Деловая женщина: начальник станции Мозырь Ольга Сахненко

начальник станции Мозырь Ольга Викторовна Сахненко.«Строгая, требовательная, но всегда по делу. Благодаря нашему начальнику коллектив живет одним духом, одним сердцем, каждый друг за друга горой», – такие отзывы о своем руководителе довелось услышать на станции Мозырь. От себя к этому портрету добавим: профессиональное владение производственной темой и безграничное обаяние.

Мы постарались заглянуть за внешне красивый форменный фасад железнодорожной сферы, чтобы понять, как может женщина в полной мере проявить свои деловые качества в этом ответственном и   требовательном мире транспорта.

Наш собеседник – начальник станции Мозырь Ольга Викторовна Сахненко.

– Ольга Викторовна, когда, договариваясь о встрече, назвал вас деловой женщиной, вы это восприняли, как мне показалось, с определенной иронией…

– Мне и в самом деле это показалось шуткой: почему решили, что я деловая? Выполняю то, что мне положено по должности. Я нормально отношусь к деловым женщинам, но в моем понятии это те, у кого должность, круг обязанностей и возможностей, сфера профессиональной деятельности более масштабные и широкие.

Конечно, мы тоже стараемся, чтобы наша работа была налажена, условия работы людей были достойными, но претендовать на звание деловой женщины как-то в голову не приходило.

– Тем не менее, вы руководите железнодорожным подразделением, где, кроме романтики дальних дорог, есть и достаточное количество рисков…

– Есть моменты разные в работе, несомненно. Начальник станции взаимодействует с различными структурными службами: дистанция сигнализации и связи, работники пути. Это совместная работа, в которой необходимо проявлять и жесткость, и гибкость, чтобы найти приемлемое решение для всех. И со всеми надо дружить: поможешь ты – помогут и тебе.

– Женщина и железная дорога – насколько это совместимо? Ибо перед глазами не только изящные проводницы в фирменной одежде, но и вошедшая в фольклор укладка шпал…

– Шпалы женщины не укладывают уже лет десять. Сейчас на эти рабочие специальности не берут, потому что это тяжелый вид работы, но раньше их действительно было много.

Осталась только одна работница, если не ошибаюсь, на нашем околотке, дорабатывает до пенсии. Так эта женщина даст фору пяти современным мужчинам, которые еле ноги по шпалам тянут!

Сейчас женщины идут в управление движением, обслуживание устройств. Я для себя не вижу разницы, мужчина или женщина. Есть некоторые ситуации, в которых женщина лучше себя проявляет, чем мужчина.

Как руководитель я не делю коллег по половому признаку, поэтому мне сложно сказать, с кем работать было бы проще. По опыту работы точно могу сказать, что деловые качества и профессионализм подчиненных от пола не зависят, и твердость и требовательность надо проявлять ко всем.

Я всегда считала, что, если человек ходит на работу, он должен работать. Если согласился работать за ту зарплату, которую изначально указали в контракте, то не стоит потом делать вид, что оказываешь крупное одолжение руководству, приходя на рабочее место. Подписывать документы никто не заставлял, свои должностные обязанности знал изначально, как и размер заработной платы – ну, и для чего мне устраивать демарши? Мне такая позиция не нравится, и я никого не буду уговаривать, чтобы он соизволил поработать.

Как говорится, незаменимых нет – есть незамененные, поэтому любого, желающего работать, обучим профессии. Каждый из нас сам выбирает судьбу и профессию, и каждый, как говорится, счастлив настолько, насколько он хочет быть счастлив. У всех нас был или есть шанс получить достойное образование и профессию.

– По предыдущей встрече помню, что вы пришли работать на станцию Мозырь в 19 лет…

– Да, это было после окончания Гомельского техникума железнодорожного транспорта. Выбор профессии был во многом случайным: на семейных советах последовательно обсуждались и отвергались варианты стать медработником (мама работала медсестрой), учительницей… Выбор пал на профессию бухгалтера, в начале 90-х прошлого века это было модно, но на вступительных экзаменах не хватило одного балла.

После 30-летнего перерыва в техникуме открылся факультет управления движением, аттестат, в котором по старой системе оценок было только три «четверки», остальные «пятерки», позволил в итоге поступить в техникум. Все время училась на повышенную стипендию, окончила с красным дипломом и ни разу не пожалела о своем выборе!

Когда пришла по распределению на станцию Мозырь, то, по совету руководства, заняла должность дежурной по станции, на которой проработала в итоге восемь лет.

– Вы стали руководителем: так получилось, пришлось или хотелось?

– Хотелось. Даже вышла на работу, хотя ребенку был только год. А еще поступила в БелГУТ на заочное отделение. Меня поддержали и муж, и свекровь.

– Привлекала большая зарплата?

– Просто большие амбиции: желание что-то сделать самой, потому что были моменты, которые не нравились.

Поэтому когда я стала руководителем, то появилось желание сделать людям то, чего не хватало тебе на рабочем месте, когда сама работала на их должностях – такова моя позиция.

К тому же тогда станция стала на капитальный ремонт, и, чтобы добиться результата, где-то требовала, где-то кричала, где-то просила, но в итоге удалось создать для людей цивилизованные условия работы.

Так что можете считать меня карьеристкой, но мне хотелось занять эту должность – начальник станции Мозырь.

– Если продолжать карьерную тему, то нынешняя должность это предел роста?

– Не буду утверждать, что существует какая-либо дискриминация по половому признаку, но на ряде должностей и постов предпочтение все-таки отдается мужчинам.

Уместно вспомнить, что форма у нас, железнодорожников, с погонами, и это не причуда модельера: дисциплина должна быть по военному образцу, потому что наша отрасль имеет стратегический характер и в мирное время. Так что можно сказать, что в силу этих причин железная дорога во многом мужской мир.

– Какие качества необходимы, чтобы работать в этом строго регламентированном железнодорожном мире?

– Мне не раз говорили, что в моей женской оболочке скрыт мужской характер. Поэтому при необходимости, конечно, приходится более доходчивыми словами объяснять тем, кто не может или не хочет понять по-хорошему.

Но то, что вокруг работают мужчины, заставляет помнить о том, что и как женщина я должна быть очаровательной и привлекательной. Естественное женское желание нравиться все равно остается. Поэтому, упреждая ваш вопрос, скажу, что превращение в мужика в юбке мне точно не грозит.

– Как руководитель вы деспот или демократ? Все-таки не редкость ситуации, когда тот или иной коллектив хочет, чтобы начальник был построже, «а то никто работать не будет»…

– Я стараюсь работать с людьми на их сознательности. Никому не буду мешать получить зарплату и премию, а для этого надо просто выполнять свои обязанности вне зависимости, стою над душой или нет.
Уговаривать кого-то ходить работать… Конечно, можно провести беседу: дойдет – хорошо, не дойдет – ударим по кошельку, расчетный листок до сих пор лучший способ воздействия на сознательность человека.

Мне не надо, чтобы все вскакивали по стойке «смирно» при моем появлении: главное, чтобы была сделана работа, тогда можно и расслабиться, выпить чашку чая, например. Или кофе.
Хочется прийти домой после работы относительно уравновешенной, чтобы не срывать зло на домашних. Ведь достается всегда слабейшим – нашим детям…

Также бесполезно бороться уговорами с алкоголизмом, а когда он еще и женский… Просто всегда сложно уволить в первый раз, особенно, когда это человек, с которым начинал работу… Дальше уже никаких сомнений и колебаний.

Дежурным по станции, а они считаются как сменные руководители в отсутствие начальства, всегда говорю: «Вы не думаете про меня – подумайте про себя. Скрыли пьяного подчиненного – накажут именно вас, ибо он пил не за ваше здоровье, а ради своего удовольствия. Если вам трудно его «сдать» из-за «угрызений совести», то позвоните мне…»

В деловой среде в таких случаях говорят: «Только бизнес – ничего личного». Мне хочется, чтобы мой ребенок рос в нормальной семье с мамой и папой, чтобы семья была материально обеспечена для его же блага. Поэтому расплачиваться не за свою, а за чужую прихоть, ставя благополучие своих родных на карту, не стоит.

Мне хочется верить, что у нас в коллективе отношения порядочные, потому что мы хорошо знаем друг друга.

– Любая работа накладывает свой отпечаток на человека. Как на вас отразилась ваша железнодорожная профессия?

– Одна из должностных обязанностей начальника станции – работа с технической документацией. Поэтому, когда заняла эту должность, как бы ни хватало времени или сил, но любой документ по работе станции прочитываю и перечитываю по нескольку раз, самостоятельно сверяя все данные.
Потому что в случае нестандартной ситуации, а на железной дороге не бывает маленьких ЧП, они всегда чреваты тяжелыми последствиями, отсутствие где-то маленькой единственной запятой всегда вылезет наружу. И в первую очередь спрос будет с начальника станции.

Поэтому необходимо и отмерять семь раз, и просчитывать ситуацию наперед, чтобы потом не выглядеть бледно при проверках.

– У любой профессии есть внешняя и внутренняя сторона. Нередко мы видим только красивых проводниц в фирменной одежде и дежурных в белоснежных рубашках, проезжая полустанки, но не знаем, что за этим стоит…

– Если бы сегодня вернуть год моего выбора профессии, то я бы, не думая, пошла бы в эту профессию. Ни одного дня не пожалела, что работаю на железной дороге. И себя кем-то другим я не вижу.

Дмитрий Кулик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *