Судьбинки из Мозырской глубинки

Секреты долголетия Елены Романовны

«Спокойное мирное утро, когда можно просто попить чай с булочкой и посидеть в тишине, — то самое счастье, которое мы порой не замечаем»

Наверное, в наш век стремительно развивающихся технологий человека, перешагнувшего девяностолетний рубеж, вряд ли можно назвать долгожителем. Сегодня известны случаи, когда люди живут более ста лет, при этом замечательно себя чувствуя. Однако жительница поселка Криничный Елена Романовна Хомец, отметившая свой 91 день рождения, о себе уверенно говорит: «Конечно, я — долгожитель. Только в этом не только хорошее, но и плохое: многие мои близкие люди уже умерли, иногда, признаюсь вам, и я задумываюсь над тем, для чего мне все эти годы…»

Елена Романовна и Анна Романовна

Несмотря на столь грустное начало нашего разговора, уже через каких-то пару минут понимаешь: Елена Романовна никогда не была пессимистом. Передо мной милая, активная старушка, которая ответ на любой вопрос неизменно начинает с одной-единственной фразы: «Усе добра, детачка!» Хотя все ли в жизни у нашей собеседницы было «добра»? Конечно, нет. Более того, множество трудностей, горя и потрясений, выпавших на долю старушки, я уверена, сломили бы многих из нас. Только не ее, ведь люди, пережившие войну, чаще всего сильные, с радостью встречающие каждый новый день…

Родилась бабушка в деревне Мордвин Петриковского района. Там ее и застала война. В семье — 9 детей, так что богато пожить нашей героине не довелось. Тем не менее, о юности своей пожилая женщина вспоминает с теплотой: «Молодые, красивые были! О здоровье не задумывались, потому что ничего не беспокоило. Хорошее было время, хоть и нелегкое». Однако война за-ставила ценить даже те трудности, которые пришлось пережить в голодное, но все-таки мирное время. Евгения Романовна о войне рассказывает долго. О том, как полицаи убили отца, как умерла от голода двухлетняя сестричка. О том, как вместе с любимой подружкой ходили в разведку, внимательно запоминая все увиденное и потом уже, вернувшись в партизанский отряд, до поздней ночи, включая самые непримечательные детали, рассказывали командирам то, чему стали свидетелями. Девчонок заподозрить в связи с партизанами было сложно: молодые босоногие девицы с полными корзинками черники прогуливались по близлежащим населенным пунктам: Лешня, Осовец, Мозырь… «Страшно не было. Мы молодыми были, многого не понимали, задания всегда выполняли с удовольствием. Хотелось побыстрее освободить родную землю», — рассказывает бабушка. Неожиданно замолкает, мелкие черты лица еще больше сжимаются: она вот-вот заплачет. В последний момент сдерживается и тут же поясняет, отчего вдруг стало так больно: «Немцы, конечно, лютовали. Но их зверства можно было объяснить тем, что они — наши враги. Мне же больше запомнилось то, как вели себя полицаи — люди, жившие с нами в одной деревне, которые, как говорится, были с нами одной крови. Так вот, столько убийств и других злодеяний не совершал никто! Свои убивали своих — сейчас даже трудно об этом вспоминать… Видела, например, как один полицай вырыл большую яму, привел к ней мать с детьми. Сначала всех раздел догола. Его жена из вороха одежды выбрала лучшее, собрав это в мешок. Сначала детей убил… Затем мать. Однако та была только ранена, ночью выползла из ямы, постучала в крайнюю хату, где ей открыла добрая женщина. Она-то и спасла несчастную. Потом, уже после войны, оставшаяся в живых, увидела этого изувера, узнала его. Оказалось, что тот каким-то образом стал обладателем нескольких медалей, в обществе его считали уважаемым ветераном войны. Слава Богу, правда раскрылась, и это чудовище было наказано по заслугам! Но сколько таких приспособленцев было!» На некоторое время старушка замолкает, затем продолжает делиться своими воспоминаниями: «Деревню нашу немцы сожгли. Те, кто выжил, жили в самодельных землянках в лесу. Немцы боялись в лес идти: знали, что там партизаны… Однажды нас окружили. Такая стрельба началась! Девять человек из всего партизанского отряда спаслось…»

После войны Елена Романовна работала в Лельчицах налоговым инспектором, затем долгое время трудилась на почте. Лидерские качества всегда присутствовали в характере нашей собеседницы. Потому какое-то время наша героиня была даже депутатом сельского Совета. Вышла замуж, родила 6 детей. «Хозяин мой уже умер. Прожили мы с ним хорошо. Он всю жизнь проработал лесником. Нелегко было, ведь после войны все приходилось заново начинать. Однако у нас все получалось: деток вырастили, хозяйством обзавелись, домом, кое-каким имуществом. И это уже было счастьем», — воспоминания о послевоенных годах даются моей собеседнице легче. Сейчас взрослые дети разъехались кто куда: Абхазия, Москва, Харьков. Уже около восьми лет бабушка живет в доме своей дочки в поселке Криничный. Вместе с ней проживает и старшая сестра Елены Романовны — Анна Романовна, которой исполнилось 93 года. У бабушки — инвалида детства — больные ноги. Младшая сестра также жалуется на здоровье: «Совсем плохо видеть стала. Ноги болят. Я — инвалид войны… Живем сейчас потихонечку. Дочка за нами ухаживает, не обижает нас. Я вот даже иногда в церковь выбираюсь: кто-нибудь из односельчан обязательно меня подвозит…»

Сама бабушка объясняет свое долголетие по-житейски просто: характер и наследственность. «Злые люди живут меньше — быстро сгорают, а добрые — дольше. Главное, никому не желать плохого. Даже если к тебе плохо относятся: унижают, оскорбляют, делают больно. Можно по-всякому решать эти проблемы, но внутри зло затаивать не стоит. И гнаться не нужно за богатством. Любовь к деньгам никогда к добру не приведет. Наверное, это главное. Но все-таки думаю, что не всегда хорошие люди долго живут. На то волен случай! Как получится, ведь сколько, например, в войну хороших людей погибло!» — рассуждает Елена Романовна.

А еще женщина советует нам, молодым, меньше внимания обращать на всякие мелочи, которые в минуты отчаяния могут казаться большими проблемами: «Я босая и голодная бегала по лесу! Как-то нашли горстку муки. С водой ее перемешали, поджарили на костре такую вот лепешку — какая же она вкусная была! Пережила я и смерть многих близких: родители, сын, братья, сестры, муж, подруги… Сейчас болезни мучают. Но я выжила! А если бы обращала внимание на мелкие обиды, ссоры, сплетни, бедность, другие пустяки? Наверное, уже давно умерла бы просто оттого, что считала бы жизнь несправедливой. Дай Бог вам, деточки, не видеть того, что мы, свидетели войны, видели и чувствовали в то страшное время! Живите в любви, дорожите каждым днем! Это же такое счастье знать, что вы проснетесь завтра, а там, за окном, будет новое утро… Спокойное мирное утро, когда можно просто попить чай с булочкой и посидеть в тишине…»

«Старость — это когда нет живости ни в твоих действиях, ни в твоих мыслях», — заметил философ. Что ж, про Елену Романовну этого не скажешь. Несмотря на многочисленные болезни, в движениях ее — легкость, в мыслях — порядок, в эмоциях — исключительно положительные моменты. Невысокая, уже достаточно хрупкая, но активная и живая бабушка поражает нас своей добротой. В какой-то момент кажется, что перед нами не инвалид войны, на долю которого выпали страшные испытания, а волшебница из детской сказки — та, которая с удовольствием всем помогает, редко задумываясь о себе…

Можно долго спорить о том, что продлевает жизнь человека. Здесь уместно говорить и об экологии, и о питании, и о здоровом образе жизни. Впрочем, и ученые, изучающие продление жизни в теории, и сами долгожители согласны в одном: залог долгой жизни — бодрость духа. То, что люди, настроенные оптимистично, живут дольше пессимистов, доказано давно. И этому мы вполне можем поучиться у сегодняшней нашей собеседницы, которая, несмотря на почтенный возраст, продолжает радоваться жизни.

Юлия ПРАШКОВИЧ
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *