«Зональный государственный архив в г.Мозыре»: у нашего района красочная интересная история

Непыльная работа

«Пылиться в архиве… Рыться в архивной пыли…» — эти устойчивые сочетания у некомпетентных граждан способны создать превратное представление о работе архивной службы как о чем-то простом, незатейливом и нужном только отдельным чудакам-исследователям.

ДомашкевичСтереотипы и предубеждения о работе специалистов архивного дела в беседе с нами опровергает заведующая отделом информации и использования документов учреждения «Зональный государственный архив в г.Мозыре» Елена Валентиновна ДОМАШКЕВИЧ.

— Как проходит трудовой день работника архива? Ибо нередко у нас представление о вашей работе как о простом перекладывании бумаг…

— Признаюсь, что сама думала примерно так, когда пришла сюда на работу. Наша основная особенность состоит в том, что мы работаем с людьми, у которых и свои непростые характеры, и высокие требования. С нами они связывают свои ожидания, и для многих мы являемся последней надеждой найти необходимые им свидетельства и подтверждения для решения сложных личных вопросов.

Модное увлечение последнего времени — восстановление генеалогического древа. Но у нас хранятся документы только начиная с 1917 года, поэтому мы рекомендуем обратиться в исторический архив города Минска, где хранятся документы, начиная с XVI века, честно предупреждая, что это очень недешевая услуга.

Другая тенденция: появились желающие оформить «карту поляка», дающую ряд прав негражданского характера (бесплатно получать долгосрочную многократную визу, дающую право на многократное пересечение границы Польши без предоставления дополнительных документов (приглашение, разрешение на работу и т.д.), легально работать на территории Польши без получения специального разрешения на работу и др. — Прим. авт.).

Поэтому практически каждый день к нам кто-то приходит с целью поиска и подтверждения своих польских корней, особенно если вспомнить, что раньше Творичевка была польской деревней, как и Кустовница, Габриеловка в Наровлянском районе, например.

Приходят с целью написания научно-исторических работ, начиная со школьников, которые хотят лучше узнать историю своей школы. Недавно установили, что одна из районных школ (д.Вересница Туровской волости, ныне Житковичский район) берет свое начало еще в 1880 году — это стало известно благодаря упоминанию этого факта в одном из документов 20-х годов прошлого века. Даже нашлись сведения, кто был учителем, сколько было учеников!

Так как нам передали свои архивы предприятия и организации, суды, к нам приходят люди, чтобы установить и подтвердить определенные факты своей трудовой и личной биографии.

— Поиск каких документов и фактов стал для вас наиболее увлекательным?

— Самые интересные документы относятся к 20-м годам прошлого века: гражданская война, белопольская оккупация, банды Булак-Балаховича…

Позже появились документы о раскулачивании, у нас есть 5 тыс. карточек по семи районам Гомельщины, некогда входившим в состав Полесской области с центром в Мозыре, которые мы обслуживаем, — сейчас по ним можно получить компенсацию за своих репрессированных родственников.

Несомненно, представляют интерес документы, относящиеся к периоду Великой Отечественной войны. Читать их очень сложно и тяжело эмоционально: это свидетельские показания, подкрепленные фотоснимками, о злодеяниях оккупантов на нашей территории. То же касается и документов о голоде в Поволжье. Работа с ними требует больших душевных сил, поэтому мы даже не всегда выдаем их практикантам и школьникам…

Знакомиться с документами можно в нашем читальном зале, для чего необходимо написать соответствующее заявление. Не все бумаги мы можем предоставить, например, решения исполкома об усыновлении-удочерении, потому что существует тайна личной жизни.

Как вы помните, в годы перестройки одним из требований было рассекретить архивы. Этот процесс прошел у нас в 90-х годах прошлого века, и сегодня все фонды доступны любому пользователю.
К сожалению, не только у нас, но и практически во всех архивах Гомельской области и Беларуси отсутствуют документы периода с 1933 по 1943 год. По одной из версий  все погибло во время войны, потому что неприятель наступал стремительно (в Минск оккупанты вошли на седьмой день войны — прим.авт.), не было возможности обеспечить вывоз или сохранность на месте документов.

Читальный зал у нас всегда работает полный рабочий день, пустым не бывает. Кроме школьников, студентов и представителей районных организаций и предприятий, приходящих ежедневно, были у нас посетители из других областей Беларуси, США, Израиля.

— Елена Валентиновна, есть ли у вас особо любимые первоисточники?

— Очень интересны документы 20-х годов прошлого века. Они нередко выполнены на чистом обороте других бумаг, поэтому можно видеть старые карты, записи прошлых веков. Выполнены они красивым почерком, изящно оформлены — в наш компьютерный век такого уже не встретишь. Есть и документ, созданный на бланке 1870 года.

Многие документы уже оцифрованы и перенесены в наши компьютерные базы данных, потому что от частого использования они угасают. Нашим посетителям мы можем их предоставить только в таком виде.

Хранятся газеты семи районов, начиная с 1944 года, по ним можно проследить историю даже лучше, чем по официальным документам, потому что все, чем жили люди, отражалось в прессе.
Также есть воспоминания участников партизанского движения, ветеранов, воинов-интернационалистов. Наши дети — это последнее поколение, которое видит свидетелей Великой Отечественной войны. Одна из наших задач — работа с очевидцами знаковых событий, выдающимися людьми, сыгравшими важную роль в общественно-политической и экономической жизни района, чтобы зафиксировать их рассказы и впечатления.

Документов интересных много, но нет возможности, к сожалению, их все перечитать. Это нереально, даже если всю жизнь работать в архиве.

МартинковскаяПо единодушному мнению коллег, практически каждый документ прошел через руки Аллы Борисовны Мартинковской, заведующей отделом обеспечения сохранности документов, государственного учета и научно-справочного аппарата.

— Работу в архиве нельзя назвать скучной и монотонной, — уверена Алла Борисовна. — Тем более, что у нашего района красочная интересная история, особенно 20-х годов прошлого века. Я очень рада, что мне повезло составлять путеводитель по довоенной истории. И когда работаешь с соответствующими документами, понимаешь, что картины, описанные в наших любимых фильмах «Свадьба в Малиновке» и «Зеленый фургон», далеко не художественный вымысел.

Стоит добавить, что в Гомельской области только Мозырский и Гомельский архивы хранят довоенные документы. Были у нас и досоветские документы, но после соответствующего постановления они переданы в Национально-исторический архив.

Здесь я нашла себя и свое призвание, потому что есть много пищи для ума и над чем поработать головой. Работа кажется простой только на первый взгляд, но надо быть очень терпеливым, и это не все выдерживают. Обязательны точность и внимание — значение имеет каждая запятая! Есть чувство причастности к истории, потому что благодаря и нашей работе тоже люди открывают новые неизвестные страницы как в биографии своего рода, так и родного края.

У нас нет редких уникальных документов, поэтому сенсацию здесь вы не найдете, но есть все необходимое для проведения серьезных аналитических исследований во многих сферах жизни.
Ближайшая задача — до 2015 года составить вторую часть путеводителя по послевоенным фондам архива, проект уже готов.

…Если мы вспомним приключенческие книги о войне, то увидим, что захватить вражеские архивы разного уровня было не менее сложной и важной боевой задачей, чем прорвать оборону врага на определенном участке, взять важного пленного или вражеское секретное оружие.
В новостных выпусках нередко приходится слышать, что судьбы ряда архивных документов решаются на самом высоком уровне.

Словом, интерес к «архивной пыли» не угаснет никогда.

…И не сохрани заботливо Варфоломей Коробейников старгородский архив, мы бы никогда не прочитали свою любимую историю про «Двенадцать стульев».

Дмитрий КУЛИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *