Спортсмен-интеллектуал! или Отступить, чтобы разбежаться…

Накануне своего отъезда в летний лагерь (на этот раз в качестве преподавателя для перспективных подрастающих «информатиков») парень дал интервью нашей  газете. Мы говорим о «палочной» дисциплине, поощрениях и, конечно, об олимпиадных буднях. Собственно, с них и начнем…

Сдержанный в эмоциях, но простой, открытый в общении. Прямолинейный, но не грубый. Большой трудяга, не раз испытавший вкус победы, впрочем, как и многие  «дети» Алексея Борунова, тренера школьников г.Мозыря по спортивному программированию. А еще «сосредоточенный, увлеченный, волевой» — это по словам его отца.   Итак, знакомьтесь: выпускник СШ №9, обладатель золотой медали международной олимпиады по информатике этого года, лауреат президентского фонда по поддержке  талантливой и одаренной молодежи Сергей Кулик.

_MG_9275
— Меня привели в клуб юных пожарных в 5-м классе, я приходил 1 раз на несколько часов в 2 или 3 месяца — это было не всерьез. Начал проявлять интерес к  информатике в конце шестого класса. Во время летних каникул отдал ей все свободное время, потому что поставил цель — попасть на республиканскую олимпиаду и  взять диплом: просыпался в 10 утра, ехал в клуб и возвращался домой к 11 вечера. Я видел успешных Алексея Ропана, Евгения Грицкевича и хотел быть, как они.

…Лето закончилось, стал учиться в школе во вторую смену, это было весьма неудобно, ведь после школьных занятий спешил в клуб. Первая областная олимпиада  была для меня напряженной: выступали очень сильные ребята. Но я прошел отбор и попал в команду. По негласной традиции, если на республиканский тур едет  мозырянин, обязательно везет домой диплом. Я боялся стать первым, кто приедет с пустыми руками. И — диплом II степени! В 8, 9, 10,11 классах я был первым.

— Расскажи, пожалуйста, о самых главных твоих соревнованиях.

— Свою первую международную олимпиаду ждал с нетерпением и основательно к ней готовился, решал большое количество задач (это, как правило, математические задачи в общем виде), и это было абсолютно мне не в тягость. Я учился тогда в 9-м классе. В Таиланде — крупная удача. «Серебро»! Впрочем, задания были  похожи на те, с которыми справлялся дома, — мне повезло. В 10-м классе — международная олимпиада в Италии. Несмотря на то, что я приложил немеренно усилий,

меня постигла неудача — взял лишь «бронзу» (мозырянин Адам Бардашевич, именитый Геннадий Короткевич — золотые медали, лицеист БГУ Влад Подтелкин —  серебряную. Белорусская команда была на 6 позиции в мировом рейтинге. — Прим.авт.). Откровенно скажу, это было для меня большим ударом, даже решил бросить  тренироваться. Но передумал: мне в следующем году был необходим диплом с республиканской олимпиады, чтобы без экзаменов поступить в вуз. Иначе пришлось бы писать ЦТ (вздыхает).

— Пугали тесты?

— Я, конечно, уделял внимание основным предметам, но те, кто сдают ЦТ, ходят на курсы, факультативы, занимаются с репетиторами. Мне пришлось бы за год  выучить русский, физику и математику, но я даже не рассматривал этот вариант.
От Всероссийской открытой командной олимпиады школьников по информатике и программированию (она по значимости, представительности вторая после международных  профильных соревнований. — Прим.авт.), первой по счету в 11-м классе, ничего особенного не ждал, поскольку моя команда была гораздо слабее, чем в прошлом  году. Но мы вырвали золото, как и годом ранее! А в марте выиграл республику — абсолютное 1-е место!
В этом году в сборную команду от Беларуси для соревнований в Австралии было нелегко попасть: некоторые туры были для меня нетипичны, вдобавок немного  простудился. Но в последние дни хорошо себя проявил, к тому же засчитали мою апелляцию, что дало мне баллы и возможность побороться за золото в Австралии. И  я сделал это — получил золотую медаль! Это было нужно для полной самореализации. Значит, сотни тренировок, олимпиад, турниров, соревнований не прошли зря! Кстати, за последний учебный год у меня было около 15 олимпиад, 3 из них пришлись на март.

— Как готовился к ним морально? Это ведь чрезвычайно сложно, особенно для ребенка, жить в нарастающем стрессе…

— Давал себе перед важными соревнованиями проголодаться — не занимался ничем, связанным с программированием. Хоть я мало внимания уделяю компьютерным играм,  перед последней международной олимпиадой играл по 10 часов 2 недели подряд. Это для того, чтобы не сдали нервы, ведь когда сильно нервничаешь, можешь не  показать результат. А вообще, если боишься стрессовых ситуаций, не стоит участвовать в олимпиадах.

— Каждый раз, когда смотришь фотоотчеты с выступлений, вольно-невольно начинаешь вас жалеть. На лицах, кроме усталости, нет места эмоциям — ни печальным, ни радостным…

— Мы решаем 5 часов кряду, выкладываемся на все 100%. Это очень важный навык — с олимпиады выходить без сил и эмоций. Нельзя сдаваться до самого конца, если  даже положение дел выглядит хуже некуда…

— Олимпиадные дипломы давали возможность выбора вуза. Почему остановился на БГУ (факультет «Прикладная математика и информатика»), а не, скажем, на БГУИР или  Санкт-Петербургском университете информационных технологий, механики и оптики?

— Понял, что не хочу уезжать далеко. БГУ — по списку 4-й в рейтинге вузов СНГ, к тому же в Беларуси нужно в 10 раз больше программистов, чем есть сейчас.

Следующая моя цель — получить хорошую работу, а для этого надо достойно учиться. Вполне возможно, что в студенческих олимпиадах участвовать не буду. В олимпиадном движении я уже вполне самореализовался.

— Как ты видишь себя через лет 5? И презентуй, пожалуйста, свою будущую специализацию, ведь в обывательском понимании программисты заняты лишь созданием  компьютерных программ и написанием сайтов, но это ведь лишь узкий круг их работы…

— Не принципиально, где я буду работать: в Беларуси или за рубежом. Главное, чтобы зарплата была высокой. Верю, что и в Беларуси можно хорошо зарабатывать  своим умом. Даже если это будет работа в западной корпорации. К слову, фрилансером (Фрилансер — вольный копейщик, свободный копьеносец, наемник, в переносном  значении — вольный художник — человек, выполняющий работу без заключения долговременного договора с работодателем. — Прим.авт.) себя не представляю. …Хороший  программист для меня тот, кто способен решить какую-либо задачу, придумать ее эффективное решение. Есть много отраслей в программировании. Я, например, писал  искусственный интеллект для игр. Обработка большого объема информации за маленький промежуток времени также меня интересует. Впрочем, готов изменить свой  ориентир.

— Согласен, что эта работа требует здоровых амбиций и непрерывной самоподготовки, ведь технологии, особенно компьютерные, чрезвычайно быстро прогрессируют?

— Люблю доходить до всего сам. Так что такая работа мне точно подходит.

— На каком языке программирования пишешь?

— Мой первый язык — Pascal, писал на Delphi, сейчас на С++, хотел бы изучить Java.

— Как думаешь, почему высмеивается в анекдотах, а теперь уже и в книгах (Пример: Алекс Экслер и его «Записки жены программиста») оторванность от жизненных  реалий программистов, их склонность следовать алгоритмам и в жизни? Из-за строго логического склада ума?

— Если б знал… (разводит руками). Думаю, их странное поведение не более, чем стереотип.

— С твоими знаниями можно даже сейчас подрабатывать…

— Я занимаюсь подготовкой задач к международным интернет-соревнованиям по программированию. Это не волонтерский труд. Совсем не волонтерский труд.

— Тебе может позавидовать любой школьник: за всю школьную жизнь не сдал ни одного экзамена, избежал ЦТ. Как к этому, интересно, отнеслись твои  одноклас-сники?

— Вполне спокойно. Они знают, сколько сил мне это стоило.

— Скажи честно, ты чувствовал в некотором смысле свое превосходство над сверстниками?

— Никогда. Я просто рано поставил цель и шел к ней. Не могу сказать, что был в близких отношениях с одноклассниками. Много пропускал занятий. Общественная  школьная жизнь также проходила мимо: у меня были несколько другие интересы. И шел я в школу, чтобы учиться, не отставать по предметам (балл аттестата  Сергея — 9,2. — Прим.авт.), а не для того, чтобы с кем-то увидеться и просто поболтать о жизни. Впрочем, я был готов общаться с каждым, кто был готов  общаться со мной. Никому не навязывал своего общества.

— Буквально за полчаса до нашего интервью беседовала с твоим классным руководителем. Таисия Михайловна задается вопросом, почему ты все-таки так не любил  биологию? Говорит, если бы обратил внимание и на ее предмет, тоже имел бы успех…

— Не дается она мне (резко откидывается на спинку стула). Способные к биологии, думаю, есть. Пусть изучают.

— Про нынешние результаты ЦТ слышал? Прям как в анекдоте о том, что профессор принимал экзамены и валериану: сдавали студенты и нервы…

— Читал, что по результатам тестирования по физике не преодолели порог в 15 баллов 37% абитуриентов почти из 36 тысяч. Впрочем, кто хотел получить хороший  балл, тот старался. Я особо не общался с такими, кто провалил ЦТ, но мне кажется, что они не прилагали вообще никаких усилий, чтобы набрать проходной балл.

— Что-то мне сдается, что больше будешь ностальгировать не по школе, а по центру…

— Это так. Сейчас часто захожу в клуб. Здесь собираются мои единомышленники, многие из которых, кстати, учатся в российских вузах. Я всегда рад их видеть.

— Правда, что два последних года ты был здесь редким гостем?

— Да, я больше занимался самостоятельно. Но при необходимости всегда имел возможность проконсультироваться дистанционно.

— Расскажи, как к твоему отрыву от школы относились родители? Наверняка им как педагогам хотелось, чтобы ты больше времени бывал за школьной партой…

— Не скрою, иногда им очень не нравилось, когда я пропускал школу. Это поначалу. Но мое увлечение всегда поддерживали, радовались и переживали, были тоже в какой-то мере увлечены информатикой — я был не одинок и это чувствовал. Спасибо им за это.

— Как в тебе воспитывали одаренного ребенка? Замечал ли определенные педагогические уловки?

— Не думаю, что они воспитывали одаренного ребенка.

— Как ты относишься к так называемой «ремневой» или «палочной» дисциплине? Говорят, палочная дисциплина давно перестала быть палочкой-выручалочкой. Детей,  например, ныне даже в угол не ставят (в детских садах, например), придумывают новые меры наказания…

— В английских школах только недавно было отменено телесное наказание. Считаю, что порка — это не плохо. Она учит отвечать за свои поступки: сделал что-то из ряда вон выходящее — свое получишь. Но я рад, что ко мне это никогда не применялось (наконец-то улыбнулся). Да и не помню, когда бы меня наказывали.
Наверное, не подавал поводов.

— С кнутом понятно. Поведай о прянике. Как тебя поощряли, скажем, за победы?

— Я никогда не просил купить себе что-то (говорит серьезно). Во-первых, не люблю просить, а во-вторых, у меня все есть: и гаджеты, и ноутбук. Какие-то
серьезные покупки в семье у нас никогда не были приурочены к каким-то событиям. Первый компьютер появился у меня в 5-м классе, потому что просто был  необходим. Метод пряника работает. Но всякие поощрения, убежден, значительно хуже действуют, нежели собственное убеждение о своем развитии.

— Сергей, спасибо за интервью. Удачи тебе! Особенно на первых экзаменах. 

Блиц

—Что неизбежно? — Судьба неизбежна.
— В чем ты идеален? — Это плохое качество — считать себя в чем-то идеальным. Я себя таким не считаю.
— Хотел бы научиться… — В совершенстве владеть английским языком.
— Мечта… — Отправиться в путешествие в Японию, Северную Корею.
— Любимый ник. — CherryTree (Вишневое дерево).
— Терпеть не можешь… — Стараюсь ко всему спокойно относиться, но терпеть не могу людей, которые не признают свою неправоту.
— Нравится, когда… — Везет, особенно на олимпиаде.
— Увлечение, кроме всего, что связано с компьютерами. — Аниме. Видел около 150. Лучшие из них — «Когда плачут цикады», «Эльфийская песня», «История  мелодий».
— Кому благодарен за то, что имеешь? — Безусловно, своим родителям и тренеру Алексею Валентиновичу Борунову. Без их помощи я бы ничего не достиг.
— Самое большое заблуждение человечества, на твой взгляд. — Разделять людей на способных и не способных, потому что все равны.
— Что открыл для себя? — Мне проще до чего-то доходить самому, а не с помощью книги (это же подтвердил и тренер парня А.В.Борунов.— Прим.авт). Понял, что,  если работать очень много, можно многого добиться, несмотря на способности и таланты.
— Компьютерное пиратство: хорошо или плохо? — Для тех, кто мало зарабатывает, это здорово, потому что не надо платить. Но люди, которые пишут программы,  снимают кино, считаю, заслуживают своих денег — нехорошо их воровать.
— Академик Сахаров когда-то сказал, что смысл жизни — в оккупации. Особенно, подчеркнул, это касается мужчин. Как это понимать? — Надо всегда стремиться  получать то, что хочешь.

   Ольга АРДАШЕВА.
Фото Александра СОЛОДКОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *