Антон Николаевич ЧУЕШОВ, прокурор Мозырского района: «Перед законом все равны»

Древние говорили: «Не царь есть закон, но закон есть царь». И потому твердо придерживались убеждения, что, если отступишь от него, потеряешь дорогу. Все так: где закон, там и защита. Где закон, там и наказание.

Антон Николаевич ЧУЕШОВ, прокурор Мозырского районаДля того чтобы в жизни общества главенствовал этот высокий постулат – ex aequo – по справедливости, нужен надзор, и это ответственное дело возложено на прокуратуру. О том, как надзор осуществляется на территории нашего района, и о многом другом, что с ним связано, я попросила рассказать прокурора Мозырского района, советника юстиции Антона Николаевича Чуешова.

– Антон Николаевич, человек в погонах всегда вызывал у меня определенный душевный трепет – он не такой как все, считала я: сильнее духом, тверже характером, с устоявшимися жизненными принципами, мужественнее, организованнее, с жесткой волей, одним словом, личность, обладающая вполне осознанной свободой, являющаяся самостоятельным источником действия.

Вы представляете именно такого человека в погонах – защищающего закон, требующего безоговорочного подчинения его духу и букве. Антон Николаевич, каким главным принципом в своей работе вы руководствуетесь? Какие положения закона стали для вас лично основополагающими и почему?

– Это, прежде всего, главенство закона. Независимо от статуса человека – простой ли это гражданин или должностное лицо, пусть даже и высокого ранга. Мой принцип такой: перед законом все равны. Как говорили древние, пусть даже это будет плохой закон, но это лучше, чем беззаконие. Вот почему во главу угла, во главу всех общественных отношений должен быть положен принцип законности, то есть равенства всех перед законом.

– Не могу не спросить вас о том, почему вы выбрали эту стезю в жизни – стоять на защите закона? Что определило такой ваш выбор профессии: интерес к данной работе, личностные качества, отвечающие требованиям ее, престижность долга? Как заметил один из известных философов, нет профессий с большим будущим, но есть профес-сионалы с большим будущим…

– В свое время, это был 1995 год, я поступил на первый курс юридиче-ского факультета Монгольского национального университета – там работали мои родители. Был зачислен в русскоязычную группу. Первый курс я окончил в Монголии, а затем перевелся на аналогичный факультет Гомельского государственного университета им.Ф.Скорины. Почему же выбрал для себя юридический факультет? Во-первых, потому что у меня была больше склонность к гуманитарным, чем к точным наукам, а во-вторых, выбор этот был обоснован тем, что принцип справедливости ближе мне по духу. Вот почему к моменту окончания школы вопрос выбора профессии передо мной не стоял: буду юристом! К слову, мои родители – инженеры, и представителей такой профессии в нашей семье нет. Я всегда старался придерживаться в жизни принципов справедливости. Это непросто, должен заметить, но именно это обстоятельство, повторю, и обусловило мою дальнейшую жизнь, мою судьбу. Еще не закончив учебу, тогда это можно было, я сам пришел в Гомельскую областную прокуратуру в отдел кадров и поинтересовался, какие есть вакансии, можно ли устроиться на работу… Мне посчастливилось: как раз существовала вакансия помощника прокурора Рогачевской межрайпрокуратуры. И я туда отправился на работу, хотя до окончания университета оставалось еще полгода. Мне удавалось работать и продолжать учебу. Все нормально, в принципе, и получилось: Рогачеву я отдал 6 лет –  работал помощником, старшим помощником прокурора. После этого был направлен в прокуратуру Железнодорожного района г.Гомеля, но там работал совсем немного. Это был, так сказать, мой переходный этап, а затем я был переведен в областную прокуратуру в отдел по надзору за исполнением законодательства. Через полтора года мне поступило предложение возглавить прокуратуру Чечерского района. Район этот небольшой, но, тем не менее, проблем хватало с точки зрения соблюдения законности. Цифра «6» идет по моей судьбе весьма значимо: в Чечерске я работал тоже 6 лет. Затем прокурор области Сергей Яковлевич Аземша предложил мне возглавить прокуратуру Мозырского района. В принципе, каких-то раздумий на этот счет у меня не было. Я дал согласие и с  апреля 2013 г. работаю в г.Мозыре.

– Антон Николаевич, вопрос в продолжение темы: как вы оцениваете ситуацию в нашем районе с точки зрения соблюдения закона?

– Ситуация здесь непростая. Должность прокурора требует, как мне показалось за этот непродолжительный промежуток времени, более принципиального подхода к делу, так скажем. В связи с тем, что в Мозырском районе на протяжении 9 месяцев до моего назначения прокурора не было – эти обязанности исполнял заместитель, у которого своих непосредственно задач предостаточно, то, разумеется, сейчас требуется большая организованность и требовательность в работе. Более тщательно нужно подходить к планированию рабочего времени. Еще один момент, который нельзя не учитывать: половина сотрудников прокуратуры имеет стаж до года. В связи с этим требуется уделять еще много времени наставничеству, введению их в курс дела. Я думаю, что эту проблему мы со временем решим, тем более, что сотрудники достаточно грамотные, и у них есть желание работать.

– Хочу вернуться к высказанной вами мысли о справедливости как гарантии действия закона. Антон Николаевич, согласитесь, что слово «закон» и слово «справедливость» – две стороны одной медали. Даже можно сказать иначе: справедливость следует за законом. В связи с этим вспоминается такой нравственный урок великого Конфуция. Некто спросил: «Правильно ли говорят, что за зло нужно платить добром?» Учитель сказал: «А чем же тогда платить за добро? За зло надо платить по справедливости, а за добро – добром». Как этот принцип справедливости в наказании выдерживается в работе сотрудников Мозырской прокуратуры?

– Я не зря сказал, что законы требуют совершенства, ведь жизнь не стоит на месте. Изменяются законы в нашем молодом государстве, которое, я считаю, находится еще на пути становления, поправки в них вносятся довольно часто. Принцип справедливости закона могу прокомментировать следующим образом. Если человек предстал перед судом за совершенное преступление, и санкция статьи предусматривает, например, лишение свободы, то в таком случае мы всегда смотрим, что этот гражданин из себя представляет. Если противоправное действие у него произошло впервые, если он характеризуется положительно и ранее ни в чем предосудительном не был замечен, в законе есть положение и в Уголовном кодексе статья 70, которые позволяют этому человеку назначить наказание впоследствии более мягкое, чем предусмотрено данной санкцией. Вот почему мы не всегда поступаем так, как указано в той или иной норме закона, ссылаясь, опять же, на другую норму закона. В принципе, мы регулируем вопрос для того, чтобы человек получил наказание, достойное для его исправления, достойное содеянному преступлению. Приведу пример. Буквально на днях в суде рассматривалось одно характерное в этом плане дело. Жителю города, который находился в командировке, позвонила соседка и сообщила о том, что в это время его сожительница устроила в доме пьянку с другими мужчинами. На протяжении уже двух дней они активно употребляют спиртное, ведут себя вызывающе, шумно. Женщина позвонила соседу по той причине, что не выдержала постоянных криков, пьяных разборок. Мужчина приехал сразу же. И что он увидел в своем доме? Пьяных незнакомых людей, бардак в квартире… Нервы его сдали, и он костылем нанес несколько ударов тому, кто пьянствовал с его сожительницей, а затем взял металлический предмет и ударил его в область туловища. В результате тяжелой травмы пострадавшему вырезали селезенку. Действия мужчины квалифицированы по ч. 1 ст. 147 УК, предполагающей лишение свободы  до 8 лет. Опять же, в ст.63 УК перечислены обстоятельства, смягчающие ответственность виновного. Ссылаясь на эту норму, я попросил, а суд нашел возможность назначить этому человеку наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, т.е. так называемую «химию». Здесь есть две разновидности отбытия наказания: либо направляем в комендатуру, либо человек остается дома, работает, отмечается, милиция проверяет его на протяжении всего отбытия срока наказания. И, тем не менее, человек не изолирован от общества, находится дома, работает. Вот так конкретно срабатывает этот принцип. Более того, указом Президента утверждена концепция совершенствования мер уголовной ответственности. Суть ее направлена на то, чтобы у нас было меньше людей, которые отбывают лишение свободы, чтобы было меньше граждан, изолированных от общества. Но это совсем не значит, что если ты заслужил изоляцию, то останешься на свободе все равно. Нет. Туда он и будет направлен. Это связано с тем, чтобы каждый на своем месте, начиная от рядового сотрудника милиции, который собирает начальный материал, следователя, прокурора, который доводит дело до суда, и заканчивая судом, более тщательно подходил к вопросам назначения наказания, в том числе и по его суровости. Общество в этом смысле у нас последнее время меняется.

– Антон Николаевич, Цицерон утверждал, что законы должны искоренять пороки и насаждать добродетели. Говорю об этом не случайно. Главная миссия прокуратуры, как известно, заключается в контроле над соблюдением закона со стороны всех субъектов хозяйствования. Есть ли определенная тенденция в нарушении его? Если да, то какая? Какие чаще всего вы выявляете нарушения? По каким наблюдается рост, а по каким – снижение? В результате чего это происходит?

– Начну с хорошего. Если касаться деятельности предприятий в части исполнения требований Директивы №1, то следует констатировать, что несчастных случаев на производстве у нас стало меньше. Кстати, это вообще тенденция республиканская. Нарушений трудового законодательства тоже стало меньше. Мы еще помним те времена, когда задерживали выплату заработной платы повсеместно. Сейчас этого нет. Есть, правда, отдельные случаи невыплаты своевременно окончательного расчета, когда человек увольняется, но это, скорее, исключение, чем правило. Это те нарушения, которые допускаются. Я бы не сказал, что они неисправимые, глобальные, но они все-таки существуют. Это, в первую очередь, если сказать общими словами, сохранение собственности. Некоторыми предприятиями и организациями, особенно АПК, не уделяется достаточно внимания вопросам укрепления охраны объектов, где находятся товарно-материальные ценности. Предприятия вы-плачивают различные штрафы за нарушения, выявленные, скажем, инспекцией труда. Санкции накладываются, если какое-то должностное лицо не исполнило сполна свои обязанности и создало условия, при которых были нарушены те или иные правила охраны труда. То же самое в части пожарной безопасности. Инспектор государственного пожарного надзора, если он налагает штраф, делает это только при наличии явных недостатков в обеспечении пожарной безопасности. Но, к сожалению, не все руководители принимают меры для того, чтобы этот штраф был взыскан с виновного. Такие случаи тоже есть. Что еще? Своевременная выплата налогов. Я тоже сталкивался с этой проблемой, но, опять же, замечу, что она решаема. И мы знаем, как это сделать. Скажу больше. Есть уже явные злоупотребления служебным положением, которые касаются норм уголовного законодательства, но так как эти проверки до конца не закончены, я пока о них конкретно говорить не буду.

– Антон Николаевич, прокуратура, как известно, занимается не только надзором. К вам обращаются граждане со своими проблемами. Какая система работы в этом плане сложилась в Мозырской прокуратуре?

– Действительно, много жителей города и района обращается к нам по своим вопросам. На прежнем месте работы я за полгода столько человек не принял, как здесь за 2 месяца. Люди поднимают различные проблемы: это и земельные, и рассмотрение заявлений РОВД, и соблюдение трудового законодательства – я бы выделил эти в числе приоритетных. Подчеркну: никого мы необоснованно куда-то не направляем, всегда стараемся человека выслушать, вникнуть в его проблему, по возможности ее решить путем принятия тех или иных мер прокурорского реагирования. Хотелось бы сказать и о том, что иногда люди приходят к нам за защитой своих прав, своих интересов в то время, как прокуратура не компетентна решать эти вопросы. Например, земельного законодательства. Существует Земельный кодекс. Согласно его нормам и положениям эти вопросы рассматриваются либо местными органами исполнительно-распорядительной власти, либо в судебном порядке. Но, тем не менее, мы всегда человеку аргументированно разъясняем, куда ему надо обратиться и каким образом решить свой вопрос. Достаточно много у нас (и это вполне понятно, ведь г.Мозырь – второй после областного центра город по численности населения) различных жалоб граждан. Скажу, что в определенной степени недорабатывает милиция, ведь много отменяется решений, которые она принимает, по заявлениям к сообщениям по совершенным преступлениям, правонарушениям. Я бы так сказал: самые частые обращения граждан направлены на действия милиции. Будем решать эту проблему.

– А в чем вы видите свое предназначение как прокурор? Кто-то из мудрых сказал так: долг зовет… Как эту максиму, Антон Николаевич, вы примените к себе?

– В чем мое предназначение? Наверное, как и каждого прокурора, в налаживании системы взаимодействия, прежде всего, правоохранительных органов с судебной властью, исполнительно-распорядительными органами. Я бы хотел, чтобы мы плыли в одном направлении, в одной лодке, чтобы взаимодействие было эффективным. Почему? Потому что одна прокуратура или одна милиция, и я об этом постоянно говорю, не решит те проблемы, которые стоят, а это, прежде всего, обеспечение порядка – как общественного, так и исполнительской дисциплины. Мне хотелось бы сделать так, чтобы взаимодействие было на надлежащем уровне между органами власти и правоохранительными органами, и благодаря этому решались вопросы общественной безопасности, соблюдения дисциплины в различных целях и в конечном итоге – соблюдения норм законодательства.

– Антон Николаевич, над какими проблемами в первую очередь надо работать в г.Мозыре, чтобы положение с соблюдением закона улучшилось?

– Я уже поднимал эту проблему, и районный исполнительный комитет принял по ней решение. Речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях, направленных против жизни и здоровья граждан. За последние 4 года такого всплеска их еще не было. Это первостепенная задача, которую я здесь увидел. Ее надо решать. И сделать это можно только одним путем – на ранней стадии выявлять лиц, склонных к совершению этих преступлений, проводить с ними в полном объеме и надлежащим образом профилактическую работу: легче предупредить преступление, чем пожинать его последствия. А мы знаем, какие последствия они несут для других. Причинение тяжких телесных повреждений приводит нередко человека к инвалидности;либо вообще лишают жизни. Мы теряем людей. Этого быть не должно. Вот такую первостепенную задачу, повторю, я увидел в г.Мозыре – она лежала, как говорится, на поверхности. Недостаточно уделяется внимания профилактике этих видов преступлений. Определенные меры в этом плане уже приняты. Я провел координационное совещание, в милицию пошло представление. За-тронута была и работа сельских Советов. Спасибо районному исполнительному комитету: здесь тоже увидели эту проблему и подняли данный вопрос. По нему принято решение, эта работа будет продолжена.

– Антон Николаевич, вопрос в продолжение вами сказанного. Прокуратура непосредственно связана с рассмотрением совершенных преступлений, поскольку она ведет надзор и над другими ведомствами. Скажите, пожалуйста, какова структура преступности на Мозырщине, и какова тенденция ее развития? Что необходимо сделать, чтобы снизить этот уровень?

– Приведу такие цифры: за 4 месяца 2013 г. на территории района зарегистрировано 382 преступления (в 2012 г. – 419). Снижение составляет 8,8%. Но за 3 месяца снижение было на 19,8%. Видите, какой темп роста пошел? Больше совершено особо тяжких преступлений – с 6 до 9, в том числе лицами, имеющими судимость, – с 83 до 117; в состоянии опьянения – с 57 до 75. За 4 месяца текущего года совершено 4 убийства, а в прошлом году их было вдвое меньше. По тяжким телесным повреждениям цифры тоже вызывают тревогу – рост в 6 раз: с 2 в 2012 г. до 12 в 2013 г. В два раза увеличилось количество хулиганств. Хотя наблюдается общее снижение краж с 207 случаев до 164 за 4 месяца 2013 г., но есть рост этого вида преступлений из квартир – с 60 до 70. Одним словом, ситуация неоднозначная. Будем решать эти проблемы.

– А какие рычаги для этого есть?

– Рычагов, в принципе, масса. Это, во-первых, координационное совещание – оно определено законодательством. Деятельность его регламентирована соответствующим указом Президента, Законом о прокуратуре Республики Беларусь. Совещание принимает решения, определяет мероприятия и задачи, которые необходимо выполнить, их сроки. Во-вторых, имеется широкий спектр регламентированных законом мер прокурорского реагирования. Это представления, предписания, протесты, постановления. Существует Уголовно-процессуальный кодекс, где у прокурора тоже имеются широкие полномочия в сфере рассмотрения уголовных дел и доследственной проверки. Опять же, возвращаясь к Закону о прокуратуре Республики Беларусь, я как прокурор, как и каждый из моих сотрудников, могу в любое время появиться в организации, учреждении, на предприятии и, если какие-то недостатки там есть, принять меры по их устранению. Никто не запретит мне выходить с конкретными вопросами на местные органы власти и сообща с ними решать те или иные проблемы.

– Антон Николаевич, какие на сегодняшний день наиболее громкие дела рассматриваются в районе?

– Это дела об убийствах. Они уже сами по себе громкие дела. Поскольку расследование еще не закончилось, скажу лишь, что ведется следствие по делу о злоупотреблении служебным положением должностного лица в одной из контролирующих государственных организаций.

– В последнее время много разговоров ведется о коррупции. Какая работа в этом плане проводится в г.Мозыре? Каковы ее результаты?

– Вопрос о коррупции уже давно поставлен во главу угла. Соблюдение антикоррупционных обязательств государственными должностными лицами и приравненными к ним – такая проверка проводится сейчас. Умышленно некоторые лица не вносят в декларацию сведения о доходах либо об имуществе, неизвестно каким путем полученных и приобретенных. Проводятся также проверки соблюдения антикоррупционного законодательства государственными организациями – то, о чем я сказал выше. Эти нарушения были установлены в ходе проведения прокурорских проверок. Выявлением коррупции занимаются все органы: милиция, следственный комитет, межрайонный отдел финансовых расследований, прокуратура, КГБ. Надзор за соблюдением антикоррупционного законодательства ведется постоянно. Эта работа не прерывается никогда.

–Как вы можете прокомментировать выражение известного мудреца о том, что законы подобны паутине: если в них попадается бессильный и легкий, она выдержит, если большой – он разорвет ее и вырвется…

– Скажу, что в последнее время ситуация изменилась. Тот человек, который имеет власть, деньги, как правило, теперь не имеет возможности, прикрываясь этой властью и наличием определенного покровителя, уйти от ответственности. Лично я не знаю ни одного дела по своему прежнему месту работы, да и здесь, в г.Мозыре, чтобы сработали эти факторы. Этим вопросам уделяют большое внимание Президент, Генеральная прокуратура. Скажу так: принцип равенства перед законом, в отличие от некоторых других стран, у нас работает.

– Говорят, что в призвании есть что-то от судьбы. Как бы вы, Антон Николаевич, могли применить это крылатое изречение применительно к себе?

– Я скажу так: тот, кто избрал путь служения закону, профессию прокурора, тот останется с ней навсегда. Меня она не покинет никогда. Труд прокурора тяжелый, приходится отдавать всего себя этому делу, много работать, в том числе и над собой, а это все бесследно не проходит.

– Антон Николаевич, а какие черты характера необходимо иметь, чтобы стать истинным профессионалом на этом поприще?

– Это, прежде всего, порядочность, принципиальность, смелость, мужество, я бы еще сказал, ведь оно всегда нужно при осуществлении того или иного действия. Всегда нужно ставить себя на место того лица, в отношении которого совершаются действия. Прокурор должен поступать по принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь», то есть должна быть осторожность, но не на грани какой-то лояльности, а, скажем так, здоровый расчет. Прокурор решает вопрос о применении меры пресечения до суда в отношении человека, часто решает вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении того или иного гражданина, о направлении уголовного дела в суд и вместе с судом решает вопрос о том, какое наказание должно быть избрано. А ведь за каждым уголовным делом стоит судьба человека. И прокурор должен понимать, что он не Бог, что не может несправедливо решать судьбу человека. Все это очень тяжело. Вот почему я говорю: прокурор всегда остается прокурором, ибо это большая психологическая нагрузка, и отпечаток от работы остается на всю жизнь – и в душе, и в сердце.

– Антон Николаевич, какие принципы в жизни для вас главенствуют?

– Порядочность и справедливость.

– А какое будет заключительное слово прокурора в нашей беседе?

– Обращаюсь ко всем руководителям служб, к тем, кому по долгу службы приходится работать со мной, сотрудниками прокуратуры: прежде всего, хотелось бы взаимного уважения, понимания, обоюдного желания позитивных действий с целью решения тех задач, которые стоят передо мной и перед другими организациями.

Лариса ЧЕРНАЯ
Фото Александра СОЛОДКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *