Криминальный отдел «Жыцця Палесся»

Разговор у нас и прям, и груб — две проблемы мы решаем глоткой: где достать недостающий рупь, и кому потом бежать за водкой…

На что привешены нам руки, как не на то, чтоб брать?

Что ни говорите, а людей, по большому счету, связывают общие интересы.  Другое дело, что они, эти интересы, соответствуют уровню развития человека и бывают разные —  от кочки до Казбека — в зависимости от гражданина. Одних тянет к звездам — долетают до самого солнца, ну, а другие живут сообразно строчек Владимира Высоцкого: «Ну о чем с тобою говорить? Все равно ты порешь ахинею, — лучше я пойду к ребятам пить, у ребят есть мысли поважнее. Разговор у нас и прям, и груб  — две проблемы мы решаем глоткой: где достать недостающий рупь, и кому потом бежать за водкой…» Так вот, о первой части стиха великого поэта: где достать тот самый недостающий рупь? У граждан без моральных дефектов, без патологии, известное дело, ответ напрашивается сам собой: разумеется, заработать! Но это у сознательных людей. А есть и другие, о которых очень метко сказал все тот же Владимир Семенович: «Ничего, я им создам уют, живо он квартиру обменяет… У них денег куры не клюют, а у нас на водку не хватает…»

Водятся такие человеческие особи и в нашем городе. Вот каков их принцип жизни: «Город уши заткнул и уснуть захотел, и все граждане спрятались в норы. А у меня в этот час еще тысячи дел, —  задерни шторы и проверь запоры! Только зря: не спасет тебя крепкий замок, ты не уснешь спокойно в своем доме, — потому что я вышел сегодня на скок, а Колька Демин  — на углу на стреме. И пускай сторожит тебя ночью лифтер, и ты свет не гасил по привычке, я давно уже гвоздик к замочку притер. Попил водички и забрал вещички… А потом до утра можно пить и гулять…» В этих полупустых, хочу сказать, головах, несмотря на не стесненность пространства, места для ума как раз и не остается. Всего одна-единственная мысль шастает в мозгу: «от ходки до ходки», говоря зэковским языком. Для законопослушных людей поясню: это значит от отбытия срока за кражу до следующего срока, «впаянного» судом по заслугам за воровство. «Я не давал товарищам советы, но знаю я — разбой у них в чести, —  вот только что я прочитал про это: не ниже трех, не выше десяти…»

Я сам добыл и сам пропил, и дальше буду делать точно так

Итак, будьте, честные люди, на стороже, ибо знайте: живут в д. Прудок по ул. Советской, 80 два братца —   Роман и Владимир Абрамовы. Возраста они уже не младенческого: 26 и 20 лет. Того самого возраста, когда надо думать своей головой, а не плыть по течению жизни. Похвалиться тем, что чего-то уже успел достичь, старший из братьев, Роман, не может — нет у него даже среднего образования, трудами праведными он тоже себя не отягощает: зачем? Божья птичка, и та корм себе находит! На что ж привешены нам руки, как не на то, чтоб брать? Свою житейскую убогую философию Роман Абрамов передал и младшему брату: не напрягайся! Пусть другие в поте лица добывают хлеб насущный, а мы воспользуемся плодами их усилий.

«За пьянками, гулянками, за банками, полбанками, за спорами, за ссорами, раздорами ты стой на том, что этот дом, пусть ночью, днем, —  всегда твой дом: бери, что хочешь, в нем…» За душой у Романа — ни гроша, зато судимостей хватает —  вполне достаточно, чтобы дружки «зауважали». «Авторитет», что и говорить: в таком цветущем возрасте кто может похвалиться, что имеет наказание в виде ограничения свободы, подписку о невыезде? Характеристика, хочу сказать, вполне «за-служенная», чтобы быть авторитетом у братца меньшего, Владимира. Так вот ему учение Романа пошло на пользу. Вот и вышел как-то вечерком Владимир, практикант Мозырской сортоиспытательной станции, на дело: он предполагал, что в д. №76 по ул. Советской в д. Прудок никого нет, и решил совершить кражу какого-либо имущества. Выставив оконное стекло, он проник в дом. Хватал все, что попадалось на глаза: дорожный велосипед, макароны, подсолнечное масло и другие продукты. Взвалил все это на велосипед, и айда домой! А его затем разобрал на запчасти. Лиха беда начало, как говорится. После первой кражи потянуло на вторую. Заглянул теперь он вместе с Романом в дом № 71 по той же улице, предполагая поживиться какими-нибудь предметами из металла, чтобы впоследствии сдать их на лом… И, действительно, в сарае было то, что братья-воры искали: металлическая ванна, два плужка, чугунки, алюминиевые кастрюли, детский велосипед, вилы, лопаты…

Суд Мозырского района назначил Владимиру Абрамову наказание в виде исправительных работ сроком на два года с удержанием в доход государства 10% из его зарплаты по основному месту работы, а его старшему брату, Роману, — наказание в виде ареста сроком на 6 месяцев.

Сделав вид, что уж все позабыто, отбежав на полсотни шагов, обзовет меня кто-то бандитом, хулиганом — и будет таков…

Знайте: и этот человек имеет руки длинные, как говорят белорусы, он «ласы на чужыя каўбасы», —  мозырянин Александр Жолудь, ранее судимый, житель ул. В.Хоружей. Народная пословица молвит: доверили козлу капусту сторожить. Это я к тому, что Александр Анатольевич, работая грузчиком в магазине №6 ОАО «Универсам «Центральный», расположенном по ул. Куйбышева, 35, имея свободный доступ к товарно-материальным ценностям, возгорелся враз обогатиться — благо все продукты были под рукой! Воспользовавшись тем, что за ним никто не наблюдал, —  свои же люди, не чужие! — он из различных помещений магазина столько всего утащил, что перечислить это на газетной полосе весьма сложно. Скажу лишь, что грузчик Александр Жолудь был жаден до всего: и на сигареты, и на шоколад, и на конфеты, и на коньяк, и на шампанское, и на сыр, и на семгу, и на сельдь, и на сметанку… Да что там! Даже полимерные пакеты в мешок побрасал! Вот уж воистину: живет не по карману, а по обману. Не та рука плоха, что держит свое, а та, что тянет чужое. Да, народная мудрость точно подмечает: влез кот на сало, да кричит: «Мало!» Но, как говорится, сколько вору ни воровать, а ответа не миновать.

Суд Мозырского района признал виновным Александра Жолудя в тайном хищении имущества, совершенном повторно, и назначил ему один год исправительных работ с удержанием в доход государства 10% из его заработка.

Так зачем мне стараться? Так зачем мне стремиться? Чтоб во всем разобраться, нужно сильно напиться

Из этого же воровского ряда — и мозырянин Иван Филиппович Кадол с ул. Калинина с полным набором частицы «не»: не имеющий среднего образования, семьи, неработающего, военно необязанного. Главное, что этот немолодой уже человек осознавал, что хочет —  именно так! — совершить преступление, поскольку преследовал корыстную цель: заполучить чужое добро. Как говорится, с кружки по капле — буфетчице дом. Украдешь иголку, а потом и коровку. Вот только одного не уразумел человек в летах: воровство не к прибыли, а вору к погибели. Итак, в один из погожих деньков Иван Филиппович, умышленно, с целью завладения чужим имуществом, проник на дворовую территорию одного из домов по ул. Калинина г. Мозыря. Вожделенным предметом для вора стала металлическая печка весом 115 кг… Вы думаете, на том хищение Иван Филиппович закончил? Увы! В тот же день он снова прогулялся по родимой улице, выглядывая, куда бы опять заглянуть, что бы еще украсть у соседей… Его взгляд привлекли три чугунные решетки стоимостью почти один миллион рублей — чем не добыча? Только, опять же сошлюсь на русскую пословицу, сколько веревочку не вить, а концу быть, а потому сколько вору не воровать, а ответа не миновать. Несколько слов о 54-летнем воре: характеризуется Иван Кадол отрицательно, ранее привлекался к уголовной ответственности, имеет склонность к злоупотреблению спиртными напитками и антиобщественному поведению, постоянного источника дохода не имеет — существует за счет сбора вторичного сырья и сдачи его заготовителям.

Суд Мозырского района признал Ивана Филипповича Кадола виновным в тайном похищении имущества и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год.

 Сколько я ни старался, сколько я ни стремился —все равно я спивался, все равно я катился…

Земли, как известно, везде разные. На одних все растет, а на других что ни делай, все равно недород будет. Так и люди. Одни живут в чести с законом, а другие ищут способ прихватить чужое —  на что привешены нам руки, как не на то, чтоб брать? В числе тех, кто руководствуется этим правилом, —  Юрий Кравец, 1961 года рождения, житель ул. Нефтестроителей. Когда Юрий Леонидович еще работал плотником в ЖЭУ №4, он был направлен мастером участка для выполнения работ в подвальном помещении дома №216 по б.Юности. Но кто ж, по глубокому убеждению Юрия Кравца, идет на работу трезвый? С утра выпил — день свободен, как говорят. Вот и плотник Кравец руководствовался этим правилом, а потому перед тем, как взяться за дело, он хорошенько опохмелился. Зайдя в подвальное помещение, у него сразу же в голове появились другие мысли: работа не волк, в лес не убежит, не лучше ль совершить кражу из какого-нибудь подвала? А какой же плотник без ножовки? Легко распилил навесной замок на одном из подвалов и открыл дверь. Что прихватил из чужого добра этот работник ЖЭУ №4? Аккумулятор, ящик с пивом, зарядное устройство и прочее не свое имущество. Но тут случилось непредвиденное: в подвал зашли два парня, которые быстро вышли и закрыли дверь, так что вор уже не мог оказаться на улице. Через некоторое время дверь подвала вновь открылась, и вошел мужчина с теми же парнями. Это был хозяин похищенного имущества, а чуть позже туда заглянули и сотрудники милиции, которые вора задержали и доставили в отдел.

Суд Мозырского района признал Юрия Леонидовича Кравца виновным в покушении на тайное хищение имущества и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 30 базовых величин, что составляет 3 млн руб. Да, жалок бывает человек, нищий духом: похож воистину тогда он на заблудшую овцу…

Бросить пить? Видно, мне не cудьба, — все равно меня не отчеканят на монетах заместо герба. Но я не жалею!

Живут в д. Митьки по ул. Советской два друга, два вора — Виталий Задворский и Анатолий Цирибко. И хотя разница в летах у них существенная — одному 60 лет, а другому немногим больше 20-ти, связывают этих людей простецкие интересы — воровские. Пенсионер Виталий Задворский, имеющий лишь базовое образование и находящийся под подпиской о невыезде, и неработающий Владимир Цирибко, имеющий такой же образовательный ценз, однажды решили в свою скучноватую и однообразную жизнь привнести немного адреналинчика — сходить на дело. Для смелости изрядно подвыпив, и стар и млад пошли за добычей. Они проникли в одну из квартир, расположенную в 1-этажном доме №1 по той же улице, где сами жили. Один стоял на стреме, а второй хватал все подряд, бросая чужие вещи в мешок: алюминиевую крышку от стиральной машины, станок для отжима белья, коловорот, металлическую крышку с кастрюли, одним словом, все из металла, чтобы потом добычу сдать и на полученные деньги хорошенько погулять. Но, увы, свой преступный умысел эти люди не смогли довести до конца: они были задержаны сотрудниками милиции.

Суд Мозырского района признал Виталия Владимировича Задворского и Анатолия Владимировича Цирибко виновными в покушении на тайное хищение имущества и назначил им наказание в виде ареста сроком по три месяца каждому.

У ребят — серьезный разговор, — например, о том, кто пьет сильнее. У ребят широкий кругозор —  от ларька до нашей бакалеи…

Я нарушу важнейшее правило журналистов — делать из всего вывод, потому что считаю, в данном случае это будет моим бессмысленным пожеланием: эти нищие духом люди, о которых я рассказала читателям, меня не услышат, ибо живут в соответствии со своими убогими взглядами — день да ночь, сутки прочь, не пропадешь ведь без работы — поворуем, все достанем! Как писал Владимир Высоцкий, «мы вместе грабили одну и ту же хату, в одну и ту же мы проникли щель,— мы с ними встретились как три молочных брата, друг друга не видавших вообще. Моя мать —  давай рыдать, давай думать и гадать, куда, куда меня пошлют… Моя мать — давай рыдать, а мне ж ведь, в общем, наплевать, куда, куда, меня пошлют…» Знаю одно: у людей, которых я назвала в статье, ничего от морали не осталось. Как иначе объяснить, что ни одного из них не потревожила совесть? Не остановило чувство душевного самосохранения, наконец? Почему ни у кого не дрогнула рука от того, что чужое берут? А написала я про сельских и городских воров с одной лишь целью: чтобы законопослушные граждане знали их в лицо и на дух к себе не подпускали, пуще ока своего берегли добро, ибо, как говорит пословица, не там вор ворует, где много, а там, где оплошно. Берегите свои жилища, ибо вразумлять этих так называемых сыновей лейтенанта Шмидта важнейшей библейской заповедью «Не укради!»  бесполезно. В семье — большой человеческой — не без урода. Но то, что каждый из нас — кузнец своего счастья, это точно. И если человеческое достоинство в самом расцвете жизни (от 23 до 35 лет) можно разменять на пачку крупы, то что можно сказать о таких гражданах? Лишь одно: жалкие люди!

Лариса Цветаева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *