Есть ли в Мозыре иждивенцы?

Если посмотреть на статистику службы занятости, в городе и районе примерно 450-600 безработных —  это доли процента по отношению к трудоспособному населению.

Давайте оценим, что получается в реальной жизни, если принимать в расчет  молодых здоровых парней, девчат, не состоящих на учете в службе занятости,   которые нигде не работают, а сидят на шее у родителей, бабушек, дедушек, и, что самое неприятное,  — у государства.

А мы знаем, что государство — это мы, налогоплательщики. Значит, именно мы содержим из своих налогов пьяниц, бомжей, тунеядцев. Если эти категории граждан попадают в больницу, то за их бесплатное лечение на самом деле платят примерные граждане, ежедневно отправляющиеся на работу.
Цифры официальной статистики о 450-600 безработных можно смело умножать в 1,5-2 раза, если мы хотим знать истинное положение дел. Для Мозырщины это серьезная проблема. Особенно это  заметно на примере сельской местности, где можно долгое время довольствоваться разовыми подработками: кому дров наколоть, сено привезти, огород вскопать, да и подворовывать у стариков легче, не скоро спохватятся.

Знаю на примере одного процветавшего в советское время колхоза БССР, где на тему тунеядства и пьянства говорили с опаской. Работали весь световой день, получали хорошие надои, урожаи зерновых. Один комплекс на 14 тыс. голов свиней приносил прибыли миллионы советских рублей. Молодые механизаторы награждались не только грамотами райкома КПБ и райисполкома, но и правительственными наградами, орденами и медалями. Но сейчас я не называю это хозяйство, и не только потому, что его уже нет. Просто не хочется обижать за-служенных ветеранов; к сожалению, есть примеры, когда их дети и даже внуки попали в этот прискорбный разряд.

Не могу привести данные по количеству сирот в Мозырском районе, но наверняка 75-80% из них имеют живых родителей. И разве эти «мамы» и «папы» не социальные паразиты?

Или когда стариков-родителей досматривают в интернатах при живых, нередко состоятельных, детях — это нормально?

Из скудных бюджетов сельских исполкомов оказывается помощь престарелым жителям в покосе травы, установке заборов и других социальных услугах также за наш, налогоплательщиков, счет. Нет, их чада периодически приезжают навестить родителей, вот только не по хозяйству помочь, а все больше шашлыки пожарить да пикники устроить. Самое поразительное, что по итогам таких визитов пишутся жалобы во все инстанции, что власть не заботится о стариках.

Примеры можно продолжать, поэтому проблему надо не только признать, но и не закрывать на нее глаза. И самое главное: если мы не будем бороться с этими проявлениями, социальное иждивенчество будет не только разрастаться, но, самое страшное, станет традицией и будет передаваться из поколения в поколение.

Необходимы совместные усилия по искоренению этого зла.  Для нашей экономики  это шанс  получить дополнительный финансовый ресурс и создать более конкурентную продукцию. Настало время в государственном масштабе серьезно корректировать социальную политику и помогать только тем, кто не может себе помочь самостоятельно.

Здесь мы не открываем ничего нового. В 80-е годы советские пропагандисты дружно ругали американского президента Рональда Рейгана за наступление на социальные права «простых американцев», называя это «рейганомикой». А ведь принцип этой политики был прост: «Да, женщина с ребенком выглядит как Мадонна. Но, может, чем из года в год ей сидеть на пособии, лучше пройти курсы, получить профессию и устроиться на работу?» Результат мы знаем: рост экономики и, как один из итогов, победа в «холодной войне» против СССР.

Тем более, что у нас уже есть негативный опыт перекосов в проведении жилищной политики. Направление было правильным, а реализация на практике привела к тому, что появились те, кто за счет льготных кредитов обзавелся 2-5 квартирами, причем известны случаи, когда кредитовалось даже строительство элитного жилья(!), а остро нуждающиеся и неискушенные в тонкостях законодательства до сих остаются с нерешенными личными жилищными проблемами после 10-15-летнего пребывания в очередях.

Или взять последнее обсуждение цены киловатта электроэнергии. Логика иных наших чиновников из министерств и ведомств настолько поражает, демонстрируя их неосведомленность о  жизни на местах, что задаешься вопросом: они точно живут здесь, в Беларуси?

Не должно быть ограничений: сжигаешь 1000 кВт месяц — дело твое, главное — заплати! Что получается: сейчас все в равных условиях, обеспеченные и малоимущие. Конечно, для социально уязвимых категорий должны быть льготы, но не в киловаттах, а в денежном выражении в виде доплат. Это поможет избежать кривотолков о коррупции на разнице тарифов в государстве.

1 января 2013 г. вступил в силу очень важный закон о детских пособиях. Он может помочь ликвидировать еще один законодательный пробел: понятие матери-одиночки. Ибо сегодня иногда создается впечатление, что в скором времени органы ЗАГС закроют за ненадобностью, зато мы станем страной матерей-одиночек, которые будут приезжать за своими немалыми пособиями,  профинансированными  из наших карманов, на иномарках своих не то мужей, не то сожителей, не то партнеров.

Проблема иждивенчества — это проблема и культуры общества. Культуры, которая формирует общественный менталитет, сознание каждого человека.

Провозглашена стратегическая цель — модернизация, но она должна идти в плотной связке с задачей повышения престижа рабочих специальностей. Пока же вступительная кампания прошлого года показала, что 9 из 10 выпускников стараются поступить в вузы, причем  о таком элементарном понятии, как востребованность полученного диплома на рынке труда по окончании университета или академии, практически никто не задумывается, в ходу другие соображения — модно, престижно, «чтоб как все…» Проблемы всплывут потом, когда окажется, что мест нет, нужны стаж и опыт работы в должности, а то и сам выпускник задумается о своей творческой и профессиональной самореализации.
А пока идут в службу занятости, получают пособие по безработице и обучаются новой профессии. За счет бюджета, разумеется. В итоге примерно четверть находят работу, остальные, увы, переходят в разряд иждивенцев, занимая привычное место на шее у родителей.

В Мозыре есть хорошие профтехучилища №№68 и 84, строительный лицей, политехнический колледж, два учебных комбината, филиал БНТУ, а кадровый голод на хороших специалистов электриков, киповцев, сантехников, слесарей, работников строительных профессий с каждым годом увеличивается. Парадокс!

Поэтому управлению по труду, занятости и социальной защите населения, отделам исполкома, Совету депутатов, другим общественным формированиям (особенно сельским Советам) необходимо выработать конкретные мероприятия по искоренению этого явления — иждивенчества.

Родителям же будущих выпускников надо чаще задумываться: будет ли их  ребенок хорошим специалистом, оправдает ли вложенные в него средства (нередко ложащиеся тяжелым бременем на семейный бюджет, заставляя влезать в кредиты и долги) на получение высшего образования, или он станет незаменимым работником на стройке, в сфере услуг, производстве? Здесь также должны сыграть свою роль средства массовой информации района и области, как это делает в своих рубриках газета «Жыццё Палесся». Но хотелось бы видеть и слышать «круглые столы» на телеканале «Мозырь», на радио по вопросам занятости. Заседания исполкома также не должны ограничиваться только приведением статистических данных, но предлагать конкретные меры по искоренению иждивенчества и тунеядства, чего пока нет.

Веское слово можем сказать и мы, депутаты.  Нашим депутатам в Палате представителей и Совете Республики необходимо встретиться с депутатским корпусом района, провести дискуссионный круглый стол и дать предложения в Палату представителей по разработке и принятию «Закона о тунеядстве в Республике Беларусь».

Только жесткими мерами и всей общественностью района мы можем  искоренить систему социального иждивенчества и тунеядства.

Николай  Гайдуков,
зам.директора СООО  «Мозырская альтернатива», депутат районного Совета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *