Наверно, забыть это надо, но помнится, словно вчера…

15 февраля — День памяти воинов-интернационалистов

воин-интернационалист Сергей Скрипко

"Мы помним о вас, ребята!" — с этими словами воин-интернационалист Сергей Скрипко положил гвоздики на холодный гранит и чуть заметно вытер скупую мужскую слезу…

Общаясь с воинами-интернационалистами, не перестаю восхищаться мужеством этих простых и отчаянных парней, сравнительно еще молодых по паспорту и умудренных жизнью по рассуждениям. Они живут среди нас, растят и воспитывают детей, радуются первым внукам и продолжению жизни на земле, трудятся на простых и сложных участках предприятий нашего региона, несут службу в органах МВД или  ГРОЧС и всегда готовы прийти туда, где сложно, готовы подставить свое надежное плечо товарищу в трудную минуту. А значит, они не пройдут мимо лжи, опасности или несправедливости. Это сильные и вместе с тем очень ранимые люди, объединенные одним общим именем – «афганцы».

Такое вот оно – кино…

воин-интернациалист Сергей Михайлович СКРИПКОАфганская война… Для мозырянина Сергея Михайловича СКРИПКО  она длилась без малого – два года. С детства наделенный  сильными чертами характера, такими, как целеустремленность и принципиальность, Сергей Скрипко уверенно поступил в мореходную школу  в г.Лиепая (Латвия). После окончания получил специальность матрос-судоводитель. По распределению попал в Таллиннский флот гидрографии и даже успел за два года насладиться морем. Но далее вмешался в судьбу его величество Характер, которому вдруг захотелось со своим годом пойти в армию. Вернулся домой и весной 1986 года  Мозырским райвоенкоматом был призван в ряды Вооруженных Сил. Служба для него началась в карантинном подразделении в  г.Кушка. Уже здесь, когда осваивал военную специальность – командир минометного расчета, узнал, что дальнейшая служба будет проходить на афганской земле.

– Как воспринял известие? – переспрашивает Сергей Михайлович. Нормально, спокойно. В те бурлящие, как мор-ская стихия, юные годы, полные романтики и приключений, мы как-то не задумывались по-настоящему, что такое война. У большинства солдат было даже больше какое-то «киношное» представление, чем реальное. Я, по сравнению с 19-летними (мне был – 21 год), конечно же, уже мыслил иначе, но совесть не позволяла поступить по-другому по отношению к ребятам из одного призыва, хотя была возможность продолжить службу в школе сержантов. Учитывалось и то, что был кандидатом в мастера спорта по боксу. Ну что ж, осознанный  выбор был сделан. Запомнился перелет, физические страдания  молодых бойцов, впервые оказавшихся  на высоте. Потом было приземление в Баграме и распределение. Я попал в 108 дивизию 682-го полка, принимавшего участие в боевых операциях против формирований Ахмад Шаха Масуда, так называемого  – «льва Панджшера». В первую очередь, замполит провел с нами несколько занятий на тему адаптации на чужой земле. В других последующих мы были попутно просвещены о ходе истории афганской  войны и о предстоящих задачах. Акцент был сделан на то, что у людей здесь своя религия, своя вера и желание – жить по законам ислама…

Было известно, что в долине Андараб, граничащей с Панджшером, находилось несколько отрядов, отошедших из долины Панджшер, которые конфликтовали с местными вооруженными формированиями. Наши войска в основном успешно справлялись с поставленными задачами. Но результаты операции не закреплялись, т.к. афганское руководство не осуществляло необходимых политических и социальных мероприятий в освобожденных районах. С 1982-1985 гг. в Панджшере было проведено восемь крупномасштабных операций против названной группировки Ахмад Шаха Масуда. Погоня за «львом Панджшера» усложнялась тем, что нам, мотострелкам, приходилось  подниматься  по очень крутым скатам. Растительности  на высотах не было, и укрытием могли служить только валуны, изредка разбросанные на пустынных скалах. Затруднялось дыхание и учащалось сердцебиение. Казалось, что уже нет больше сил, но нужно было идти вперед.  Подъемы высот были настолько крутыми, что исключали использование бронетанковой техники. Добравшись до одной вершины, преодолев усталость, уничтожали противника, спускались вниз и вновь взбирались на следующую высоту. Это и был истинный героизм. Но у каждого из нас даже мысли не возникало, что мы совершали какой-то подвиг, и поэтому не считали себя героями. В чем были уверены, так это только в том, что честно и добросовестно несем службу. По мере продвижения мотострелков горные массивы своими извилинами за-трудняли наблюдение. Такая обстановка требовала от нас все время быть в постоянной готовности, а в случае ее изменения на любом направлении принимать необходимые меры. В связи с особо тяжелыми условиями снабжения гарнизона в Рухе, который фактически находился на блокадном положении, и высоких людских потерь из-за постоянных огневых контактов с душманами, эти подразделения были с боями выведены в феврале 1988 года. На время нахождения 682-го мотострелкового полка (далее – МСП) в ущелье – большее количество формирований Ахмад Шах Масуда действительно оказалось скованными мотострелками, полностью перекрывшими сквозной проход через ущелье. Причем все это время бандоформирования существенно преобладали по численности над личным составом 682-го МСП. Если к началу ввода полка у Ахмад Шах Масуда было 3500 бойцов, то к 1988-му их количество достигло свыше 10 000.  После вывода из Рухи 682-й мсп был рассредоточен по сторожевым заставам на трассе Кабул-Хайратон, со штабом в г.Джабаль-Уссарадж возле штаба 177-го МСП той же 108-й МСД.

– Сергей Михайлович, у вас на груди медаль «За боевые заслуги», это награда за какую-то отдельную операцию?

– Как я уже сказал выше, ни о каком героизме нам не думалось. Мы просто несли службу, ходили на боевые задания, старались уберечь  друг друга. Хотя уберечься от душманской пули было не просто. «Духам» было легче. Они у себя дома знали все. Старались взять нас внезапностью. Так чаще всего мы и теряли своих ребят. А иногда врагом становилась и собственная беспечность, подкупленная тишиной. В одной из таких передышек между боями погибли сразу двое ребят из моей батареи – Миша Барташевич из-под Гродно пошел за водой, а жодинец Дима Лебедевский – нарвался на растяжку. Помню, как плакали мы сердцем и душой, когда отправляли на родину «груз-200». Как писали письма родителям, чтоб поддержать их добрым словом, какими были их сыновья… Были случаи, когда и самого не раз могла настигнуть такая же участь. Спустя годы, понял, что у меня всегда рядом был сильный ангел-хранитель, которому мою жизнь доверили родители. Они просили Господа отвести от меня беду. Были особые минуты радости, когда встречался на афганской земле со своими земляками. В одной войсковой части №86997 моего 682-го полка служили мозыряне – прапорщик Михаил Роговик, старший сержант Александр Коноплич, сержант Николай Минич, с которыми мы общаемся и теперь. К сожалению, уже нет в живых Сергея Блохина и Сергея Иванюшко, с которыми вместе был в Кушке. Через полгода после моего отъезда в союз погиб земляк – Владислав Веракса, с которым не только служили, но даже учились в одной школе №5, только я был чуть постарше его. Никогда не смогу забыть и простить себе, что не выполнил его просьбу: перед дембелем Влад попросил, чтобы я зашел к нему домой и передал подарок сестре. Не знаю почему, но я предложил, чтобы он этот набор косметики вручил ей сам. Ему ведь тоже уже была пора формировать свой дембельский чемодан. К сожалению, дембельский дипломат вручили родным солдата его боевые товарищи. До конца службы ему оставалось менее месяца…

Счастье – это…

Сергей отслужил на афганской земле год и десять месяцев. Бог, судьба или удача, сохранили ему жизнь.
– Возможно, – говорит улыбаясь, мой собеседник, – что-то сильное заложено в самом имени.

Посмотрите, какой интересный факт: мне посчастливилось служить в одной батарее (2-я минометная) сразу с четырьмя Сергеями – Сергеем Подолком (Москва), Сергеем Пянкевичем (Херсон),  Сергеем Зарецким (Калуга) и Сергеем Спельником (Запорожье). А всех нас было пятеро! Уверен, что на каждого из нас можно было опереться в трудную минуту, всем присуща была  какая-то особая жилка человечности, наряду с твердостью и мягкостью в характере. И что немаловажно, спустя годы, мы продолжаем дружить и сейчас, назначаем отпуска и съезжаемся семьями в пос. Лазурный, что на Херсонщине… Жены нас понимают, хотя отдых превращается больше в антологию афганской войны. Нам есть о чем вспомнить, так как дружба наша прошла закалку войной…

Солдат  после возвращения из Афгана вскоре женился. Его любимая девушка, (теперь жена Ирина Сергеевна), как и мама, искренне просила тогда ангела-хранителя уберечь от беды ее Сережку. Писала ему ласковые и нежные письма, которые помогали быть сильным и смелым.

С Ириной Сергеевной они вырастили и достойно воспитали дочь Анастасию, которая уже окончила лингвистический институт, работает в Минске, и сына Михаила (сын отслужил в погранвойсках и продолжает служить в ГРОЧС, ПАСО №4). А счастье для Сергея Михайловича – это то, когда живы и здоровы все близкие, когда в семье лад и взаимопонимание, когда радует  дело, которому служишь, пользуешься заслуженным авторитетом у коллег. Как же ему не быть, авторитету, если Сергей Скрипко, почитай четверть века трудится в открытом акционерном обществе «Мозырьсоль», одном из градообразующих предприятий, где по-настоящему умеют ценить и уважать человека за его профессиональные и человеческие качества, боевое прошлое. Рядом с ним также трудятся воины-интернационалисты: Василий Борисенко, Владимир Котович, Василий Кожедуб, Николай Минич, Олег Головаченко. Руководство предприятия и профсоюзный комитет оказывают должное внимание и поддержку участникам войны. 15 февраля Сергей Скрипко вместе с товарищами придут к гранитным глыбам на Курган Славы, чтобы отдать дань памяти погибшим товарищам – воинам-интернационалистам. Такое не забывается…

Завалы, заслоны, засады, барханы, сугробы, ветра. Наверно, забыть это надо, но помнится, словно вчера. Страна, что «за речкой на юге», как мы ее звали подчас, близка, словно песня о друге, навеки ушедшем от нас. В той песне и боль, и просторы тревожной афганской земли, и гордость, и горе, и горы, с которых друзья не сошли.

Наталья КОНОПЛИЧ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *