Взгляд петербургского журналиста

Россия и Беларусь — две ветви одного корня. Два брата. Многие склонны считать, что это один народ. Русский. Фактически это так. Однако белорусы, как и любая другая национальность, все-таки обладают специфическими, только им присущими чертами. В России очень ясно чувствуют эти черты. И воспринимают Беларусь вполне однозначно.

Однажды мне как журналисту довелось побывать в Норильске. Среди прочих встреч одна была с руководителями большого Арктического заповедника. Заместитель директора — доктор наук, уроженка Петербурга, интеллектуалка — удивила своим неординарным взглядом на вещи. Помимо профессиональных вопросов, мы обсудили нюансы заполярной жизни. Между прочим, поинтересовались, почему в этом совсем не южном городе так много выходцев из Украины?

— По причине достойного заработка, — ответствовала женщина.

— То есть вы считаете, что стремление к обогащению — реальная черта украинцев?

— Вполне.

Мы спросили, какая, по ее мнению, черта русских.

— Космополитизм, — ответила она.

— А белорусов, если уж на то пошло?

Она помолчала. — А они — другие, — женщина улыбнулась. — Непохожие ни на кого… У меня к ним очень трогательное отношение.

Белорусы. Казалось бы, неприметный, рядовой народ. Или же нет?

«У меня к ним трогательное отношение», — сказала норильчанка. И я подписываюсь под этими словами.

В чем причина этой трогательности? В чем-то очень человечном, сохраненном, дорогом. И это не растерять, не вырубить. Тем более, Беларусь — одна из немногих стран, которая не пустым словом, а постоянным примером, делом показывает эту чистоту и верность себе. Не случайно и название — Беларусь. Белая. Чистая.

Какие конкретные черты этого народа? Сегодня многие не склонны замечать этого, но в этой стране сохранился культ семьи. Если приехал родственник издалека, из России, другой страны, — съезжаются ближние и дальние. Дети. Много детей. В отличие от Европы, здесь нет правила заводить детей после 30-ти. Трудолюбие. Спокойствие. Сдержанность.

Интересно в этом контексте и отсутствие антисемитизма во всех слоях белорусского социума. Начиная со времен Великого княжества Литовского, когда белорусы и евреи впервые зажили бок о бок, напряжения между этими народами не было. Что прекрасно продемонстрировала, кстати, Вторая мировая война. И по сей день израильское посольство в Минске ежегодно чествует вновь обнаруженных «нееврейских праведников» — людей, прятавших по погребам и чердакам своих домов знакомых и незнакомых евреев. Характерно для белорусов и непредвзятое отношение к лицам «кавказской национальности», на что те отвечают им взаимным уважением.

Однажды я брал интервью у директора одной компании на юге Сибири (построившей целый город и алюминиевый комбинат). Он белорус. В конце разговора традиционно поговорили о семье, и мужчина упомянул своего отца, рассказал о его примере. — Белорусы — очень бесконфликтный народ, — сказал он. — За всю жизнь отец при мне не произнес ни одного бранного слова. Самым страшным было «иди к свиньям». Никогда не вступал ни в какие разборки, просто уходил от таких людей.

И добавил, что для белорусов самый страшный грех — предательство. Сказал без пафоса. Просто в контексте ситуации: — В 90-е годы было очень сложно не поддаться на искушения. То, что еще вчера было черным, называли белым! Мы видели, что нас обманывают. В таких условиях было трудно сохранить трезвость, адекватность.

Он говорил про правду, которую нужно было не предать (к слову, строительная компания тогда достойно избежала краха, массовых увольнений, сохранила 4-тысячный коллектив). И я останавливаюсь на этой черте. Неприемлемость предательства очень показательна для понимания их характера.

Лучше всего ее иллюстрирует пример Великой Отечественной войны. Пример, после которого за эту черту в белорусском народе еще долго можно быть спокойным. Белорусы — народ, который пострадал во Второй мировой больше всех. Здесь погиб каждый третий житель. Почему так произошло? Не случайно. Практически вся Беларусь ушла в партизаны или сотрудничала с ними.

Поведение белорусского народа в этой ситуации сходно с поведением испанцев в борьбе против Наполеона. Французские солдаты в начале ХIХ века заходили в испанские селения, где оставались одни женщины. Они говорили: «Дай продукты». Женщина давала. Они говорили: «Это отравлено, попробуй сначала сама». Женщина ела. Тогда они говорили: «Дай своему младенцу». Она давала пищу своему ребенку. Французские солдаты ели, а потом умирали. Еда была отравлена. Вместе с ними умирали женщины и их дети. Это была Испания. То же было в Беларуси.

Почему погиб каждый третий белорус? Им мстили, их сжигали деревнями, но они продолжали противостоять. Для немцев Беларусь стала сплошной территорией смерти. Таблички «Партизаны, бейте врага беспощадно!» и «Ahtung, Partizanes» сменялись непрерывно повсюду. Нигде фашистов так не пугали партизанские отряды. Нигде это движение не достигло такого размаха. Нигде не было такого противостояния народа.

Брестская крепость. Всю Польшу взяли за месяц. Месяц держался маленький белорусский бастион. Немец уже ушел далеко на восток (300-500 км), а в крепости никто и не думал сдаваться. Подобных случаев сопротивления гарнизонов миллионной армии врага в истории практически нет.

Да, здесь сражались советские солдаты из разных уголков страны. Однако совпадение с белорусской землей не случайно, показательно. Как показательны сегодня слова, сказанные в книге «Брестская крепость» автором Сергеем Смирновым: «В те тяжелые дни отступления легенда о защитниках крепости глубоко проникала в сердца воинов, воодушевляла их, и у многих, как укор собственной совести, возникал вопрос: «А мы? Разве мы не можем драться так же, как они там, в крепости? Почему мы отступаем?» Обратимся к современной истории. Она есть лакмусовая бумажка почище даже Великой Отечественной. Ибо искушение продать себя преодолели не многие. Почти никто не преодолел. Они преодолели.

Я не буду здесь о политике. Просто констатирую несколько известных фактов. Сегодня Беларусь — единственная страна СНГ, которая полностью восстановила и сохранила экономику. В Беларуси процветает сельское хозяйство. Беларусь входит в тройку самых чистых и ухоженных стран Европы. А главное — там здоровая атмосфера. Нравственная! Там нет бешеной рекламы, желтой прессы, грязного мусорного телевидения, бесконечных интим-салонов, одноруких бандитов, улиц, напоминающих разложившуюся собаку. Женщины — честь нации — там не продаются оптом в течение 20 лет, стремясь к «лучшей жизни», и не пополняют бордели Турции, США или Японии. Армия и беспредел там слова несовместимые. Люди не заражены эпидемией обогащения, потребления…

Однажды я путешествовал по Беларуси и спал в вокзале Гомеля. Утром меня разбудил человек. Я открыл глаза. Форма, милиционер!.. Он извинился и спросил, не просплю ли я свой поезд. И никаких этих: «Пошли со мной! Документы! Кто такой?»

Некоторые склонны осуждать ситуацию в этой стране и даже применять термин «режим». А как же не осуждать, хочется ответить, когда Беларусь — последний осколок великой империи, который есть, живет, не проиграл и не думал проигрывать «холодную войну». Западу, понимаете ли, нужна была полная безоговорочная капитуляция, а тут — эти.

Беларусь сегодня — это очаг правды, не сдавшийся и не продавшийся. Оазис, выстоявший посреди пепелища. Это пощечина либеральному миру, торжество настоящей свободы. Фабрикуемые и культивируемые в мире обвинения против «последнего в Европе режима» — это страх. Страх, что не все продается.

Трогательно, когда к Лукашенко приезжают лидеры Венесуэлы, Северной Кореи, Кубы… Маленькие разбросанные крепости, где укрылись гордые и чистые народы, не желающие пятнаться и пачкаться, говорящие на белое — белое, а на черное — черное. На них смотрят с оглядкой, их невольно уважают.

В Беларуси, безусловно, есть свои недостатки. Тем не менее, эти издержки ни в коей мере нельзя сравнивать с той катастрофой, которую терпят соседи, включая нашу страну.

В марте 2006 года радио «Эхо Москвы» провело любопытное голосование. Точнее, любопытными оказались его итоги. Вопрос был: «Кого бы вы хотели видеть на посту президента России?» Был представлен список кандидатов, в том числе наш и ваш президенты. 82% опрошенных отдали предпочтение Александру Лукашенко. Восемьдесят два! И эти цифры лучше всего характеризуют отношение россиян к Беларуси, белорусскому народу и его лидеру.

Юморист Михаил Задорнов как-то заметил: «Ну ладно, украинцы сдались. Время пройдет, быть может, и Россия сдастся… Ладно. Ничего. Белорусы вытянут. Они не сдадут». Шутил он, как всегда, серьезно. И добавил: «Потому что до сих пор Беларусь — это один большой партизанский фронт, просто так они не сдадутся».

Сергей Прудников, г.Санкт-Петербург.