Когда не хочется жить, это не значит, что хочется не жить…

Маска откровения

http://www.cekc.mn/wp-content/zurag/2009/09/87900211.jpgУ вас когда-нибудь возникало желание исчезнуть? Просто спрятаться от всех хотя бы на минутку? А навсегда?..

У нашей героини такие мысли были, но, надеюсь, они остались в прошлом. Она готова рассказать, что с ней случилось, что вынудило ее попытаться наложить на себя руки.

Передо мной — симпатичная молодая девушка с обаятельной улыбкой и нежным голоском. Назовем Аллой (имя по ее желанию выбрано в произвольном порядке). Возраст уточнять  не будем, ей около 30.

— Все как-то банально случилось. Мы познакомились через интернет (он был тогда на заработках в России), через месяц переписки увиделись. Любовь! Первый раз рассорились в декабре прошлого года. Причина — ревность. Мне сообщили, что он открыто проявляет знаки внимания другой девушке. Поверила, а это было не так. Мы расстались, я даже намеренно уехала из города. Но он не давал покоя. Сошлись, — рассказывает Алла. — Следующий скандал был через полгода. Мне что-то понадобилось в его телефоне, когда он спал. Заглянула в отправленные СМС — переписка с барышнями. До конца не дочитала,  хватило того, что он кого-то ласково назвал. Вскипела, но виду не подала. А потом он без всяких объяснений пропал на три дня, а когда появился, объявил, что ему снова нужно уехать. Рассказала, что видела переписку, — ничего не ответил, разозлился. Мне казалось, что ему нравится, когда ревную, зверею (у меня такой характер, ничего не могу с собой поделать). В том, что он любил меня, даже не стоило сомневаться. Я сама устроила драму. …Мы сцепились — он уехал, как и хотел. Так обидно стало. Дома достала из аптечки множество пачек таблеток, ампул и запила все это алкоголем — где-то прочитала, что летальный исход это обеспечивает.

Меня обнаружила уже без сознания сестра: бедняжка, испугалась, вызвала «скорую». У меня начала отказывать почка, в процессе гемодиализа выяснилось, что в плевральной полости скопилась жидкость… Умереть не получилось. Лежала, утыканная трубками, было тяжело дышать, кашлять. Гемоглобин упал страшно, появились проблемы с сердцем — в общем, здоровье подорвала. Благодарна, что меня не осуждали медицинские работники — жалели.

Насмотрелась в больнице всякого. В палату интенсивной терапии привезли пьяного парня, он напился чего-то психотропного   (сожительница выгнала из дома),  никак не мог успокоиться, галоперидол (антипсихотическое средство, — прим. авт.) помогал ненадолго. Жуткое зрелище…

— Алла, ты прости за прямоту: и тебя, и того парня еще в реанимации розгами по голому телу надо было отхлестать, а потом с вами разговаривать и жалеть… Каков конец истории твоей любви? Боль твоих родных, слезы мамы этого стоили?

— Ему обо всем рассказала подружка, я ведь просто пропала, он искал меня. Почти сразу помирились. Но все равно не сумели построить будущего. Хотя в мечтах оно у нас было: работа в другом городе, свадьба, сын… Не хочу рассказывать о подробностях, они еще печальнее, к тому же это сделает меня узнаваемой. А цель не в этом…

— В твоем мировоззрении что-то поменялось после произошедшего?

— Поступила, как эгоист. Считала: поплачут родные — перестанут. Очень огорчила бабушку, я с ней всегда больше, чем с кем бы то ни было, делилась, даже не подумала о том, что она может не пережить мою гибель. Каждый день ей звонила из больницы, сообщала, что со мной все нормально.

Поняла, что не вправе забирать у себя жизнь, не я ее в себя вдохнула. Выход там, где и вход — его нужно искать.  Сиюминутные эмоции, порывы уходят… Не всем везет оставаться после такого полноценным человеком, это ведь страшно. И кому потом будет легче?

Слышала одну притчу про Ангела. Едет мужчина в автобусе и жалуется всем подряд, а Ангел стоит у него за спиной и внимательно слушает. «Начальник, — говорит он, — самодур, дети — хамы, жена — дура. Как они меня достали!» Ангел думает: «Почему он у меня это все просит?» Нужно настраиваться на лучшее, тогда оно будет.
Люблю смотреть на детскую площадку. Малыши такие беззаботные, счастливые, веселые, смешные. В нас тоже все это есть. Счастье есть. Только нужно об этом помнить.

— Скажи, у тебя было счастливое детство? Психологи говорят, что все наши проблемы тянутся именно оттуда…

— Родители развелись, когда мне было 7, но продолжали жить вместе. Каждый тянул одеяло на себя, настраивал нас друг против друга. Но у меня такого нет, что я кого-то стала больше или меньше любить. Папа и мама очень хорошие.  Когда они отдельно. Папа — категоричный, его переубедить хоть в чем-то невозможно. Мама — добрая, очень впечатлительная, эмоциональная. Они разъехались, когда родилась младшая сестренка. Признаюсь, долго ревновала маму к ней, мне не хватало внимания. Живем вместе с отчимом. Он нормальный, обычный человек. Для меня главное, чтобы мама была счастлива.

Когда была в 8-м классе, съела много… (называет препарат), на который у меня до сих пор аллергия. Мне сделали промывание желудка, полежала несколько дней под капельницей —  с  мамой в тот день поругалась, и в школе тогда же меня сильно обидели. Мы переехали в другой район города, друзей новых  не завела, а к старым меня просто не пускали. Мне было одиноко. К тому же я комплексовала из-за того, что не сформировалась еще как девушка, а мои одноклассницы были уже такими стройными, фигуристыми… «Контактов» и других сетей, мобильных телефонов раньше ведь не было, мне и поговорить обо всем этом не с кем было.

— Есть данные, что в окружении человека, совершающего подобное, в среднем шесть человек, для которых его действия становятся тяжелой душевной травмой. Ты понимаешь, о чем идет речь?

— Это был бунт с моей стороны, ничего серьезного в это  не вкладывала. Вы со мной так, а я с вами вот так! Разозлили меня — получите. Вы на меня кричите? А я сделаю так, чтобы вам тоже было плохо! Но кого этим наказывала? Больше себя. Маму надо слушать и слышать, она и в 40 лет меня будет наставлять, я ведь ее ребенок. Этого долго не понимала.

Меня перестали обижать к классу 10-му — после того, как разбила нос мальчику, который считал себя крутым. Дала понять, что в обиду себя не дам. Вообще, у меня на этот счет есть теория: чем больше даешь эмоций таким людям-вампирам, тем больше они тебе делают плохого. Лучше улыбаться сквозь слезы.

— С мамой хоть больше не конфликтуешь?

— Сейчас с мамой  мы стали намного ближе,   больше стали разговаривать. Я очень благодарна ей за поддержку. Раньше было по-другому. Да и маленькой я была. О чем маме со мной, 18-летней пигалицей, беседовать? К тому же она устает на работе, я старалась не лезть к ней со своими проблемами.  Но мама бывает все равно втянута в конфликт: я ругаюсь с домочадцами.

Уже не помню, когда, но после 20-ти точно, резала вены — больше для вида, для показухи.  Казалось, что мне говорят несправедливые вещи, а я такая взрослая, у меня своя позиция, и она верная. Так нельзя… Это был еще один жесткий способ заставить говорить со мной мягче, без криков.

— Так, может, переехать из родительского дома, тогда и не будет поводов ругаться. Ведь у взрослой девочки должна быть взрослая, самостоятельная жизнь…

— Не могу одна жить. Не поможет, если даже кошку или собаку заведу.

— Значит, всеми силами надо пытаться находить общий язык со своими родными и перестать скандалить, это ни к чему хорошему не приводит в твоем случае.

— Я в последнее время успокоилась,  у меня совершенно нет сил ругаться.

— А,  когда они появятся, все будет по-старому? Может, сходить в церковь, обратиться к психологу, психотерапевту. Наверняка они помогут найти решение. И сделают это профессионально.

— Мы слишком зажаты, стесняемся и стыдимся всего, что с нами плохого происходит, и не хотим выносить сор из избы. Это, наверное, из-за желания казаться лучше. Я хочу, чтобы со мной просто поговорили, а не писали после моего выхода из кабинета отчет о проделанной работе. Пробовала исповедоваться, но как только начинаю говорить — истерика. Мне тяжело. Я понимаю, что еще не готова о своих проблемах говорить открыто, к этому ведь тоже нужно прийти.

— Спасибо за откровения. Искренне желаю, чтобы погода в вашей семье стала чуть солнечнее и теплее. И чтобы побыстрее нашелся человек, который поможет изменить твое отношение к окружающим и к себе самой.  Главное, чтобы ты сама этого захотела.

Не будем приводить статистику, касающуюся суицидального поведения белорусов, — она довольно печальная.  Не хочется делать и какой-то вывод после такого сложного интервью — универсальных слов в этом случае быть не должно. Понятно одно:  девушке нужна поддержка. Если вам есть что сказать Алле (может быть, в вашей жизни случалось что-то подобное), пишите. Адрес прежний: г. Мозырь, ул. Куйбышева, 59. Все до единого письма будут переданы лично ей в руки.

 

Ольга АРДАШЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *