Мозырянин взял бронзу на международной олимпиаде по биологии

«Если что-то делать, то хорошо. Или не делать  вообще», — резюмировал нашу беседу круглый отличник с 1-го класса, соответственно, золотой медалист, обладатель аттестата за курс средней школы (окончил СШ №14) достоинством в 10,0, дважды бронзовый призер международной олимпиады по биологии, ныне — студент 1-го курса Минского медицинского университета и просто обаятельный молодой человек Владимир Гриневич.

Мозырянин Владимир Гриневич (газета "Жыццё Палесся"), дважды бронзовый призер международной олимпиады по биологии
Со своими гидами по Сингапуру Владимир успел завязать дружбу.

Каюсь, буквально сняла парня с чемоданов: наша встреча состоялась накануне его отъезда на учебу. Отпустить в столицу такого героя, не задав ему парочку традиционных вопросов, уж извините за пафос, было бы непростительно. О впечатлениях от напряженной недели в Сингапуре, о яблоках со своего сада, вкуснее которых нет, а также о том, почему олимпиадникам в шутку (или всерьез?) учителя рекомендуют без особой въедливости  штудировать школьные учебники — в нашем интервью.

— Владимир, как относишься к тому, что многие педагоги, администрация школы, которую окончил, называют тебя гением?

— Это смущает. Возможно, у меня есть способности, которые выделяют меня из круга сверстников, но гением себя точно не считаю. Гений для меня — это Эйнштейн, открывший теорию относительности, или, например, Перельман, доказавший теорему Ферма.

— Как бы сам себя представил нашим читателям?

— Образованный. Интеллигентный. Принципиальный. Обычный парень.

— Я думала начнешь примерно так: бронзовый призер… Раз коснулась этой темы, расскажи, пожалуйста, о последних по счету, сингапурских соревнованиях. Правда, что медаль оказалась для тебя слегка горьковатой на вкус?

— В этом году организаторы приняли весьма странный подсчет баллов, критерии оценки остались непонятными и для представителей нашего  Министерства образования. По рейтингу у меня выходило серебро, но после перерасчета, вдруг устроенного организаторами, — бронза. Нужно сказать: белорусские ребята, как обычно, здорово справились с теоретической частью. Кстати, в этом туре нам на этот раз подложили большую собаку. Только перед выполнением заданий стало известно, что части «А» не будет, что в тестах несколько правильных ответов. Это было координационное решение полугодовалой давности 4-х стран, неясно, почему они не поставили в известность  об этом своих соперников заранее. Было много заданий, связанных с азиатскими экологическими теориями, с которыми европейцы не сталкиваются ни в школьной, ни в вузовской программе. Это мы связали с тем, что главный куратор олимпиады — эколог.

Обидно другое: практическую часть мы выполняли на оборудовании, которого в глаза до этого не видели. Пока разобрались… Шаблонных упражнений не было, нужно было хорошо и, что немаловажно, быстро думать. Для азиатских же участников задания не представляли особого труда. Как они сами потом говорили, это был для них обычный лабораторный практикум. И это не было большой неожиданностью: система образования тихоокеанских тигров признается одной из самых совершенных, а по уровню развития, в частности, биологической науки они давно обошли и Европу, и США. У них есть такое понятие, как «высокая школа», когда изучение предмета соответствует уровню 1-3 курсов наших вузов. Белорусская же школьная программа не адаптирует к успешному  участию в международных  олимпиадах. Это не только мое мнение, так считают и биологи наших ведущих университетов.
Уверен, если бы белорусская сборная имела возможность познакомиться с оборудованием до олимпиады, наши медали были бы весомее. (Кстати, все четверо ребят, представлявших нашу страну, приехали домой с бронзовыми результатами! — Прим.авт.)

— Из субъективных факторов, повлиявших на результат, ты называешь… отсутствие мобильного телефона.

— Мобильники и другую электронику у участников, как правило, изымают: для кристально честного проведения олимпиады. Вследствие этого мы остались без будильника, боялись проспать, от этого недосыпали, к тому же тяжело адаптировались к новым часовым поясам (разница во времени с Сингапуром для нас составляет +6 часов. — Прим. авт.) плюс сорокоградусная жара и общежитие без кондиционеров.

— Отбросив олимпиадные страсти, скажи, чем  впечатлил Сингапур?

— Понятно, что предметные олимпиады  неполитичны, поэтому ставка делалась на участие, дружбу и общение. При условии достойного английского ребята собирались командами, знакомились, рассказывали о своих странах.

Для нас устроили множество экскурсий, так или иначе связанных с биологией. Особенно поразили крупнейший в Азии зоопарк со стеклянными перегородками и парк птиц, представляющий собой отдельный остров, на котором создали условия для сосуществования огромного количества пернатых — от антарктических до тропических.

Запомнилось бережное отношение местных жителей к воде. Сингапур, кстати, не так давно стал обеспечивать своих горожан пресной водой, до этого она закупалась у соседей. Нам удалось увидеть, как ее опресняют. Молодой город-государство (независимость получил менее 50 лет) поразил интенсивно развивающейся экономикой, высоким уровнем жизни. Очень радует, что в Сингапуре продолжают реформировать образовательную систему. К слову, на 1 преподавательское место там претендует 30-40 специалистов.

— Не каждый вчерашний школьник может похвастаться такими далекими путешествиями. В 2011 году, например, тебе довелось побывать еще на одном острове Тихого океана. Куда бы ты еще хотел слетать?

— Действительно, олимпиада  прошлого года проходила в Тайване. Она мне понравилась больше. Возможно, потому что была первой. Тогда, кстати,  в экскурсиях делали акцент на культуру страны.
Мечтаю о поездке в Южную Америку, Перу. Хотелось бы своими глазами увидеть колыбель цивилизации майя и ацтэков.

— Почему объектом твоего цепкого внимания стала именно биология, ведь в кругу твоих интересов еще и  история, и физика?

— И химия… Сложно объяснить. Биология — наука о жизни, о самом главном. Меня привлекают в ней генетика, молекулярная биология, еще начал изучать иммунологию.

Раньше не разрешалось участвовать в олимпиадах по нескольким предметам, а когда это позволили, я решил не распыляться. Для меня в соревнованиях все-таки главное победа, а за ней  всегда стоят нагрузка при подготовке и стресс.

— Твоя мама в одном из интервью поделилась, что у тебя есть некий самоограничитель. Неужели никогда не было такого состояния, когда понимал, что заучился?

— Не было. Напряжение после ответственного выступления снимаю сном, а потом провожу время по настроению: музыку слушаю, фильм смотрю.

— Заранее извини за вопрос: ботаником не обзывают?

— Я зубрежкой не занимаюсь, всегда понимаю, о чем веду речь. Так что это определение ко мне явно не подходит.

— Откуда взялась идея поступать на специальность «Лечебное дело»? (Кстати, фактически Владимир стал студентом еще в апреле, после очередной победы на республиканском этапе олимпиады.)

—  Вы ведь знаете, что, по информации ВОЗ, болезни сердечно-сосудистой системы на первом месте в причинах смертности по всему миру. Я хочу стать хорошим кардиохирургом. Это весьма престижная работа. Но за это место под солнцем мне предстоит еще побороться.

— Анатолий Рубинов, председатель Государственной комиссии по контролю за ходом подготовки и проведения вступительных испытаний в учреждениях высшего и среднего специального образования в 2012 году, на пресс-конференции обратил внимание на вопрос зачисления победителей республиканских олимпиад: «Эти абитуриенты, имеющие право на зачисление без вступительных испытаний, при поступлении на престижные специальности вытеснили сильных абитуриентов. Например, в БГУ из 15 зачисленных на специальность «Международное право» 7 человек — победители олимпиад. Из-за этого не прошли по конкурсу абитуриенты, показавшие блестящие результаты (366 баллов из 400 возможных)».  Как ты относишься к тому, что льготы для олимпиадников при поступлении в вуз вскоре могут упразднить?

— Категорически отрицательно. Что значит «вытеснили»? Мы  заслужили быть зачисленными без экзаменов! Биологией  занимаюсь с 8-го класса, с 9-го — победитель I степени на заключительных турах олимпиады. В общей сложности за 3 года на сборах в дали от родных я провел полгода, было потрачено много сил и здоровья… К тому же не знаю ни одного преподавателя, который бы жаловался на уровень знаний участников олимпиад.

— Если бы это было возможно, что бы поменял в системе белорусского образования?

— Изменил бы подход к изучению биологии в школе и  по-хорошему переписал бы учебники. Об этом не принято говорить, но они содержат ряд фактических ошибок. Например, в учебнике 10-го класса написано, что арахидоновая кислота насыщенная, хотя любой химик скажет, что это не так: она ненасыщенная. Может быть, составители перепутали ее с арахиновой?  Угнетает, что до неточностей никому нет дела.

— Каково было в школе  постоянно чувствовать себя на голову выше остальных учеников? Не скучал на уроках?

— На многие, честно скажу, не ходил.  Школьной программой сложно увлечь — она рассчитана в основном на среднего ученика.

—  Можешь выделить из педагогов тех, кто тебя подтолкнул, направил?

—  Учителей биологии у меня было много, только в СШ №14 их сменилось трое, поэтому не хотел бы говорить конкретно  о ком-то. Мне было интересно учиться самому. Двоюродный брат, врач, рассказывал истории с медпрактики и этим увлекал в мир биологии еще сильнее.
А вообще, лучший учитель для меня — книга. Лорда Байрона в свое время выгнали из школы за поведение или еще за что-то, не суть. Перечитав всю отцовскую библиотеку, он стал одним из самых образованных и уважаемых людей своего времени. Это для меня большой пример.

— Как решаешь свои букинистические проблемы, судя по всему, они у тебя были при подготовке к олимпиадам?

— Некоторые книги заказывал через Москву, потому что у нас их нет в принципе. Прискорбно, что авторитетные базовые учебники,  например, такие, как «Биология» Кэмпбелла, до сих не переведены на русский, но зато  есть на японском языке. Цены на нужные мне книги кусаются. Даже без цветных иллюстраций российское издание стоит 500-700 тысяч, а то и миллион. Покупаем.

— Посещали ли тебя мысли по поводу учебы за рубежом? Жаль, что в последнее время много светлых голов предпочитает иностранные вузы…

— Я не против того, чтобы жить и работать за границей. Но на данный момент я здесь. Это проще и дешевле во всех отношениях. В Бостоне обучение стоит около 50 тысяч долларов в год. Богатые учатся, остальные — за бортом.  Я поступил честно, благодаря своим знаниям, и, надеюсь, меня будут ценить не за кошелек или связи родителей.

— Выходит, как размышлял о патриотичности твой тезка-публицист Владимир Степанов, вкуснее яблок из собственного сада для тебя пока нет?

— Если образно сказать, пока так.

— А кто твои родители?

— Мама, Марина Владимировна, — инженер-строитель; папа, Валентин Леонтьевич, имеет экономиче-ское образование. Мама по натуре лирик, разбирается в русском языке и литературе, папа — больше физик. Так что мы друг друга дополняем.

— Есть что сказать напоследок мозырским ребятам?

—  Желаю правильно выбрать свой предмет интересов и никогда об этом не пожалеть. Не слушайтесь родителей или родственников по поводу выбранной вами профессии, прислушивайтесь к себе. Моя семья в этом вопросе дала мне полную свободу. Я оценил. Спасибо.

— Удачи тебе, Владимир! Что-то мне подсказывает, что ты о себе еще не раз заявишь. Так что надолго не прощаемся.

Блиц-опрос

— Победа года.
—  Бронза на международной олимпиаде.
— Разочарование года.
— Опять-таки   бронза на международной олимпиаде, хотелось большего.
— Любимая книга.
— «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, «Война и мир» Льва Толстого.
— Любимый фильм.
— Сериал «Доктор Хаус».
— Любимая телепередача.
— «В мире животных» Дроздова, хотя в последнее время она испортилась. «Что? Где? Когда», российская версия.
— Есть персонаж, на который хотел бы быть похожим?
— Пирогов, отец русской хирургии.
— Изречение, которое заставило задуматься.
— Слова олимпийского чемпиона по фигурному катанию Алексея Ягудина:  «Чтобы быть лучшим, нужно быть на десять голов выше своих соперников».
— О чем мечтаешь?
— Стать хорошим доктором.
— Что последнее открыл для себя в мире науки?
— В физике – теорию струн, она говорит о существовании параллельных миров и вселенных.
— Веришь в существование Лохнесских чудовищ, етти и им подобных?
— Нельзя отрицать того, чего не понимаешь. Кстати, озеро Лохнесс хорошо исследовали, чудовищ там точно нет.
— Ты человек спортивный?
— Если шашки принять за спорт, то вполне.
— Принципиальный?
— Да. Мой главный принцип — всегда говорить правду.
— Какая из существующих молодежных субкультур тебе близка?
— Никакая.
— Продолжи: «Знание — …»
— Сила.
— Говорят, у тебя исключительная память. Что посоветуешь, чтобы ее развивать?
— Я бы не сказал, что исключительная. Неплохая. Когда что-то запоминаете, пытайтесь это логически связать с тем, что уже знаете.

Ольга АРДАШЕВА

Мозырянин взял бронзу на международной олимпиаде по биологии: 1 комментарий

  • 05.11.2012 в 02:36
    Permalink

    Хороший парень! Так держать, пусть все у него получится!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *