Творил в Мозыре Мастер

В расцвете творческих сил оборвалась жизнь Михаила Васильевича ВАСКОВСКОГО – замечательного человека и гражданина, талантливого мастера, художника, с творчеством которого знакомы не только мозыряне, но и многочисленные гости города над Припятью. Может быть редко, но такое случается, когда актер умирает на сцене, художник падает с кистью в руках у мольберта. Михаил Васковский умер за гончарным кругом…

Есть крылатая фраза «спешите делать добро». Чего греха таить, по-житейски, легковесно и порой несерьезно мы относимся к назиданиям подобного рода. Иногда вовсе забываем и далеко не всегда спешим. Для Михаила Васковского делать добро было правилом и принципом жизни. К его искусным творениям окружающие успели даже привыкнуть. Благодаря творению рук мастера в центре города появилась колоритная скульптурная композиция из глины – старушка с миской монет и дедушка с фонарем, олицетворяющие жизнь крестьян-полешуков. Прилегающую территорию отделения «Беларусбанка» по улице Пролетарской украшают своим присутствием фигурки сказочных героев Буратино, Лисы Алисы и Кота Базилио. Проходя по улицам города, взгляд невольно притягивается и к другим удивительным образам – творениям талантливых рук, застывшим навеки в природной глине. Это и всевозможные кувшины, сказочные водолеи, цветочные башмаки, корчаги… Они как теплые и приятные предметы интерьера добавляют нашему городу особый шарм, отождествляют и оживляют его, делают более уютным, неповторимым, своеобразным и гостеприимным. Трудно даже перечислить, что сделано талантливыми руками мастера не только в Мозыре, но и в Калинковичах. Некоторые его работы сделали уютнее и уголки столицы нашей республики – Минска. Керамические скульптуры Васковского завораживают и впечатляют, наталкивают на раздумья и воспоминания. Возле них останавливаются прохожие, удивленные и восторженные, фотографируются на память, восхищаются их неповторимостью. Скульптура – это одна из ярких граней талантливого мастера, появившаяся в последние десять лет его творческой деятельности. Наступательному и жизнеутверждающему «выходу в город» в творчестве Васковского предшествовал 30-летний период работы на Мозырской фабрике художественных изделий, где он начинал оттачивать мастерство как выпускник керамического отделения Бобруйского художественного училища. Эти десятилетия в истории фабрики можно назвать взлетными. Запоминающимся автографом стали его русская матрешка и умудренный жизнью неунывающий полешук, которые прославились на весь мир. Грубовато-фактурная и красно-коричневая терракота (обожженная глина) превратилась в подлинный полесский шедевр. Случилось это благодаря тому, что судьбе угодно было подарить нашей земле двух одержимых глиной фантазеров и неутомимых тружеников: вначале – Николая Никитовича Пушкаря, а потом его ученика и последователя – Мишу Васковского. Первый открыл производство, довел до планки национального сувенира, второй – углубил, расширил, отточил до совершенства его мастерство и тематику. Качество каждого образца стало делом его чести. Редкая для нашего времени добропорядочность, принципиальность стали его отличительными качествами. За них Михаила Васильевича уважало руководство, ценили коллеги, друзья и ученики. Керамический мир художника Васковского был необычайно богат и технически разнообразен, что отмечалось наградами многочисленных городских, областных, республиканских и даже зарубежных вы-ставок. В числе лучших разработок (1976 г.) прошедших десятилетий – коллекция зубров, покрытых глазурью, играющей богатой  цветовой гаммой (от малышек до великанов по своим размерам), которая в свое время стала вторым символом Беларуси. Особое место в творческой лаборатории мастера занимала всегда керамика, изготовленная путем «дымления». Восходящие к временам античности изысканностью формы и совершенством исполнения кувшины и кувшинчики, горшки и горшочки (одиночные и сдвоенные), чаши и чашечки – легчайшие по весу, отполированные до гладкости стекла, отсвечивающие синевато-черным блеском изделия, придававшие всем выставкам особый шарм. Вероятно, поэтому их  высоко ценили ведущие республиканские специалисты-«прикладники». В его изготовлении была также неизменно привлекательной и оригинальной и керамическая посуда: наборы для молока, кваса, чайные и кофейные сервизы, декорированные лепниной или легким узорным рисунком вазы для цветов, всевозможные подсвечники, свистульки в виде птиц и зверей, напоминающие сказочных и мифологических персонажей… К слову, за участие во всемирной выставке свистулек в Италии в 1995 году Васковский был удостоен почетного знака. После этого пятнадцать лет подряд был участником подобных выставок под эгидой Всемирного музея. Кроме Италии, керамика Васковского выставлялась в Бельгии, Югославии, Польше, Финляндии, Индии, Ираке. Везде его изделия отмечались высокими наградами: дипломами, медалями, почетными знаками, грамотами. Во времена СССР на ВДНХ в Москве его работы награждались серебряными и бронзовыми медалями.

На ежегодном фестивале «Славянский базар» в Витебске к сувенирам мастера всегда выстраивались целые вереницы желающих увезти с собой частичку Беларуси, олицетворение национальной красоты, запечатленной в глине. Около него, статного, добродушного и голубоглазого, с приветливой улыбкой гончара в широкополой соломенной шляпе и в расшитой белорусским орнаментом рубахе, с его затейливыми «бондарамі і піваварамі, рыбакамі і паляўнічымі, млынарамі і дойлідамі, кавалямі i бортнікамі», стремились запечатлеться на память съехавшиеся отовсюду люди. Не без гордости делился наш земляк и ошеломляющим успехом белорусских мастеров в Венесуэле,где принимал участие в составе белорусской делегации, и о том, как лично вручал Уго Чавесу оригинальную керамическую вазу от белорусских гончаров…  Вот те самые искрометные и запоминающиеся фрагменты жизни мастера. Высокое звание «Народный мастер Республики Беларусь» ему было присвоено в 2005 году. К сожалению, неосуществленной мечтой скульптора осталась достойная мастерская с подобающими гончару условиями для работы. У него была масса планов и задумок, которым не суждено воплотиться в жизнь.

Глина… Он называл ее живой, поющей, дышащей.

Впервые он встретился с ней в детские годы на одной из ярмарок Толочинского района Витебской области, куда его привез дедушка. Родился он в 1950 году в деревне Ильинка на Витебщине. Там и «заболел» искусством гончара, увидев ту самую «задымленную керамику», которую позже (едва ли не единственный в республике) по крупицам станет возрождать в своем творчестве. И в последние минуты жизни руки мастера  были в глине… Оставил «вакантным» свое рабочее место носитель и вдохновитель национальной культуры, полесский «Мистер Эксклюзив», как назвал художника в газете «Культура» два года назад один из ее корреспондентов, для своих учеников, с которыми делился творческими секретами в кружке «Живая глина» при центре детского творчества. Чтобы на Полесье глина «не умерла», теперь вся надежда на них. Как и то, чтобы в их творчестве увековечилось имя мастера, продолжились его идеи, воплотились нереализованные планы и мечты.

Как ни тяжела боль утраты (слишком мало прошло времени с того рокового дня), но скажу слова, идущие от сердца: такой конец жизни «на людях – красный» у Всевышнего заслуживают не все.

Тамара АНИСИМОВА по поручению всех благодарных мозырян.

Творил в Мозыре Мастер: 3 комментария

  • 08.05.2012 в 23:07
    Permalink

    Умирал художник, было светло умирать,
    Разрыдалось вороньё в жёлто-синих полях.
    Пусть подсолнухи свои он продать не успел,
    Но и семечками тоже не стал торговать.

    Сине-жёлтая печаль вместе с ним умерла,
    Заблудилась в небесах и упала дождём
    На холсты, уйти с которых она не смогла,
    Сквозь которые мы сами когда-то уйдём.

    Прибывает на земле куполов золотых,
    По ушам колокола непрерывно звенят.
    В апельсиновом раю прибывает святых,
    Только святости всё меньше, такая фигня…
    (СадЪ, «Ван Гог»)

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 08.05.2012 в 14:16
    Permalink

    Где находиться музей Пушкаря, кто знает?

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *