Выездное заседание рабочей группы: Осовецкий сельский Совет

И пусть шмонают опера,
мы пьем с утра и до утра —

вагончик жизни покатился
под уклончик…»

Кто вино любит, тот сам себя губит (Русская пословица)

Возлюбили вино превыше всего

Их портреты –  людей, о которых можно сказать: «Пьют как в бездонную кадку льют», –  и это бросилось в глаза сразу, очень между собой схожи. Разницы нет, где с ними повстречаешься, –  в Криничном, Скрыгалове, Осовце… Типаж везде один и тот же: на всех лицах лежит, выражаясь словами известного философа, печать добровольного сумашествия, добровольного безумия… Постоянное пьянство оставило свою отвратительную печать на их внешности: пустой взгляд, никчемность мыслей, неадекватность поступков… Разрушенный разум, человеческая униженность, внутренняя опустошенность, равнодушное отношение к нравственным столкновениям, к разорению своей семьи, если таковая еще имеется, к презрению со стороны своих сограждан –  вот последствия такой жизни, вмещающей в себя лишь один принцип: «Нальем! Пускай нас валит хмель! Поверьте, пьяным лечь в постель не так уж плохо!»

Да, воистину: когда б не пьянство, то вовек не знал бы горя человек. На этот раз заседание выездной рабочей группы под руководством главы представительной власти района Сергея Александровича Гвоздя для проведения в сельских Советах и ЖЭУ города профилактической работы с лицами, ведущими асоциальный образ жизни, проходило в Осовецком Доме культуры. Сюда сотрудники милиции доставили тех, кто оказался за гранью нормальной человеческой жизни, морально деградированным, потерявшим и стыд, и совесть, у кого была лишь одна озабоченность –  за что бы выпить? –  вчера, сегодня, завтра. По их лицам видела: ни малейшего волнения в сердце от этой позорной миссии, ни даже намека на душевную тревогу, отсутствие неловкости от ситуации, ни хотя бы слабого шевеления ума от необычности происходящего действа –  все им трын-трава… Грязно одетые, небритые, еще полупьяные  мужчины и женщины… С характерной фиолетовой расцветкой для этой категории. Ну как тут не воскликнуть: «Да, у наших бражников много праздников!» Как говорит русская пословица, «лучше знаться с дураком, чем с кабаком».

Выездное заседание рабочей группы: Осовецкий сельский Совет

Открывая заседание, председатель Осовецкого сельского Совета Марина Федоровна Радовня не скрывала глубокой озабоченности: со всеми, кто находился в зале, проводились работа, беседы, но, увы, результата от этих усилий нет… Разумный совет, поучительное слово не трогают души этих людей, губящих безжалост-но самих себя. По-прежнему пьют, не работают, скандалят, лишая мира и покоя других… Как говорится, рюмку выпил за пятак, пол-литра – за четвертак, а жену избил за так… Вспомнила библейское, притчи царя Соломона: «У кого вой? У кого стон? У кого ссоры? У кого горе? У кого раны без причин? У кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином».

…И скажешь: «Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же». Для того чтобы вернуть этих заблудших людей к свету, к нормальной жизни, чего бы это ни стоило, и приехала в Осовец выездная рабочая группа. Кто ж они, эти падшие души? Взять, например, Григория Васкевича. Ему 48 лет. Проживал раньше он по адресу: д.Глиница, ул.В.Хоружей, 25. После смерти матери дом пришел в негодность, и теперь Василий бродяжничает. Внешний вид этого человека –  наглядное свидетельство его жизни: грязный, немытый, заросший… Нигде не работает, пьет. За какие средства, спрашивается? Выручают собутыльники и те женщины, которые привечают его на своем пороге – да, есть и такие. Сейчас этот гражданин обитает в заброшенном, пустующем доме в д.Летовище. У этой развалюхи нет ни окон, ни дверей  – лишь ветер один здесь вовсю хозяйничает… Нет у Григория Васкевича ни паспорта, ни других документов  – живет, как одичалый волк… Как заметил американский писатель Синклер Льюис, «сначала вы требуете выпивку, потом выпивка требует выпивки, потом выпивка требует вас…» И хотя Григорий Васкевич состоит на учете в наркодиспансере, от лечения он уклоняется: зачем? Все в бездомной и несостоявшейся жизни его устраивает: я еще не пьян по-настоящему, считает этот человек, коль могу лежать, не держась за пол…

Слово председателя районного Совета депутатов Сергея Александровича Гвоздя, возглавляющего рабочую группу, было кратким и жестким: сегодня же Григорий Васкевич будет доставлен в больницу для проведения медицинского обследования и лечения от хронического алкоголизма. Комиссия также окажет ему содействие в получении паспорта. Окончательный вердикт таков: с мая приступить к работе! Григорий Васкевич будет зачислен в полеводческую бригаду ГП «Осовец». Ну, а коль этот человек не пожелает подчиниться решению комиссии, в таком случае его ждут суд и ЛТП. «С вами шутить никто не собирается. Вы находитесь в социально опасном положении, не контролируете свои действия. Шаг влево, шаг вправо – и поедете в места не столь отдаленные, будете там вкалывать до седьмого пота, как и полагается мужчине в вашем возрасте», –  подчеркнул Сергей Александрович. Да, такие люди, как Григорий Васкевич, –  это те, по вине которых возникают различные чрезвычайные происшествия, те, которые могут в один присест нанести горе многим –  одной спичкой… Вот почему отныне его жизнь будет под контролем.

Чтобы не было  как прежде  –  попей, попей  – увидишь чертей…

IMG_9414

Жена пьет –  весь дом горит

А вот образ матерей-алкоголичек, без зазрения совести променявших на рюмку своих детей. Ну что сказать, ну что сказать? Впору, наверное, вспомнить русскую пословицу: «Муж пьет –  полдома горит, жена пьет –  весь дом горит». Из этой когорты –  36-летняя Марина Кунцевич. Она – обязанное лицо. У нее трое детей, которые находятся в различных детских домах. За их содержание женщина должна выплачивать государству средства. Да только Марине не до этого: ее задолженность за воспитание и содержание троих несовершеннолетних детей превышает 80 миллионов! Биография у нее еще та. Она лишена родительских прав. Дважды побывала в ЛТП, но серьезных выводов из своей жизни, которая вмещается в два слова «перекати-поле», не сделала. Своим пребыванием в лечебно-трудовом профилактории так поделилась с собутыльниками, с теми, кто был насильно доставлен в Дом культуры милицией: «Еды дают мало –  суп да селедка в меню. Мяса нет. Работать приходится много». Есть у Марины Кунцевич свой дом, да только он больше похож на мусорную свалку, чем на человеческое жилище, –  до такой степени запущен! Свои загульные дни эта женщина проводит вместе с сожителем, которому уже под 60. В его доме тоже сплошная антисанитария. Пока Марина Кунцевич работает подменным животноводом. Церемониться с этой матерью-кукушкой члены рабочей комиссии не стали. Вердикт ей вынесли такой: если не возьмется за ум-разум, не станет на путь исправления, отправится в тюрьму.

Из этой же когорты –  Елена Мартинович. Она лишена родительских прав на троих детей. Это обстоятельство вовсе не причиняет боли женщине. Ее задолженность государству за содержание несовершеннолетних превышает 18 миллионов. Пьянство –  смысл жизни Елены. И хотя хозяйство протянуло женщине руку помощи –  приняло на работу дояркой по раздою коров, Елена Мартинович не умеет ценить добро. Председатель районного Совета депутатов Сергей Александрович Гвоздь вспоминает случай, который он видел воочию: на 8 Марта Елене подарили от предприятия махровое полотенце. А уже на следующий день эта доярка так напилась, что свалилась с ног в сарае рядом с коровами –  вот какой богатырский был у нее сон… Все ясно: женщине необходима кодировка. По словам Елены, она согласна на это. Но не пьяный ли это бред? Женщина ведь явилась на комиссию под изрядным хмельком…

Анне Левковой –  уже за 50, но туда же: из-за постоянного пьянства света Божьего не видит… Ее принцип таков: если пьянство мешает работе –  брось работу. Что она давно и сделала. Родом Анна из Витебска, а в г.Мозыре она отбывала наказание, так называемую «химию». По окончании срока домой не вернулась, дети ее вовсе не интересуют, а сама осела в Осовце – нашла здесь себе сожителя по душе. Прописки у Анны нет, работать она не желает – от труда и кони, как известно, того, в доме –  полная антисанитария. Что с такой горе-мамашей делать? Остается одно: посадить в поезд – и айда в свой Витебск, катите в родные края! И это будет сделано при условии, что женщина не изменит свои взгляды на жизнь. Но вряд ли это уже случится… Потому что нос у Анны Левковой по-прежнему свербит – в рюмку глядит. Тяжело писать о том, как взрослые люди, поклоняющиеся с утра до ночи лишь Бахусу, приносят в жертву ему родных детей. Пример тому – семья Анатолия и Татьяны Чирич. У них две дочери, и одна из девочек –  инвалид детства. Вы думаете, это обстоятельство хоть как-то повлияло на родителей по уменьшению пристрастия к спиртному? Отнюдь! Из-за постоянного пьянства дети из семьи не раз изымались, затем снова возвращались в отцовский дом, который, увы, таковым по-настоящему для них не стал. Ни мать, ни отец нигде не работают, ссылаясь на разные причины. Глиницкая базовая школа решила помочь Татьяне заработать копейку – приняли дворником, да только мать-алкоголичка продержалась недолго – тяга к спиртному оказалась сильнее здравого разума. Более того, это семья, в которой постоянно происходят скандалы. На просьбу членов рабочей группы назвать год, день и месяц рождения дочерей ни мамаша, ни папаша не сказали в ответ ничего –  забыли! На какие средства живет эта семья? Перебивается случайными заработками: осенью Анатолий Радовня вязал веники… Его понимание того, что никто ему не поможет, пока сам себя не образумит, оставляет в моей душе слабую надежду: не весь ум еще пропил, видать, человек! Для этой семьи тоже найдется работа в полеводческой бригаде хозяйства. Как говорится, было бы желание руки к делу приложить.

В числе социально опасных так называемых ячеек общества, проживающих на территории Осовецкого сельского Совета, –  гражданская семья Ирины Данилович и Александра Гуненко. Десятилетней Ольге  –  дочери Ирины Данилович – не позавидуешь: в доме постоянно нет еды, причем никакой. Здесь холодно, грязно, накурено. Заглянув как-то в это убогое жилище, председатель Осовецкого сельского Совета Марина Федоровна Радовня ужаснулась от увиденной картины: пьяная хозяйка спала беспробудным сном, бросив одеяло на кучу окурков… Да что там: на заседание рабочей группы Ирина Данилович явилась пьяная. «Не буду врать: утром выпила самогоночки», – призналась она. Женщина не видит в этом ничего плохого. Материнские чувства у Ирины Данилович давно исчезли, пропали, вымерли. Ее лицо даже не дрогнуло от того, что она будет лишена родительских прав. Показалось, что Ирина этому страшному приговору даже обрадовалась: меньше забот будет!

Выездное заседание рабочей группы: Осовецкий сельский Совет

Как стелька пьян, как вехотка насосался…

Действительно, в пьянстве нет ни ума, ни добродетели. Характерным доказательством этого является Виктор Радовня. Беспробудные пьянки, драки – вот его образ жизни. Жена, не вытерпев издевательств, сбежала от него с 4 детьми к своей матери. Но даже это обстоятельство не заставило Виктора Радовню одуматься, вернуть ее и малышей назад. В доме в Глинице по ул.Белобережской, 50, который, к слову, семье выделило хозяйство, теперь он единовластный хозяин, правда, запустивший жилище до такой степени, что через порог не переступить –  везде грязь, сплошная антисанитария. Такой же и огород. И хотя Виктор Радовня работает в хозяйстве слесарем на МТС, это не мешает ему пьянствовать да совершать прогулы. Этот человек, выживший из дома жену и 4 детей, ничуть не раскаивается в содеянном. Его не мучит совесть от того, что его малыши вынуждены вчетвером спать на одной постели в доме бабушки; от того, что одному ребенку требуется сложная операция в Минске, и для лечения необходимы деньги; от того, что не находит себе места жена, о которой сельчане отзываются как о хорошей хозяйке… Все нипочем – водка для Виктора Радовни стала превыше всего. Верно заметил Робиндранат Тагор: «Сколь бы счастливым ни чувствовал себя пьяница от вина, он далек от истинного счастья, потому что для других – это горе, это несчастье». Решение по этому гражданину было такое: закодировать, восстановить все, что разломал, разрушил в доме, навести там порядок, как и на огороде. По возвращении жены из Минска, где она находится с ребенком на операции, поселить ее в доме, на проживание в котором она имеет полное право. Возбудить уголовное дело по факту избиения женщины. Отделу кадров хозяйства взять на особый контроль трудовые будни этого работника. «Не сделает должных выводов –  меры воздействия к нему будут ужесточены», –  заметил глава представительной власти района.

А вот еще один типичный пьяница-родитель –  Александр Галицкий. Ему 23 года, но он уже отец двоих малолетних детей. Александр нигде не работает, пьет, устраивает скандалы, вынуждая родственников обращаться за помощью к участковому инспектору. Этот молодой еще летами человек живет, как в поле ветер, не обременяя себя заботой о малышах, о семье. Образ его жизни –  тунеядство: спасают пособия на детей. Порядка в доме нет, да и кто его наведет? Александр проходил лечение в наркодиспансере, да только жена вымолила врачей отпустить его домой: скучно ей, бедолаге, без милого дружка… Но все осталось по-прежнему: пьянки, скандалы, в хмельную бездну выброшенные детские денежки… Решение по Александру Галицкому рабочая группа приняла такое: поместить на принудительное лечение от алкоголизма с дальнейшей кодировкой, а затем трудоустроить в ГП «Осовец» животноводом. В общем, взять жизнь Александра под контроль со всех сторон.

Так и не взялся за разум даже на шестом десятке лет Петр Семашко. Его жизнь –  как две капли воды схожа с жизнью его непутевых земляков, о которых я уже рассказала. Все та же стезя: хотя возраст позволяет, нигде не работает, беспробудно пьет. Раньше ездил на временные заработки в Москву, теперь и этого не делает –  все равно все деньги пропивал на месте. Домовладение, а живет Петр Семашко один, находится в ужасном состоянии – за пьянками, гулянками ему не до него. Рабочая группа обязала Петра Семашко навести на подворье порядок, наложить штраф за антисанитарию в доме, трудиться в полеводческой бригаде хозяйства, иначе лишится жилья: дом-то принадлежит ГП «Осовец», а владелец его здесь не работает… Периодически появляется на территории сельского Совета Юрий Гуринович. Он также нигде не работает, постоянного места жительства не имеет, пьет. Неразлучной парой в пьянстве являются отец и сын Даниловичи. Старший, Петр Алексеевич, и его 27-летний сын бездельничают, тунеядствуют, бражничают. Когда-то Петр Алексеевич работал на комбайне в хозяйстве, но теперь это хорошее время осталось лишь воспоминанием. Будни нынче и для отца, и для сына иные –  стакан-стаканчики везде стоят, вокруг бутылочки торчат… Михаил, два года отсидевший в тюрьме за воровство, за ум не взялся. Эта тяжкая наука –  заключение –  увы, ему на пользу не пошла. Да и зачем, если отец сполна разделяет пристрастие сына: чарочка хмельная –  главная теперь радость Даниловичей. Не работает нигде и Николай Юницкий, хотя он является обязанным лицом. По специальности Николай сварщик, да только на работу в хозяйство не является: знает, что обязанных лиц за прогулы не увольняют. Вернуть задолженность государству, превышающую 5 миллионов рублей, он не спешит: для этого же надо работать! «Заберут дочь, если не исправитесь!» –  предупреждает Николая Юницкого глава представительной власти района Сергей Александрович Гвоздь. К слову, здесь есть упущения и со стороны хозяйства: никаких мер к обязанному лицу оно не предпринимало, а ведь такие люди должны работать в принудительном порядке! Насильно! Через принуждение! Варианты дальнейшей жизни Николая Юницкого очерчены четко: выполнять Декрет №5, работать в хозяйстве. Третьего не дано.

Малые дети спать не дают, а большие –  жить

В этой череде изломанных по своей же воле жизней и судеб есть особая категория взрослых тунеядцев – тех, кто живет за счет престарелых родителей. Как тут не вспомнить русскую пословицу о том, что в семье не без урода. Один из таких горе-сыночков – Юрий Корж. Детина он лет зрелых – скоро стукнет 40, а вот быть взрослым сыном так и не научился. Работал Юрий когда-то пастухом, да бросил: зачем? Прокормит 80-летняя мать… На прямой вопрос членов рабочей группы, почему он не трудится, глазом не моргнув, Юрий представил свою версию причины: старенькую мать смотрю… Она без меня, говорит, совсем пропадет… Я, утверждает Юрий, для нее –  все! А правда ведь совсем иная: из-за пьянок, гулянок Юрий Корж забыл о матери. Она ему не нужна –  лишь ее пенсия! С родительского огорода этот детина ворует картофель, лук, другие овощи и продает их –  выпить же надо! Вот потому в день заседания рабочей группы старая женщина сама приехала из Передрейки в Осовец, чтобы купить лекарство: сыночку денег доверить нельзя –  пропьет! Теперь Юрию Коржу предстоит лечение в наркологическом диспансере, а затем он должен трудоустроиться в ГП «Осовец», иначе его ждет ЛТП. На полном иждивении отца, престарелого инвалида войны, находится 57-летний его сынок Василий Коновальчук. Справедливо возмущается Иван Васильевич: сколько же еще он должен содержать своего пьяницу-детину? Но нет у Василия Коновальчука ни стыда, ни совести. Они ему неведомы. Страсть к алкоголю отравила все хорошие человече-ские качества. Кто-то из родителей пьет с детьми, кто-то страдает от этого… Ну, а сами отпрыски о чем тревожатся? Да все о том же: как бы за-брать у своих стариков их кровные рублики да всласть пображничать… Вряд ли будет уже с них какой-то толк: учи сына, когда поперек лавки лежит, а когда вдоль вытянется – трудно будет, говорит пословица. Решение рабочей группы было таким: направить на лечение от алкоголизма Юрия Коржа и Василия Коновальчука, затем трудоустроить их в хозяйстве. Работать все, кого заслушала выездная рабочая группа, будут под жестким контролем, а иначе какой смысл всей этой работы? По крайней мере, 7 из приглашенных тунеядцев способны приносить пользу хозяйству.

Председатель районного Совета депутатов Сергей Александрович Гвоздь, подводя черту, заметил, обращаясь к тем, кого доставила в Дом культуры милиция, что никто не ставил такую цель –  направить их в ЛТП, в тюрьму, забрать детей… «Нам небезразлична ваша судьба, и мы поможем вам вернуться к нормальной жизни, но многое зависит от вас самих. Мы даем вам шанс реабилитироваться, и вы должны использовать его для своего же блага», –  подчеркнул он. По мнению Сергея Александровича, нет такого зла, которое при желании нельзя было бы преодолеть. Пьянство – самая большая беда деревни. В один присест ее не одолеешь. Но, если поставить перед собой цель, если не быть безразличным к чужой беде – все получится.

Закончилось очередное выездное заседание рабочей группы. Я была убеждена: решения – строгие, жесткие, действенные – непременно дадут свои результаты, ведь в Осовец приехали уважаемые люди не для того, чтобы просто поговорить, а добиться конкретной цели. Кто-то задумается сам над своей непутевой жизнью, кого-то к этому подтолкнут обстоятельства, а кого-то за-ставят ответственные службы встряхнуть свой разум… Мудрец сказал: «Если воздержание от вина – незначительная жертва, принесите ее ради других; если же это большая жертва – принесите ее ради себя самого». Вот бы следовали все не лучшие представители рода человеческого не только из Осовца, но и повсеместно этому замечательному совету Омара Хайяма, сколько бы тогда бед удалось избежать! Эх, помнить бы этим бедолагам мудрые слова поэта: «Запрет вина –  закон, считающийся с тем, кем пьется, и когда, и много ли, и с кем. Когда соблюдены все эти оговорки, пить –  признак мудрости, а не порок совсем».

Лариса КУЗЬМИНА
Фото автора

IMG_9416IMG_9405IMG_9407IMG_9400 IMG_9398

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *