Особености национального характера

Лет эдак десять назад мне впервые попала в руки книга известного в 90-е годы международного обозревателя Владимира Цветова «Пятнадцатый камень сада Рюанди». Владимир Витальевич большую часть своей жизни посвятил изучению культуры Страны Восходящего Солнца – Японии. О своих наблюдениях он подробно,  доступно и интересно поведал в научном труде. Книга меня потрясла, и долгое время она была для меня настольной. Я возвращалась к ней вновь и вновь, отыскивая на ее страницах факты, которые вызывали у меня не то, чтобы восхищение, но уж точно – большое любопытство: ну нисколечко не похож манерами, образом мышления и статусом поведения представитель японского общества на представителя того, в котором живу я.

– И что здесь особенного? – посетует иной придирчивый читатель. – Все люди разные…
Да, это так. Только не мешало бы нам, славянам, поучиться у этого высокоцивилизованного народа некоторым важным жизненным вещицам. Например, уважать друг друга. Владимир Цветов привел всего лишь несколько примеров из этого ряда, но каких!

Как-то он обедал в ресторане. Подавая заказные блюда, официант случайно споткнулся и – о, ужас! – немножко пролил кофе на брюки посетителя. Боже, какой переполох после этого начался в ресторане!  Владимиру Витальевичу в считанные секунды была предложена новая одежда: на время, пока испачканные брюки постирают, выгладят и вернут хозяину в наилучшем виде. Когда он покидал ресторан, все работники его – все, заметьте! – во главе с директором выстроились в линеечку у входа: каждый из них принес извинение Владимиру Витальевичу Цветову за оплошность, допущенную коллегой. Затем директор ресторана вручил русскому посетителю красивую коробку, украшенную бантиком, чтобы он покинул заведение с добрыми мыслями, чтобы ему еще раз захотелось сюда заглянуть, чтобы его отзывы об этом месте отдыха были самыми хорошими…

«Вот нам бы такую культуру привить! – думала я, листая на одном дыхании страницу за страницей. – После стольких искренних извинений разве останется хоть капля горечи в душе?»

А однажды у Владимира Витальевича сломался автомобиль. Ясное дело, он обратился за помощью в нужную организацию. Там ему сказали: «Завтра в 15.00 у вас будет представитель нашей фирмы». Скажите, кто ж из русских в это поверит? Ну, чтобы все так и было: сказали, как связали – день в день, час в час? Какое же было изумление Владимира Витальевича, когда утром следующего дня в номере гостиницы, где он жил, раздался телефонный звонок: «Господин Цветов? Вас беспокоят из фирмы… Не забудьте, пожалуйста, что сегодня в 15.00  вы должны быть на месте: к вам придет представитель нашей фирмы по поводу ремонта вашего автомобиля…»

И еще один пример, как говорится, для полной картинки. Как-то Владимир Цветов знакомился с работой двух кооперативов: один из них занимался разведением кур, а второй – производством комбикорма.  Одним словом, друг без друга они не существовали. Отношения между кооперативами были столь отработаны, столь налажены, что даже видавший виды журналист-международник удивился. «На какой же договорной основе вам удается достичь такой синхронности в работе?» – задал он вопрос одному из руководителей.  «А зачем нам договоры? Коллега знает: достаточно моего слова. Нарушить обещание по поставке кормов в нужном количестве в нужное время меня не заставит ничто…»
Ну, как, впечатляет? А теперь вернемся к нашей действительности, к своей жизни, что называется. Никак не забыть мне этот факт. Некоторое время назад я возвращалась с работы домой с нагруженной сумкой – как каждая женщина.  Живу я на седьмом этаже. Конечно, хотела воспользоваться лифтом. Увы! Он не работал, и пришлось, не солоно хлебавши, взбираться с тяжелой поклажей наверх…
«Может, сломался? – терялась я в догадках. – Лифт ведь старый, ему около 25-ти лет, так что немудрено, что вышел со строя.  Да чего там по пустякам расстраиваться: починят вскоре!» Но на следующий день картина повторилась: я снова тащила на седьмой этаж тяжелые сумки… Прошла неделя, а лифт – ни с места. Бабки, коротавшие день на скамеечке у подъезда, меня проинформировали: «А лифт не работает, потому что уж больно старый, говорят, менять его будут…» «А откуда вы это знаете?» – интересуюсь у бабушек-старушек. «Да слухи такие ходят. А правда это или ложь, кто ж его, дочка, знает…»

Вот уж, действительно, – картинка из жизни нашей: остановили лифт – и точка. Так положено в целях безопасности. Быть может. Но черкнуть бы людям, занимающимся ремонтом лифта, всего лишь пару строчек в виде объявления: мол, так и так, уважаемые жильцы, приносим вам извинения за причиненные временные неудобства, связанные с тем-то и тем… Куда там! Не кисейные же интеллигенты эти самые жильцы – обойдутся де-факто! Вот и вся культура, все уважение друг к другу: куда японцам до нас! Как говорится,  sestine et abstine – терпи и воздерживайся! А ведь как бы все изменилось, прояви работники лифтового хозяйства хоть чуточку уважения к нам, жильцам, – не сетуйте уж, люди добрые, так надо… Остается следовать совету мудрого Цицерона. В своем труде «Тускуланские беседы» он пишет: «Недаром, стало быть, Эпикур сказал, что мудрец всегда окружен благами, потому что он всегда живет в наслаждении. «Как, даже если лишится глаз, лишится слуха?» «Даже тогда, ибо он это презирает…»
Будем и мы презирать неудобства, т.е. учиться мыслить. А что остается? Пример прошлых лет. Около года на участке дороги Мозырь-Лельчицы шел ремонт: старые инженерные сети меняли на новые. Что ж, дело похвальное – кто ж с этим не согласится? Только вот в чем беда была: в целях контроля за качеством выполняемых работ приходилось частенько отключать холодную и горячую воду – того требовало дело. Надо, так надо. Но опять же, никто из жильцов домов, которые были подключены к данному участку теплотрассы, не знал,  в какой день это произойдет. Может, потому, что сами строители не ведали, когда им вздумается перекрыть подачу воды? Вот потому никто не успевал запастись H2О: она исчезла из крана, как исчезают часы с руки при  манипуляции настоящего мага-чародея…

В продолжение темы – совсем свежий пример. На прошлой неделе, еще ранним утром, жители домов по б.Юности, Лельчицкому шоссе, 2 были в недоумении: почему нет воды – ни горячей, ни холодной? Ответа на этот простой вопрос не знал никто. Возможно, многие тогда думали так, как я: «Наверное, что-то непредвиденное случилось, потому что в обратном случае нас бы непременно предупредили… Например, написали объявление о том, что, так, мол и так, уважаемые, вам придется потерпеть часик, другой, третий без воды, потому что нам необходимо то-то и то-то заменить…» Все было бы ясно, как Божий день. И хотя без воды, как известно, и ни туда, и ни сюда, мы бы, конечно, не роптали: в наших же интересах стараются люди! Но поскольку никакой информации на этот счет жильцы не получили, все надеялись, что эти бытовые неудобства – дело минутное. Увы, у славян, как пришлось вновь убедиться, несколько иное, мягко говоря, представление о бытовой культуре, нежели у японцев: перебьетесь! Время шло, а воды все не было. Звоню в свое ЖЭУ, интересуюсь, в чем же дело? «Мы не знаем. Нас никто  не информировал, что воды не будет». В аварийной службе ГП «Мозырский райжилкомхоз», наконец, дали вразумительный ответ: «Возможно, в вашем районе идет замена труб…» «Значит, воды долго не будет?» –»Разумеется».

Вот и вся разгадка к тайне. Что возмущает в этой истории? Элементарное неуважение к жильцам со стороны соответствующих служб: разве трудно было предупредить их о том, что такого-то числа – почти целый день! – будет отсутствовать горячая и холодная вода? Проблема же эта не в одночасье возникла – по плану решалась. К этой экстремальной ситуации все бы как-то подготовились, запаслись водой по необходимости. А ведь тем злосчастным утром и таблетку запить не было чем…  Неплохо, полагаю, было бы некоторым моим согражданам прочитать книгу Владимира Цветова, поучиться некоторым манерам у японцев – всем бы на пользу было!

Мой сосед по дому затеял ремонт в квартире. Дело это не пустяковое, и он, судя по всему, взял отпуск. Делаю такие выводы по той причине, что рокот дрели, стук отбойного молотка продолжается далеко за полночь. А что? На работу рано утром подниматься не надо – валяйся в постели, сколько душе угодно. Тот факт, что он нарушает закон, согласно которому шуметь, так сказать, можно теперь лишь до 19.00, а не до 23.00, как было раньше и, заметьте, только по будням, исключая выходные дни, что он других людей отдыха лишает, во внимание не принимается: еще чего не хватает! Обойдетесь!  Терпите! Не нравится – стройте отдельное жилье. И нипочем этому человеку закон, да и просто хорошее отношение к другим… Правилам хорошего тона, видать, моего соседа нигде не учили.

Как-то были у меня заграничные гости – из Королевства Нидерландов. Одним днем возвращались мы с прогулки, и вдруг – хрустальной стеной дождик: кап да кап за ворот…  Решили спрятаться в павильоне автобусной остановки. Увы! Пришлось невольно принять холодный душ моим заграничным гостям: с павильона были сняты поликарбонатные листы, т.е. крыша. Видать, кто-то решил их пристроить у себя на даче. Прокомментировать данный факт жителям Нидерландов я не смогла:  у меня попросту не было слов… Да и что я могла им сказать в ответ на недоумение: как такое возможно?! Одной левой, что называется. У нас не так, как в Европе с этим, хотя мы там  в центре находимся. «Для некоторых моих земляков украсть – что чихнуть: нет проблем», – скажи я это, мои знакомые, разговаривающие на трех языках, остались бы неудовлетворены ответом – разве человеку не стыдно? А нисколечко! Вот потому и разбивают некоторые горе-люди  декоративные заборы на улицах города – силу-то некуда девать, снимают крыши с павильонов автобусных остановок, непристойно их разрисовывают… Ну что сказать, ну что сказать? Остается лишь повторить знаменитые слова Сократа: scio me nihie scire – я знаю, что я ничего не знаю…

Годы прошли, а я забыть не могу один случай, так ярко осветивший национальный характер немцев. Дело было в Гамбурге. По пути в Нидерланды мы остановились,  чтобы сделать небольшую передышку у своего знакомого. Машину с прицепом, в котором находились наши чемоданы с вещами, подарки, ценные сувениры, мы оставили во дворе, не взяв в дом ничего. Мой славянский менталитет давал о себе знать: а не лучше было бы все забрать в дом – так надежнее будет…  Увидев растерянность на моем лице, наш друг сказал: «Не беспокойтесь! Зачем вещи лишний раз таскать туда-сюда? Пусть лежат в машине!» Буду откровенна: я очень за них переживала, ведь мы ехали в гости не с пустыми руками, и потому все примеряла на свою славянскую реальность: разве у нас такое допустимо было бы? Каким же большим было мое удивление, когда утром, подойдя к машине, я увидела, что все лежит на месте – никому и в голову не пришло поинтересоваться чужими вещами!  «Живут же люди!», – подумала я.

А резюме из всего вышесказанного будет таким: не знаю, как можно человеком зваться, не обладая даже минимумом культурных навыков? Не знаю, сможем ли мы когда-нибудь обращаться друг с другом так, как обращаются, например, японцы? Не знаю, почему некоторые люди не краснеют от стыда? А ведь это свойство великий Чарльз Дарвин называл отличительной особенностью человека. Я не знаю, как  бороться с этим уродливым явлением – бескультурьем… Уже, кажется, все методы испробованы, а уровень культуры у некоторых людей остается  по-прежнему в зародышевом состоянии… Я не знаю,  почему человек не хочет стать образованнее душой… Вопросы, вопросы… Но я знаю, что прав мудрый Конфуций: настоящий человек думает о девяти вещах: о том, чтобы видеть ясно; о том, чтобы слышать четко; о том, чтобы его лицо было приветливым; о том, чтобы его поступки были почтительными; о том, чтобы его речь была искренна; о том, чтобы его действия были осторожными; о необходимости спрашивать других, когда появляются сомнения; о необходимости помнить о последствиях своего неуважительного отношения к другим; о необходимости помнить о культуре поведения. А если сказать просто, то культурным быть – хорошим человеком слыть. Или, может быть, это национальные особенности некоторых характеров – не быть таковым?

С уважением к читателям Лариса Черная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *