителя организации, у них ничего не вышло: никакого, даже копеечного, факта против него отыскать не удалось! И тогда эти представители области пошли ва-банк: они предложили подписать грязную бумагу-клевету одному ответственному работнику коллектива против своего руководителя.
– Что вам стоит это сделать? Вы же все равно останетесь работать в своей должности, – аргументировали проверяющие свою просьбу. – Не будет этого руководителя, будет другой – какая вам разница?

Молодые люди, приехавшие из области с проверкой, услышали ответ, который, пожалуй, им долго не забудется, ведь они сами не были одарены красивым и светлым чувством собственного достоинства, гордости за свою жизненную позицию, за свои принципы, за свое мировоззрение.

– Я никогда этого не сделаю, потому что, однажды встретившись с этим человеком, не хочу от стыда, от угрызений совести переходить на другую сторону улицы, а хочу смело идти навстречу ему, не опуская головы, – вот каков был сказ.

Вот так. Гордо и достойно был преподан урок нравственности тем, кто мерзостью не брезгует. Скажу одно: у кого они есть, эта самая гордость, сознание и чувство собственного достоинства, тот не боится, что другие сильнее, умнее их, образованнее или красивее… Они не считают себя значительно выше тех, кого они, в свою очередь, превосходят, потому что все это кажется им имеющим очень мало значения в сравнении с доброй волей, за которую они только себя уважают. И ничего больше! Но беда в другом: все правила достойного поведения, на мой взгляд, давным-давно известны человечеству, остановка за малым – за умением ими пользоваться. Или – желанием. Верно подметили древние: истинная гордость, самоуважение, достоинство подобны реке – чем она глубже, тем меньше издает шума. Как человек, которому эти великие качества присущи.

Еще один пример из жизни, о котором с полным правом можно сказать: гордым легче, гордые не плачут… Это часто случается – не знаю, какой уж небесный промысел здесь правит: у самых лучших женщин на земле часто не выкраивается личная судьба, бабье счастье не прописывается на больших духовных квадратах. Что ж поделаешь? Тот самый суженый, тот самый принц вдруг оказывается тем самым ряженым, от которого бежать следует – не оглядываясь, за тридевять земель. Лидия, моя одноклассница, принесла себя в жертву семье. Рано выйдя замуж, она решила, что с ее стороны будет правильно, если все заботы по дому, о детях она возьмет на себя: муж должен сделать карьеру. Так и вышло. Она – берегиня семьи, он – преуспевающий чиновник. Стать таковым ему помогла Лидия: в семейных отношениях без жертвенности не обойтись. Муж успешно продвигался по службе, а жена, словно украшение в янтаре, застыла в семье, положив на ее благополучие всю себя. Теперь богатому и состоятельному мужчине эта женщина стала неинтересна – она не равная с ним по социальному статусу, образованию, общественному положению. Она приняла расставание спокойно: «Я желаю тебе счастья!» Он ушел, как стоял, – ни с чем. И больше в дом к Лидии не возвратился. А она горделиво, с чувством собственного достоинства несла свое бремя тяжести – пусть люди видят: здесь живет счастливая женщина! Не разлюбленной стать – боюсь разлюбить: это корень судьбы надрубить. Это камнем окатным рухнуть на дно. Станет мир черно-белым, как в старинном кино. Это – лучшую песню у сердца отнять… Разлюбить? Нет, уж лучше разлюбленной стать! Ну и что, если осталась одна? В доме Лидии все подстать ореолу женского счастья: чистота да уют. Зашел на пять минут – не покинешь его до вечера: все здесь дышит любовью да согласием. Дочки – мамина гордость: с таким же чувством самоуважения, собственного достоинства. Хоть и росли без крепкого мужского плеча, мать никогда, ни одним жестом не показала, что в чем-то обделена: гордость не позволяла плакать! Музыка, книги, волнения души, доброта и солнечность – вот что в этом тихом немужском семействе было составляющими счастья. И оно однажды тихо постучало в дом: девушки повзрослели, и каждая вышла на свою судьбоносную дорогу с прекрасным бесценным жизненным багажом – высокой духовности, нравственности, истинного христианского понимания вечных земных ценностей. Чувство собственного достоинства, гордости спасло эту хрупкую женщину от большого библейского греха – чувства зависти к другим, более удачным, на чей-то взгляд, судьбам женщин, от бесконечной жалости к себе… А потому ангелы-хранители так же сладко поют за ее спиной и сейчас…

В заключение своего раздумья, расскажу только об одном поступке – но каком характерном! – из жизни кавалера орденов Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции, золотых медалей ВДНХ СССР, обладателя многочисленных Почетных грамот Президиума Верховного Совета БССР, медалей за большой и результативный труд, бывшего председателя колхоза «Прамень Кастрычніка» Валентина Александровича Сазонова. Как заметил мой герой, кто-то живет под прикрытием сил добра, а кто-то – под гнетом зла, как сам он. Вы думаете, из-за этого он сломался? Как бы не так – не тот характер! Его правило: переноси и будь тверд! За 29 лет руководства хозяйством чего он только не пережил! За его железные порядки, которые он устанавливал в самом отсталом хозяйстве района, в Валентина Александровича стреляли, грозились утопить… А он, вопреки всему, никогда не отступал от своих принципов, от чувства собственного достоинства, всегда оставался самим собой. О нем можно сказать: сломишь, но не согнешь! Вот только один факт из этой горделивой и достойной жизни. По личному проекту Валентина Александровича Сазонова – в прежние годы это было позволено! – хозяйственным способом были построены сараи для свинофермы. Кстати, 80% работ здесь было механизировано. Сверху руководителя за это всячески третировали: освободи ферму, и баста! Она – аварийная! К слову, эти так называемые аварийные сараи сломали только недавно, да и то, с трудом. Наверное, человек без чувства гордости, собственного достоинства под таким прессингом свыше сломался бы. Но только не Сазонов! Ему угрожали судом. Прокурор тогда ясно намекнул смелому и принципиальному руководителю: при хорошей характеристике получишь семь лет, при плохой – все десять… А тут вдруг случай судьбоносный подвернулся: хозяйство посетил Петр Миронович Машеров, тогдашний первый секретарь ЦК КПБ. В конце встречи руководитель страны говорит: «Машина у председателя довольно-таки изношенная…» И дает указание: «Выдать Сазонову новый автомобиль». А он в ответ: «Он мне не нужен. Помогите в другом…» Утром следующего дня в Махновичах появились три черные «Волги» с представителями министерства. Они осмотрели помещения свинофермы и уехали в Минск. На следующий день Валентин Александрович получил телефонограмму: в Махновичах состоится республиканский семинар… Вместо суда, вместо выговора по партийной линии принципиальный председатель колхоза, человек с чувством собственного достоинства, самоуважения был представлен к ордену Трудового Красного Знамени…

Для чего я об этом написала? Да все просто: такие красивые поступки людей не имеют временной давности! Как бы изменился мир к лучшему, как бы стало легче жить, ежели бы каждый из нас руководствовался чувством собственной совести, чувством собственного достоинства и чести! Не пресмыкался перед обстоятельствами, не унижал себя, а гордо принимал их, закаливая характер, пройдя через испытания, руководствовался древним принципом гордых и сильных духом людей: если другим позволено, то тебе – нет! Как говорится, если упал, сражался на коленях. Да, совесть – не повесть, в архив не сдашь. Безусловно, с такими характерами, вылепленными из алмаза, жить на белом свете труднее. Такие не будут расстрачивать свою душу на разменные пятаки сиюминутной выгоды – они неподкупны! Кому-то нравятся податливые люди, вроде пластилина, подобно флюгеру на ветру, изменяющие свои взгляды, подстраивающиеся под ситуацию, а мне – иные. Мне милей те, у которых сердце в ладу с совестью, ведь кому никто не плох, кто может быть хорош? Я знаю: мое раздумье не исправит нисколечко мир, но я хочу сказать о другом: свет над ним давно бы превратился в мрак, не будь этих людей-лампадок, о ком вслед за Людмилой Татьяничевой повторяю: гордым легче. Гордые не плачут – ни от ран, ни от душевной боли…

Я счастлива: в моей жизни были такие встречи. Встречи с теми, кто не уступает равному себе, сохраняет достоинство в отношениях с сильнейшим, кто уважает самого себя, чье сердце мягко в счастье и твердо в несчастье, кто совершает заслуги, но не признает их, ибо не желает обнаруживать свою мудрость, кто в себе имеет драгоценный камень, кто не идет по следам других людей, кто подлинно честен и чье достоинство, повторю, подобно реке: чем она глубже, тем меньше издает шума, умеющими возвышаться над обстоятельствами. Я знаю: habent – они есть!

С любовью к читателям Лариса ЧЕРНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *