Молодежный театр «Легион» г.Мозыря приглашает на премьеру!

«4 новеллы о любви» —
премьера Мозырского молодежного театра «Легион»

Александр МазьковУже давно стало привычным, что народный молодежный театр «Легион» Дворца культуры ОАО «Мозырский НПЗ» дарит зрителю щедрую порцию позитивного настроения, а учитывая, что в эти дни «легионеры» собрались порадовать своей новой постановкой, был повод встретиться с художественным руководителем коллектива Александром МАЗЬКОВЫМ.

– Александр Васильевич, какое настроение перед премьерой?

– Самое что ни есть бодрое. Предстоящая премьера бодрит так (улыбается), что уже забыл, когда полноценно спал.

– Предстартовое волнение?

– Не без этого. На то есть серьезные причины. Во-первых, этим спектаклем мы подтверждаем звание «Народный любительский коллектив». Это означает, что в зале будет комиссия из Гомеля, которая должна вынести вердикт: достоин коллектив и дальше носить такое высокое звание или нет. А, во-вторых, спектакль у нас на сей раз не простой, а экспериментальный.

– И что это за эксперимент, если не секрет? К чему готовиться публике?

– Это новый спектакль, который называется «4 новеллы о любви». И состоит он, собственно, из четырех новелл, объединенных одной темой, которую можно обозначить так: есть на земле любовь, только иногда кажется, что ее нет. Эксперимент заключается в том, что играем мы спектакль совместно с музыкальным коллективом – соул-бэндом «Джакаранда», представляющим собой очень интересное, самобытное творческое трио: Сергей Бобков, Светлана Кузьмина и Алексей Соловей. Коллектив работает не так давно, но мозырского зрителя уже успел покорить.

– Вы хотите сказать, что на сцене поочередно будут «Легион» и «Джакаранда»?

– В том-то все и дело, что не поочередно, а одновременно. Музыканты как бы являются участниками театрального действа, а песни звучат не только между новеллами, но и в их процессе.

– А насколько гармонично сочетаются музыкальный и драматический материалы? Не будет ощущения разобщенности: что песни и новеллы сами по себе?

– Чтобы этого не случилось, была проведена тщательная подготовительная работа. Прочитан не один десяток пьес и еще больше прослушано песен. В итоге все подобрано так, как в ювелирной мастерской: каждому камню – своя оправа…

– Жанр спектакля вы указали как трагикомедия. Получается, что финал все же будет грустным…

– Не совсем так. Точнее, совсем не так. До антракта будут показаны две грустные новеллы, а после антракта – две комедийные.

– Значит, зритель может выйти из зала со смешанными чувствами?

– Вполне вероятно. Но равнодушным зритель из зала точно не выйдет. Смеяться и грустить надо осмысленно, думая. Цель любого спектакля – заставить зрителя задуматься. Если такого не происходит, то либо что-то не так в постановке, либо зритель перепутал двери и вместо «киношедевра» типа «Самый лучший фильм» пришел в театр. Ромен Роллан некогда на этот счет хорошо сказал: «Театр должен просвещать ум. Он должен наполнять светом наш мозг». Конечно, хочется, чтобы зритель задумался, проанализировал увиденное, сделал выводы. Тем более, что материал будет настолько близок публике, что, уверен, многие просто будут узнавать себя в персонажах! И песни, и новеллы современны и актуальны, ибо тема выбрана вечная, уж простите за банальность.

– Итак, 18 апреля зритель увидит новый спектакль о любви. А, если хорошо вдуматься, бывают, на ваш взгляд, спектакли не о любви?

– Сильный вопрос… Требует такого же ответа. Конечно, у каждой пьесы есть своя посылка (тема, идея, основное переживание). Например, посылку мольеровского «Тартюфа» можно сформулировать так: хитрость сама роет себе яму. Посылка «Короля Лира»: слепое доверие ведет к гибели. Теоретически это пьесы не о любви. Но в любой пьесе есть любовные отношения, обязательно есть какая-то линия «ОН-ОНА», непременно бушуют страсти, звучат признания, льются слезы и кровь. Кинематограф в этом плане тоже не стал исключением. Даже в самой брутальной саге о звездных войнах какой-нибудь джедай нет-нет да и влюбится в межгалактическую принцессу. А уж в театре, где зритель чувствует дыхание актера, его тепло, его энергетику, говорить о любви не только можно, но и нужно. Вот я вспомнил сейчас, что по этому поводу писал великий советский актер Евгений Павлович Леонов в письме к сыну Андрею: «Театр – это не кино, не эстрада и не телевидение. Театр  –  это не рассказ о любви, это сама любовь. И, значит, вас двое: ты и зритель». Ну что здесь можно еще добавить?..

– Пожалуй, ничего. Остается только пожелать вам успешной премьеры!

– Спасибо. С нетерпением будем ждать читателей газеты на спектакле!

Наталья КОНОПЛИЧ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *