Вам клянемся мы веснами, светом собственных глаз и огнем над метелями, хлебом и колыбелями быть достойными Вас!

Праздничные строчки главного редактора

Поклонимся великим тем годам – всем славным командирам и бойцам. Всем маршалам страны и рядовым, поклонимся и мертвым, и живым – всем тем, которых забывать нельзя, поклонимся, поклонимся, друзья!

Эта картинка из далекого детства – как военная хроника: точная, волнительная, живая… Бог мой, столько лет пролетело, прошумело над моей головой, я смотрю на мир давно глубоко и философски, но она, та картинка, до сих пор в памяти моей, в сердце моем, в глазах моих живет. И даже с высоты житейской мудрости своей я не знаю, что тогда меня так потрясло, маленькую девчушку с большими белыми бантами, красивой, большой куклой в одной руке и головками алых, горящих цветов в другой, девочку из провинции, из тихой, мирной и спокойной жизни, отдаленной от войны несколькими десятками лет…

Я приехала в Москву с мамой накануне 9 Мая – великого праздника Великой Победы – в гости к тете, сестре, бабушке. Здесь, в столице огромной страны, распростертой от северных до южных морей, жили мои родные – самые дорогие люди на свете. Но, приезжая на встречу к ним, мама, директор сельской школы, всегда старалась нам, детям, что-то открыть новое в городе на Яузе-реке, поводить по известным московским театрам, музеям, историческим местам. Одним из них был Александровский парк. Здесь, у Кремлевской стены, находится Могила Неизвестного Солдата и горит Вечный огонь. На мраморной плите золотыми буквами написано: «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен».
В унисон огню горели на могиле красные цветы, как капли пролитой солдатом крови. И было очень тихо, было печально и торжественно вокруг. К огню, который неукротимо рвался из чаши в небо, вверх, будто стремился к тем светлым и великим душам, воспарившим в небеса однажды, и в честь которых он пылал и днем, и ночью, и в снег, и в дождь, подходили и подходили ветераны… Их безошибочно можно было узнать среди других лиц: люди, смотревшие смерти в глаза, имеют особый взгляд, особую стать, особую походку. Они стояли у Могилы Неизвестного Солдата и… плакали.

«Разве взрослые плачут?» – удивилась я и подошла к одному фронтовику. Седой, весь в орденах и медалях солдат, без ноги, он был на протезе, вытирал платочком слезы – не сдерживаясь, не стыдясь других. Позже я прочитала у фронтового поэта Сергея Орлова такие вот щемящие строчки: «Его зарыли в шар земной, а был он лишь солдат всего, друзья, солдат простой, без званий и наград. Ему как мавзолей земля – на миллион веков, и Млечные пути пылят вокруг него с боков. На рыжих скатах тучи спят, метелицы метут, грома тяжелые гремят, ветра разбег берут. Давным-давно окончен бой… Руками всех друзей положен парень в шар земной, как будто в мавзолей…»

– Дяденька, а почему Вы плачете? Вам больно? – спросила я у фронтовика и протянула для утешения солдату все, что было у меня в руках: куклу и гвоздики…

Ах, Боже Великий! Ах, Боже Праведный! Он взглянул на меня сквозь пелену слез, и улыбка – улыбка Победителя – красивая, чистая, сердечная, щемящая, добрая, искренняя, лучезарная, приветливая – появилась тотчас на его печальном лице. Солдат вздохнул легко и чисто, и было такое ощущение, что снова в его уставшей душе, как в майском светлом небушке, выглянуло солнышко, спрятавшись было на несколько минут за набежавшую тучку горестных воспоминаний…

О чем думал Победитель, глядя в распахнутые ему навстречу бирюзовые глаза ребенка? Сегодня я знаю, о чем: не чернила, а кровь запеклась на земле, где писала любовь свою повесть в седле. Этой повести строки поныне красны: вы о нас, сыновья, забывать не должны! Все, что мы защищали, – и вам защищать, все, что мы завещали, – и вам завещать! Потому что свобода не знает цены, вы о нас, сыновья, забывать не должны!

Сегодня я знаю, о чем думал тогда старый солдат: во имя жизни на земле, а я была в ту пору олицетворением этого торжества – маленькая в бантиках девочка, радостная и счастливая, и он не щадил своей жизни, он шел на смерть ради будущего. Сегодня я знаю, почему у Вечного огня Солдаты войны не стыдятся слез своих. Это Марина Агашина: «Пролетели года, отгремели бои, отболели, отмаялись раны твои. Но великому мужеству верность храня, ты стоишь и молчишь у Святого огня. Ты же выжил, солдат, хоть сто раз умирал, хоть друзей хоронил, и хоть насмерть стоял. Отчего же ты замер – на сердце – ладонь? И в глазах, как в ручьях, отразился огонь. Говорят, что не плачет солдат – он солдат, и что старые раны к ненастью болят. Но вчера было солнце, и солнце с утра… Что ж ты плачешь, солдат, у Святого костра? Посмотри же, солдат, – это юность твоя, у солдатской могилы стоят сыновья. Так о чем же ты думаешь, старый солдат? Или сердце болит, или раны горят…»
…Их, увы, становится все меньше и меньше – Победителей, Освободителей, Солдат войны, тех, кто добыл для нас Великую Победу. Свою 67-ю мирную весну они, ветераны Второй мировой, встречают, несмотря на слабое здоровье, в строю, как и положено Победителям. Все лучшие свои послевоенные годы они трудились на обновлении земли своей. Трудились старательно, по совести, а ведь по-другому старая гвардия не умеет. Пусть сила в руках уже не та – не беда! Другие хорошие дела нашлись сегодня для фронтовиков: встречи с молодежью, воспитание юношей и девушек на примерах мужества, отваги и доблести. Вот ведь как бывает: человек, прошедший военными дрогами, не ищет привала. Да не нужен он ему вовсе! Может, в том и заключается необъяснимая сила земного притяжения, что пока человек ощущает себя в строю, как солдат, Небеса дают ему силы для боя. Пусть не похожего на тот, военный, но все же… Ибо, чтобы помнить имя свое, надо неустанно трудиться. И это знают Солдаты Победы.
Я очень хочу, чтобы еще долго-долго жили под голубым небосводом мои земляки, Солдаты войны Константин Гаврилович Высоцкий, Павел Петрович Котляров, Анастасия Ефремовна Кошевникова, Екатерина Филипповна Романова, Павел Павлович Германов, Виктор Иванович Фокин, Илья Федорович Михалко, Иван Зинонович Беленький, Николай Петрович Карпов, Емельян Семенович Куперман и многие-многие другие, все, кому мы обязаны счастьем своим – за чистый рассвет и такой же закат, за земляничную полянку на краешке леса, за смех, за любовь, за ландышевые белоснежные островки, за качели, взлетающие до небес, за хорошие вести, приходящие в дом, за нежные и лучезарные глаза детей… Воистину великие это люди – Солдаты войны. От случая к случаю и только по праздничным дням одевают они на свои скромные костюмы большие и заслуженные награды, чувствуя даже какую-то неловкость от повышенного к ним внимания людского. А ведь в каком неоплатном долгу мы все перед ними! Думаете, требуют себе фронтовики особых льгот и внимания? Нет, конечно. Работали, пока силы позволяли, жили в ладу с совестью, довольствовались малым, людей уважали, радовались простому земному счастью. Вот и вся, пожалуй, формула достойного земного бытия старых солдат-воинов. Воинов, четыре года толкавших землю, как писал Владимир Высоцкий, от себя, от себя, от себя…
Среди тех, кто в День Победы, как всегда, придет на Курган Славы, чтобы поклониться тем, кто стал травой и землей, тем, кому судьба уготовила другой жребий – быть зарытым в шар земной, как будто в мавзолей, будет и Константин Гаврилович Высоцкий. Я знаю этого сильного, мужественного и доблестного Солдата войны много лет и до сих пор не перестаю удивляться его великой душе, его великой жажде жизни, высокому полету его души, высокому биению его сердца и величию фронтовика, свойственным, впрочем, всем высоким помыслами людям. Вы только подумайте: пронести живой свет своих глаз, пройдя кромешный ад земной! Если бы Константину Гавриловичу предоставили слово, я знаю, о чем бы он сказал: о тех, кто не дожил до майского победного салюта. Ветераны ничего не просят. Самая большая награда для них – услышать такую клятву сыновей: «С головами поникшими над отцами погибшими встали мы. Им, как будто бы мысленно, тихо мы и не выспренно говорим: «Эхо Вашего голоса, зерна Вашего колоса – это мы. Меж годами посредники, Вашей славы наследники – это мы! Верность Вашему воинству и мужскому достоинству мы храним! Верность Вашей душевности и святой Вашей верности мы храним! Сами ставшие взрослыми, Вам клянемся мы веснами, светом собственных глаз и огнем над метелями, хлебом и колыбелями быть достойными Вас!»
Спасибо Вам, фронтовики, и сердцем, и памятью нашей! Взлетай же выше, до самого поднебесья, праздничный салют! Гулким, звонким эхом разлетись по всему шару земному – мы чествуем Победителей! Это их точеный и размеренный шаг раздается сейчас по Планете. И в этой минутной тишине, опоясавший твердь земную, да замрут на мгновение все звуки, и только, подобно большому Набату, да будут слышны под куполом Господним удары наших сердец, благодарных сердец: тук-тук-тук…

И будто Гимном Жизни, Добру и Свету – всему тому, что вернули человечеству Солдаты войны, – прольется над миром подлунным в сей миг святой беспечный детский смех, и забьются учащенно сердца трех поколений от увиденного вновь великого символического действа: маленькая, в белых бантиках девчушка подбежит к живому Воину-Освободителю и принесет ему в подарок алые, пылающие головки цветов…

Так чего же ты плачешь? На сердце – ладонь, а в глазах, как в ручьях, отразился огонь… Ну вот и вновь живым изумрудом заявил о себе Май – Великий, Победный, Памятный. Молодые ветра зелены… Просыпаемся мы, и грохочет над полночью то ли гроза, то ли эхо прошедшей войны…

Лариса ЧЕРНАЯ, отличник печати Беларуси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *