Мозырянин Николай ШПАК: «Бог ему судья!»

13 февраля 2013 года 61-летний житель Мозыря Николай Шпак запомнит на всю жизнь. В этот день, спустя 12 лет трудового рабства, Николай Александрович вернулся на родину, где еще в 2011 году его признали умершим. Родные Николая уже потеряли всякую надежду увидеть его живым. Но 27 января вечером в квартире сестры пропавшего мужчины раздался телефонный звонок. Мужской голос в трубке сказал, что Николай Шпак жив и скоро обязательно вернется домой.

…Прошло чуть более двух недель, как родная дочь Елена произнесла слово «папа» и кинулась ему на шею! Долгожданная встреча произошла прямо на перроне минского вокзала, куда поездом из Москвы приехал Николай Шпак. Вслед за дочерью, в объятья Николая попала и его сестра Светлана Александровна.

– В конце января мне позвонил незнакомый мужчина и сказал, что звонит из Оренбург-ской области, – делится своими впечатлениями сестра. – У меня внутри сразу что-то оборвалось. Меня начало трясти. Видимо, это был настоящий шок. Шутка ли – 12 лет жить в ожидании родной души. И тут такая приятная новость!

В Мозыре Николая ждала 82-летняя мама Евгения Андреевна, которая все это время чувствовала сердцем, что ее сыночек жив и скоро обязательно приедет домой. Недаром говорят, материнское сердце не обманешь. Помимо нее, дома дедушку с нетерпением ждали и четверо внуков. В то время, когда Николай Шпак уезжал в Россию, в семье был только один внук.

– Не поспав после долгой дороги и четырех часов, Николай тут же отправился навестить своего самого маленького внука Женю, – рассказывает дочь Елена. – Когда пришел к нам, то первым делом подошел к кроватке внука. Удивительно, но Женька сразу согласился пойти к нему на руки, хотя до этого никогда не видел дедушку. Вот уже который час не отходит от него. С внуком на руках Николай Александрович вернулся к сестре, где за большим праздничным столом собралась родня.

Большая семья отмечала не столько сам праздник влюбленных, сколько возвращение своего сына, отца и дедушки.

В 2001 году, когда семья нуждалась в деньгах, Николай Шпак принял решение отправиться со своими приятелями в Россию на заработки. Родные не особо горели желанием отпускать своего кормильца. Но Николай Александрович заверил всех домочадцев, что со своим опытом в строительстве не пропадет. И вправду, Николай – мастер на все руки. Он умеет строить печку, камин, класть плитку, подводить канализацию и электричество. Да что там, дом может в одиночку построить!

– Я могу с нуля построить дом и дать вам ключи от входной двери, – с гордостью заявляет Николай Александрович.

Такие строители высоко ценятся в России. Да и работать наш герой привык с утра до вечера.

– Поначалу вроде все было хорошо, – рассказывает Николай. – Но вскоре мои напарники начали отлынивать от работы. Вместо того, чтобы заниматься делом, сидели и слушали музыку. Я им говорю: «Если не умеете класть плитку, так хоть затрите швы». И что бы вы думали? Эти работнички так затерли, что мне потом еще два дня пришлось отмывать плитку. Пробыв там полгода, они решили уехать домой. Но денег на билет не было. Ничего не заработали. Пришлось мне дать им по две тысячи рублей на дорогу. А сам остался. Работа была, да и деньги обещали неплохие. Но, после отъезда ребят, мне стало тяжелее вдвойне. Переезжая с одного места на другое, я в спешке забыл в вагончике документы. Когда вернулся, их там уже не было. Забрав мои документы, хозяева настолько обнаглели, что могли даже позволить себе рукоприкладство, если им что-то не нравилось.  Просил хозяев отправить домой письмо для родных. Один раз мою просьбу выполнили. Однако в дальнейшем все мои письма оказывались на мусорке. Однажды я чисто случайно обнаружил свое письмо в куче мусора. Люди в России совсем озверели. Раньше они были другими. Сегодня их не узнать: бездуховные, бесчеловечные. Там живут только предприниматели и бизнесмены, которые сумели наворовать во время перестройки. А сейчас они обворовывают простой народ. Ведь посмотрите, там люди за копейки работают, лишь бы выжить. Все чего-то боятся, чужих сторонятся. В России каждый живет сам по себе. Ты с голода будешь умирать, а тебе никто ничего не даст. Зато у нас в Беларуси все по-другому. Даже нищий готов поделиться с тобой последним кусочком хлеба.

Находясь за тысячи километров от дома, я каждый день думал про семью, про родных. Но не было возможности выйти на связь. Как только такой шанс появился, я им воспользовался. Как-то после обильного снегопада дороги настолько замело, что машиной уже было не проехать. Вот и отправил хозяин меня с напарником в деревню за продуктами. Идти надо было около 6 километров по бездорожью. Пришли туда, а телефон, который у нас был и работал только на входящие звонки, разрядился на морозе. А тут еще живот прихватило. Необходимо было найти таблетки. Нам показали семью, в которой жена – медик. Так я оказался в доме у Виктора. Пока находились там, завязался разговор. Он спросил меня, из каких я мест, поинтересовался семьей. И, когда узнал всю правду, тут же откликнулся помочь мне. Виктор сказал мне: «Николай, не бойся. Я тебя не брошу». Через полчаса приходит и говорит: «Иди, там твоя сестра Света у телефона!». Оказывается, через своих знакомых ему удалось найти все контакты моей родни. Уже потом я узнал, что у Виктора отец был с Беларуси. А он сам – бывший спецназовец. Прошел несколько  горячих точек, включая Афганистан и Чечню, и сумел выжить после тяжелого ранения. У него до сих пор кровоточат ноги. Но несмотря на все трудности и проблемы, он откликнулся на просьбу о помощи. Таким людям надо памятник при жизни ставить!
О том, что я вышел на связь с родными, никому не говорил. Хозяин тоже поначалу был не в курсе. Но вскоре, видимо, ему кто-то рассказал. Так он настолько обозлился, что и вовсе перестал выпускать меня за пределы дома, запрещал с кем-либо общаться, даже с местными жителями. Прожил я у него в общей сложности около полугода. За первые четыре месяца успел много чего ему построить: дом, сарай, склад для сена, колодец. Но не получил ни рубля. Он обманул меня и поступил некрасиво. Когда меня приглашал к себе на работу, обещал, что буду на плотине рыбу разводить и ловить. В итоге, когда приехал к нему, увидел болото, в котором только лягушки жили, никакой плотины нет и в помине. Вокруг глухая степь. Жил в небольшом самодельном вагончике. Он был настолько мал, что когда спишь головой к стенке, ноги в дверях торчат. Все делать заставлял как можно быстрее. Спешил все куда-то. Кормил ужасно. В основном давал просроченные продукты, которые снимал с прилавка своего магазина. Как-то привез пряники. Так ими можно было гвозди забивать. Жили втроем в одном маленьком вагончике. Питались на улице за столом под открытым небом. Как-то пошел дождь, решил сделать навес. Хозяин приехал, начал кричать, что, мол, шифера нет, а они еще навесы всякие делают. А какой там шифер – одно название. И вообще я из ничего сделал ему дом. Из горбыля и отходов своими руками построил дом. Из инструментов были только топор, ножовка и рубанок. Больше у меня ничего не было. По характеру он очень тяжелый человек. А как по-другому, если человек работал в следственных органах. Все люди говорили, что по званию он полковник. Хотя сам потом публично заявил, что прапорщик. Кроме того, многие земли, включая озеро, он присвоил себе незаконно. А теперь боится и дрожит, что все узнают правду. Его там даже местные жители за человека не считают и не любят. Да что там говорить, если он жену свою и то оскорблял, бил. А женщина очень порядочная, добрая. Не знаю, как она с ним живет столько лет. Это еще хорошо, что мне удалось живым уехать от него. И все благодаря Виктору. Он  позвонил, и я в 3 часа ночи по бездорожью с фонариком в руках отправился в деревню. Где шел, где полз, но добрался до места назначения. Там меня встретили двое молодых людей, которые не представившись, посадили в такси и увезли в Оренбург на квартиру. Вскоре туда приехал депутат Госдумы, который пообещал решить все вопросы с отправкой на родину. Хотя Виктор сам хотел отвезти меня в город. Но у него закончились деньги на карточке. Поэтому в Уфу поехал вместе с депутатом на его машине. Там я переночевал на квартире, утром съездили в посольство, а вечером мне купили билеты до Минска и посадили в поезд. Не успел выйти из поезда в Москве, как меня встретили трое полицейских. Они сопровождали меня до того момента, пока я не сел в поезд на Минск. Когда пересек российско-белорусскую границу, на душе стало легко и спокойно. В поезде не сомкнул глаз, так хотел увидеть родных.

– На заработки не отпустите? – спрашиваю сестру Николая.

– Вы что?! – категорически заявляет Светлана Александровна. – Теперь будет с нами жить, помогать по дому. Сейчас, главное ему оформить документы и прописать,  чтобы начал пенсию получать. Да и внуки без дедушки сильно соскучились.

– От себя лично и от всей семьи хочу поблагодарить поисково-спасательный отряд «Ангел», российское движение «Альтернатива» во главе с Олегом Мельниковым, отделение белорусского посольства в Уфе и всех, кто оказал помощь в поиске, освобождении и доставке отца на родину, – со слезами на глазах говорит Елена. – На земле еще есть люди с открытой душой и чистым сердцем, которые всегда готовы прийти на помощь. Огромное всем спасибо. А вот что касается хозяина, который так поступил с отцом, нам бы очень хотелось, чтобы его наказали.

– Бог ему судья, – резюмировал Николай Шпак.

В свою очередь Следственный комитет РФ по Оренбургской области проводит проверку по данному факту.

Сергей БОРОВИК.
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *