И будут жить твои друзья, и песню сложат про тебя, и биография твоя не канет в Лету!

…Тихо, невесомо, затейливо ложатся снежинки на мрамор. Ярким всполохом огня – живого и трепетного – кажутся мне красные головки гвоздик на этом пушистом белом холодном зимнем покрывале. Он смотрит на меня – сквозь десятилетия, сквозь радости и беды бытия – все тот же: юный и красивый, словно молодой Бог, с ясной зоревой улыбкой на губах и чистый, будто горный родник, светом  в бирюзовых глазах:  ну совсем еще мальчик, безусый юнец, красивый десантник… Как к лицу  тебе, Володя, эта голубая форма и этот легкий, с синеватым отливом берет и даже эта в полосочку тельняшка – какие же достойные ребята служили в ВДВ – воздушно-десантных войсках!

Я говорю ему: «Здравствуй, земляк! Здравствуй, Володя! Здравствуй, Владимир Васильевич Семененко!» Ты не знаешь меня, а я о тебе – все! Мама твоя, Ольга Демьяновна, много лет назад поведала мне о своем сыне – прекрасном и сильном духом парне, которым гордилась. Как и твой отец, Василий Михайлович. Как и твоя сестра Наташа. Как вся средняя школа №9, в которой ты учился и в музее которой  до сегодняшнего дня хранится мой очерк о тебе, герое афганской войны Владимире Васильевиче Семененко.

Знаю: в скромной 2-комнатной квартире по ул.Нефтестроителей в зале на самом видном месте стоит твоя, Володя, фотография. И лежит гитара – та самая, струны которой были когда-то так послушны тебе… А теперь они молчат… И горит свеча… Как память – непрерываемая, нескончаемая, вечная! – о всех, кто вернулся домой с той страшной войны грузом №200 в «Черном тюльпане». А было тебе всего лишь 20… Но ты был храбрым и смелым, отважным и решительным бойцом, а потому прикрыл товарищей собой в жестоком бою. Ты спас их ценою своей жизни. Имя твое останется в десятилетиях. Как доблесть и слава твоя. Как и боевые высокие награды твои – свидетельство мужества и верности воинской присяге.  И будут жить твои друзья, и песню сложат про тебя, и биография твоя не канет в Лету!

…Это было более 20-ти лет назад. Я собрала весь материал о тебе, Володя Семененко, и с болью в сердце ждала разрешения на его опубликование на страницах нашей газеты от руководства Генерального штаба Вооруженных Сил СССР – да, тогда было время такое… Мне разрешили напечатать очерк об одном из героев афганской войны – мозырянине Владимире Васильевиче Семененко. Пожелтела  та давнишняя газета. Старше стала я и мудрее, а ты – все тот же: молодой и светящийся счастьем… Володя, Володечка, Владимир… Ты спишь вечным сном под красивой мраморной плитой на кладбище, что недалеко от Кургана Славы. Тебе, Владимир Семененко, и еще десяти героям афганской войны, прилетевшим на землю свою отчую грузом №200 в «Черном тюльпане», всем погибшим в Афганистане моим землякам – Владимиру Аркадьевичу Бобру, Михаилу Демьяновичу Бобовичу, Владиславу Антоновичу Вераксе, Александру Михайловичу Дубеню, Олегу Владимировичу Журовичу, Владимиру Алексеевичу Занкевичу, Анатолию Михайловичу Мельниченко, Ивану Васильевичу Сницаренко, Сергею Владимировичу Силичу и Павлу Панфиловичу Ящуковскому – мой земной великий поклон! Наш земной великий поклон – от всех живущих под мирным и светлым небом родной Беларуси. Спасибо вам, солдаты! За то, что Родину не посрамили, за то, что себя не щадили, прикрывая товарищей своих в бою, за то, что долг свой воинский интернациональный выполнили сполна. Простите нас, солдаты, что нет вас рядом с нами. Но мы – память ваша. Но мы песни слагаем о вас. А вы – в граните и бронзе. А вы – в безмолвии вечном камней. Вам побед и потерь хватало, на войне привилегий нет ни солдатам, ни генералам:  воедино судьба связала ограниченный контингент…

Эти строчки – издалека. Из той девятилетней войны, которую ни забыть, ни перечеркнуть нельзя: «Помяни нас, Россия, в извечной печали, златорусую косу свою,  расплетя… Мы оставшимся помнить и жить завещали, как коротко прожили мы, – для тебя!» Ну, а тем, кому выпало жить, надо помнить о них и любить. Я говорю о 328 воинах-интернационалистах, с честью выполнивших свой долг не только в Афганистане, но и в Египте, Венгрии, Чечне, о моих земляках мозырянах. Им, конечно, повезло – они уцелели в кромешном аду смерти и огня. Мой им земной великий поклон – от всех живущих под мирным  и светлым небом своей Отчизны. Я это адресую вам, герои афганской войны, кавалеры ордена Красной Звезды – Петр Васильевич Баранчук, Сергей Николаевич Бродецкий, Сергей Григорьевич Колосовский, Григорий Владимирович Кравец. Моя великая благодарность за ваш бессмертный подвиг вам, Леонид Петрович Лукьяненко, Николай Михайлович Пархоменко, Игорь Федорович Писаник, Александр Павлович Коноплич, Владимир Александрович Авадовский и другим, награжденным медалью «За боевые заслуги». Мой низкий земной поклон вам, матерям героев, воспитавших таких прекрасных сыновей – Ольга Демьяновна Семененко, Ольга Александровна Мельниченко (погиб сын Анатолий), Екатерина Петровна Бобович (погиб сын Михаил), Ольга Федоровна Журович (погиб сын Олег), Галина Семеновна Ящуковская (погиб сын Павел),  Лидия Григорьевна Белошицкая (погиб сын Василий).

Такая уж участь досталась вам, солдаты афганской войны – воевать в чужой стране, защищая политические интересы своего государства. Что ж: человек  в погонах себе не принадлежит. Он, прежде всего,  воин, защитник, ратник, боец. «И девять лет ветра чужой земли нас гнули и ломали, и косили. Мы до границы вечности дошли, и многие ее переступили…» Спасибо, земляки, за то, что живыми вернулись домой! Спасибо, родные, за то, что жизни своей не пожалели, выполняя воинский долг – с доблестью и славой! Спасибо и за то, что молодежи нашей на вашем примере учиться мужеству истинному мужскому, верности Отчизне, воинской присяге. Погляди же, солдат, это юность твоя – у солдатской могилы стоят сыновья. Так чего же ты замер, на сердце – ладонь, а в глазах, как в ручьях, плещет Вечный огонь? Ты же выжил, солдат, хоть сто раз умирал, хоть друзей хоронил, хоть сам насмерть стоял. Так чего же ты плачешь? На сердце – ладонь, а в глазах, как в ручьях, отразился огонь… В Афганистане, в Афганистане правда оплачена вами сполна!

Сегодня – особая дата в календаре. День памяти воинов-интернационалистов. По этому случаю герои афганской войны наденут свои строгие парадные костюмы, на которых будут сверкать ордена и медали – награды Родины, великие награды. И, может быть, выпьют сто граммов фронтовых – выпьют молча, не стесняясь скупой мужской слезы… Выпьют за тех, кто из боя не вернулся. Выпьют за тех, кто остался вечно молодым. За отцов и матерей солдатских. За Родину свою, о которой так сладко мечталось там, в далеких горах Гиндукуша и под Кандагаром, в Герате и Фаргамудже… Там застыло время на бегу. Но друзьям одно и то же снится: кони на некошеном лугу, росы на ромашковых ресницах… И лягут ярко-красные головки гвоздик на холодные мраморные плиты, припорошенные белым чистым свежим снежком, под которыми покоятся их боевые друзья. И вздрогнут от тихого звонка в дверь застывшие в оконном проеме седые женщины – матери погибших воинов-афганцев: хоть и ждали они, что придут к ним ребята, в живых оставшиеся герои войны, ан, нет, защемят их израненные сердца: спасибо за память о сыновьях, солдаты! А у них, уже давно зрелых мужчин, пулями изрешеченных, огнем обожженных, знойным южным ветром испепеленных, застынет комок в горле от слез… Поклонятся в пояс матерям героев бойцы – за славных их сыновей, глядящих на них со старых фотографий да мраморных обелисков могил…  А завтра… А завтра вновь наступил рассвет, и жизнь полетит на своих парусах в даль далекую, в даль великую. Живите долго, герои афганской войны! Мы помним ваш подвиг бессмертный, солдаты, и будут жить в десятилетиях ваши славные имена – в детях,  внуках, правнуках. В сердцах наших. В памяти нашей. В истории Отечества родного.

Лариса ЧЕРНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *