Родной земли художник

захаровНаш город остался без прекрасного художника Петра Сергеевича Захарова. Красивый человек, он и звание художника через всю жизнь пронес с достоинством. Его узнавали на улицах города уже по характерному для него одного облику: уверенной спокойной походке, неизменному берету, по внимательному, приветливо улыбающемуся, слегка задорному взгляду.

Вниманию читателя предлагается не некролог, а дань памяти мастера, творческая деятельность которого украшала наш край ровно полвека.

Культурная жизнь современной Мозырщины во многих ее проявлениях без имени Петра Захарова просто не представляется возможной. Это при его живом и непосредственном участии создавалась картинная галерея в пос. Криничном, а затем и городской выставочный зал. По его проекту воссоздан наш современный туристический центр «Замковая гора». Экспозиция музея Великой Отечественной войны в СШ №10 исполнялась почти полностью руками художника. Десятилетиями он руководил оформлением всех торжественных праздников в городских ДК и в парке «Победа». Было время, когда главным художником города работал на общественных началах. Точно так же, добровольно, создавал студии, из которых впоследствии выйдет целый ряд крепких профессиональных художников. Иллюстрировал и поэтические сборники наших поэтов. Сложно все припомнить и перечислить. Многие руководители города знали: когда нужно, Захаров всегда выручит. При всем многообразии такой незаменимой в культурной сфере деятельности его никогда не заносило в сторону собственной персонификации. Приходится повториться: он не искал наград. Даже от звания заслуженного художника республики при одном из послед- них представлений на областном уровне отказался в пользу более «страждущего» сотоварища гомельчанина, хотя бесспорное лидерство было за ним.
В «Энциклопедию  Беларуси», энциклопедию «Литература и искусство Беларуси», в справочное издание Союза художников Беларуси Захаров давно вошел как мастер разнообразных видов искусства. Основными из них стали театрально-декорационное творчество и живопись. Как живописец он работал в различных жанрах: портрете, натюрморте, тематической картине. Однако большую известность в последние тридцать лет приобрел как пейзажист со своим неповторимым, индивидуальным образом мышления. В члены Союза художников Беларуси был принят в 1979 году, ровно через год – член Союза художников СССР, что в ту пору было значительно престижней. В 2001 году получил медаль за заслуги в современном искусстве.

А начиналось все в привольной полесской деревне Карповичи Светлогорского района, где он родился в тревожном 1936 году. В память ребенка крепко вошла война. Дом родителей временами напоминал госпиталь. Тогда и произошло знаковое для любопытного паренька событие. На него, без устали рисующего угольками везде и на всем, обратил внимание раненый. Он-то и подарил парню первый в жизни карандаш со словами: «Хорошо рисуешь, возьми – будешь художником». А после войны будут картинки из «Огонька», которые притягивали к себе, подобно магниту. Популярный журнал этот сыграл роль «стартовой площадки» в жизни многих художников,  пришедших из глубинки и ставших впоследствии известными. В 1954 году, после окончания Осташкинской средней школы, он отправится в Витебск поступать в художественно-графическое училище. «Культурной меккой» Беларуси, «Витебским ренессансом» смело называют сегодня все, что исторически связывает этот город с именами всемирно известных авангардистов Марка Шагала, Казимира Малевича, Роберта Фалька и других художников, прославивших его в начале ХХ века.

Петра Захарова примут сразу на второй курс обучения. Закончив учебу, мог остаться в Витебске, устроиться более комфортно и выгодно. Предать родные места не счел для себя возможным. Попросил направление ближе к дому, так попал в Мозырь. Работать почти не пришлось, забрали в армию. Служба стала первым местом применения его навыков как художника-оформителя. Крупный культурный центр России Воронеж (место его службы) позволил ближе познакомиться с послевоенным искусством  мастеров бывшего Союза. Там же неожиданно для самого себя «прикипел» душой к другому виду искусства – театру. Как рассказывал Петр Сергеевич, воронежская сцена его так захватила, что по возвращении домой, как говорится, «не снимая шинели», он пошел в Мозырский народный театр. И… задержался в нем на всю оставшуюся жизнь.

Его первая должность – заведующий художественно-постановочной частью. Затем – главный художник театра-студии «Верасень» и уже позже – театра драмы им.И. Мележа.

Поначалу молодому оформителю спектаклей, эффект-ному своей внешностью – редкостно красивым разрезом огромных голубых глаз, широким взлетом соболиных бровей и обаятельным звучным голосом, нередко приходилось выходить на сцену и в качестве актера. Невозможно забыть, как обреченно и одновременно забавно Петр Сергеевич разводил руками по поводу ролей, которые ему приходилось играть. В основном это будут роли героев-любовников. Много лет спустя Захаров-художник будет посмеиваться над Захаровым-актером, удивляясь собственной смелости и присущей молодости, как он говорил, «бесшабашной своей самоуверенности». Между тем и по сей день в нашем городе немало людей, помнящих его в роли артиста. Они в один голос утверждают, что исполняемые им роли врезались в память выразительной меткостью, пластикой его неповторимых движений, походкой, а его великолепные природные данные лишь дополняли колоритность сценических образов. В один голос утверждают все, помнившие Петра Сергеевича тех лет, что это был человек увлекающийся, жадный до всего нового и необычного, если брался за что, то не просто работал – он священнодействовал, творил, забывая обо всем.

Среди последних – Галина Николаевна Дашкевич, кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы МГПУ им.И.П.Шамякина, член Союза белорусских писателей. Автор поэтических сборников, она давно уже находит отклик в сердцах, любящих родное белорусское слово. Творческая биография Галины Николаевны начиналась также на подмостках нашего театра. Она утверждает, что, останься Захаров на сцене, он и там не затерялся бы – это было бы имя актера, которому в памяти театральной стереться не суждено. «Велiчная постаць мастацтва Мазыр-шчыны – Пётр Захараў» – так образно и емко назвала она свою статью, опубликованную в материалах специального сборника «Мазыршчына: людзi, падзеi, час» научно-практической конференции мая 2012 года. Когда читаешь ее стихотворение «Мастак», уже более десяти лет назад посвященное живописи Петра Сергеевича, понимаешь, как  созвучна любовь к родной земле этих двух талантливых людей.

Режиссер Михаил Колас и театральный художник Петр Захаров в 60-80-е годы прошлого века первыми сумели поднять Мозырский народный театр на профессиональный уровень. В исполнении наших актеров белорусская классика зазвучала не только на республиканских сценах. Три золотые медали, врученные Захарову в самых престижных театрах России и Прибалтики за сценографию, говорят сами за себя. Так, в 1967 году спектакль «Раскiданае гняздо» по пьесе Я.Купалы стал лауреатом Московского Всесоюзного фестиваля народного творчества на Кремлевской сцене. Затем будут еще два триумфа для Мозыря: в Таллинне спектакль «Трибунал» А.Макаёнка станет победителем Всесоюзного фестиваля и в эстонском городе Вильянди спектаклю «Люцiкi-кветачкi» Г.Марчука будет присужден гран-при на международном фестивале «Рампа дружбы», где были представлены театры Болгарии, Мексики, Румынии и других стран.

И с тех пор почти все основные спектакли народного, а потом уже и профессионального драматического театра имени Мележа выходят в оформлении Захарова. Он искал и находил свой ключ к каждому спектаклю. Умел сочетать лаконизм деталей со звучной декоративностью, пронзительной точностью национального колорита. Сценография художника, знающего толк мудрости, красоты и своеобразия своего народа, вызывала неизменное уважение известных деятелей культуры Беларуси, критиков. Добавим еще и тот факт, что как театральный художник он – единственный в республике четырежды лауреат международных конкурсов.

С детских лет вдохнувшему аромат родной природы (отец работал в лесничестве) Петру Захарову просто не суждено будет пройти мимо такого волшебства в искусстве, как холст и краски. Полесский пейзаж в его душе жил всегда. Сомнения были лишь в том, как к нему приступить чисто технически, какая кисть сможет лучше выразить его собственные мысли, его чувства. Умея быть благодарным людям, он часто вспоминал при этом имена двух гомельских художников Д.Алейника и Н.Казакевича. Считал, что это они его поддержали, разглядели и одобрили ту самую, захаровскую, кисть. Кисть, которая кладет краски на холст не просто продуманно и образно, но уверенно, как говорят, «корпусно», крепко по живописи. Фактурная или, как еще ее называют, пастозная манера письма соответствовала и самому характеру художника – ищущему, неспокойному. Она позволяла выражать свои мысли взволнованно, остро эмоционально. И в природе он предпочтение отдавал состояниям подвижным, часто тревожным. Его палитра красок звучных, аккордных на выставках неизменно притягивала к себе. Да и сам он частенько признавался, что любит больше «кипучие, бурные состояния природы, когда в них жив цветовой накал. Бываю счастлив, как ребенок, когда удается на холсте ухватить эту тайную энергию природы…».

Петр Сергеевич радовался и тому, что окна его квартиры почти упираются в Припять и ее заречные просторы. Наблюдая живое движение реки во все времена года, он невольно выступил в роли восторженного живописного летописца ее образа, именуемого везде символом белорусского Полесья. Особое блаженство для Захарова было собраться и уйти, а лучше уехать подальше на пленэр. Этюдный материал, собранный в березовых рощах, притихших дубравах, живописных мозырских оврагах, осмысливать и перевоплощать потом в мастерской – процесс еще более творческий и желанный.

Широкой душе живописца удавались как развернутые, эпически емкие панорамные образы, так и быстро исполненные, трепетно живые этюдного плана работы. Несколько раз на выставках в картинной галерее мы заводили разговор о том, что его большие по размеру картины-пейзажи напоминают опять-таки театрально завершенные, сценические образы, что они словно живут в ожидании действия. Петр Сергеевич в ответ с неизменно хитроватой улыбкой парировал: «Мои наставники еще в юности нам советовали поработать в театре, чтобы разобраться в основах композиции. Вот я и поработал в нем без малого 50 лет…»

С нескрываемым удивлением и некоторой гордостью рассказывал художник, как проходили его вернисажи во многих городах республики. Обязательный прием на самом высоком уровне у городских и культурных руководителей, признание его как яркого носителя современной национальной культуры вызывали некоторое смущение и растерянность. «Никогда бы не подумал, что где-то так далеко помнят наши спектакли, знают мою живопись и проявляют искренний и глубокий интерес…» Вот и на своей последней персональной выставке в Гомеле растроганный очередным приемом и вниманием руководства города и коллег художник высказал, наверное, самые сокровенные мысли: «Побывав во многих местах, такой красоты, как у нас, я даже в Швейцарии и не увидел, и не почувствовал. Мозырщина и город Мозырь необычайно красивы. Я белорус и горжусь этим».

Не перечислить всех выставок: городских, областных, республиканских и зарубежных, участником которых был П.С.Захаров. Как не сосчитать и количества его произведений, находящихся сегодня в музеях республики, частных коллекциях – наших и заграничных. Он мечтал о картинной галерее в городе…

По просьбе художников Тамара АНИСИМОВА.

МАСТАК

Пятру Сяргеевiчу Захараву

На палатне, сатканым паляшучкай,
Аблашчаным руплiвымi рукамi,
Яе сынок узнесла, чыста, гучна
Спявае песню фарбамi, мазкамi.

Разгортвае мастак душы сувоi –
I край мазырскi таямнiцай дыша.
Радзiмае, бацькоўскае, зямное
Захопiць, запалонiць, закалыша.

Гарыць усход над Прыпяццю вясновай.
Плыве туман над соннымi дубами,
I сенажацi шэпчуцца з дубровай,
I ў карагодзе клёны над ярамi.

I квеценi чаруючыя шаты
Успыхваюць нязгаснаю зарою,
I белыя буслы ля цiхай хаты
Палоняць сэрца цеплынёй сваёю.

I кавалi ў абдымку з палынамi
Гамоняць з ветрам. Лес нацяты, хмуры…
А верасы дзiцячымi вачамi
Глядзяць у неба ў чаканнi буры.

А ён, мастак, стаiць на верхавiне
Сiвых вякоў i ловiць гоман гаю.
I знiтаванасць з памяццю былiннай,
З зямлёй i небам сэрцам адчувае.

Галіна ДАШКЕВІЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *