Мозырянин Станислав Малащук — реставратор и художник

Станислав Никанорович Малащук (Мозырь)Он, как хирург на операции, возвращает к жизни бесценные произведения искусства, кропотливо, по крупицам оживляя творения мастеров прошлого.

Станислав Никанорович Малащук именно такой хирург, в его руках произведения искусства, казавшиеся безвозвратно утраченными, обретают новую жизнь.

– Станислав, когда вы стали заниматься реставрацией?

– Меня всегда влекла история изобразительного искусства, а поскольку я еще и художник, то мой выбор был предопределен. Первую свою реставрацию помню как сейчас, это была православная икона из Мозырского монастыря. Так сложилось в жизни, что премудростям реставрационного мастерства я нигде не учился, о чем сильно сожалею, все приходилось познавать самому через книги и журналы, расспросы, иногда даже случалось ездить в Москву за литературой. Путь реставратора сложен и тернист, человек моей профессии обязан быть специалистом во многих областях знаний, но также он должен любить свое дело и быть готовым к любым поворотам.

– Какие вещи вам приносят на реставрацию?

– Обычно несут монеты, иконы, награды и другой антиквариат, но иногда приносят и совершенно необычные предметы, как, например, статуэтки божеств или поддужные колокольчики. Все старинные вещи индивидуальны и требуют к себе такого же подхода. Некоторые нужно только почистить, облагородить, в других произвести замену утраченной детали, но бывает, приносят вещь в таком удручающем состоянии, что только чудо может ее спасти, и я творю это чудо.

Был случай, когда мне принесли православную икону «Казанской Божией Матери» XIX века. По иконам можно судить о времени и его нравах. Из нее я достал девять картечей и нарастил отпиленную часть. Икона была настолько искалечена человеческим безрассудством и вероломством, что мне казалось, она потеряна навсегда. Я долго с ней мучился, все пытался разгадать секрет ее письма, и только спустя месяц она раскрыла предо мной свои тайны. Сегодня она радует глаз людской и приносит счастье.

– Вы беретесь за всякую реставрационную работу?

– Я не всесилен. Иногда приносят предметы старины с такими чудовищными повреждениями, от которых слезы наворачиваются, и есть только одно желание – спасти, но я вынужден отказывать. Не все поддается восстановлению. Я советую людям в таком случае не паниковать, а просто подождать. Ведь прогресс не стоит на месте, и то, что сегодня кажется невозможным, завтра может стать реальностью.

– Какие чувства вас посещают в момент реставрации?

– Во время работы, когда я прикасаюсь к предмету старины, испытываю в душе истинное вдохновение, такое чистое и возвышенное, которое пьянит и не покидает меня потом несколько дней. Особенно это чувство меня посещает в моменты реставрации икон. Как известно, все иконописцы были чисты душой, соблюдали пост и получали особое благословление от церкви перед началом процесса письма. И когда моя рука скользит тем же путем, которым шла рука мастера в древности, я начинаю чувствовать его душу внутри себя.

– Станислав, у вас есть ученики?

– Я очень занятой человек, а для работы с учениками нужны время и огромное терпение. К тому же мое мастерство реставратора еще не достигло того уровня, когда можно кого-то учить.

– Помимо реставрации, чем вы еще увлекаетесь?

– Кроме реставрационных работ, я пишу картины и иконы, делаю гравюры, коллекционирую монеты. Вдохновение для своих работ черпаю в путешествиях, подобно Николаю Рериху. Наивысшей точкой признательности моего творчества являются выставки с моими работами в галереях Гомеля, Мозыря и Наровли.

– В моменты просмотра художественных фильмов на исторические темы вы примечаете неточности в реквизитах?

– Постоянно. Раньше мог бы не заметить, как и большинство зрителей, но сейчас мой глаз стал настолько натренирован, что все казусы видны с одного взгляда. В фильмах не считаются с достоверностью фактов, для продюсеров важна только кассовость. Совсем недавно смотрел фильм о первых крестовых походах. Сюжет был интересен и насыщен, а вот историческая точность оставляла желать лучшего. С мелочами еще можно мириться как-то, но, когда показывают огнестрельное оружие во времена Гуго де Пейна, хочется только смеяться.

– Что для вас самое главное в жизни?

– Главное заключается в моей семье и в творчестве. Это два кита, на которых держится мой мир. Можно сказать, что моя семья и моя работа делают меня тем, кто я есть.

Евгений Степанов.

Мозырянин Станислав Малащук — реставратор и художник: 1 комментарий

  • 04.07.2014 в 15:56
    Permalink

    Желаю успехов в творчестве.Горжусь!!!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *