«Ганаровы нафтавiк» Николай Иванович Крент

Лучший подарок ко дню рождения завода

Дату своего прихода на Мозырский НПЗ оператор технологических установок седьмого разряда топливно-каталитического производства Н.И.Крент называет с точностью до дня: 20 января 1976 года – канун первой годовщины пуска Мозырского НПЗ. Теперь же в его насыщенную событиями трудовую биографию вписана еще одна знаковая дата: в преддверии 39-й годовщины со дня выпуска первого полесского бензина Николаю Ивановичу присвоено высшее звание, присуждаемое лучшим представителям нефтехимической отрасли, – «Ганаровы нафтавiк».

Крент Николай Иванович

«Сначала в моей заводской судьбе был комплекс ЛК-6У № 1. С него начинался Мозырский НПЗ, с него начинался мой путь на предприятии, – вспоминает Н.И. Крент. – Старшим оператором у нас в бригаде был Евгений Иванович Кремнев. Моими коллегами – Николай Королев, Леонид Тимощук, Евгений Пичкур, Сергей Ковалев. Они принадлежали к плеяде более опытных нефтепереработчиков, что, конечно, помогало, но трудностей в те годы было очень много.

Тем, кто не застал того времени, наверное, не верится, что компьютеров и в помине не было. Вместо них – щиты с приборами. Первоначальное оборудование было более трудоемким в обслуживании, поэтому требовалось другое количество людей. Например, имелись должности помощника оператора, помощника машиниста. Модернизация персонал уменьшила. С каждым шагом развития предприятия становилось проще: от ведения технологического процесса до качества спецодежды. В первые годы операторы, заступившие на вахту, появлялись в операторной крайне редко. Всю смену проводили на ногах: в постоянных обходах. А на ногах, кстати, были ботинки из тонкой кожи, подбитые медными гвоздями. Железными гвоздями нельзя было подбивать, так как у нас пожароопасное производство. Разваливались ботинки быстро, зимой в них было холодно, но выбора-то не было. Особо не грели и ватные фуфайки. Тогда же зимы были настоящими! Снега выпадало, так выпадало! Про снегоуборочную технику еще и разговор не шел, расчищали территорию лопатами. В снежную зиму дорожки были больше похожи на туннели. А печи мы называли Гренландией: из-за утечек пара они становились обледенелыми. Шланги с паром из рук не выпускали, чтобы растопить лед. Путем набивания «шишек» получали опыт.

Конечно же, это интересно – быть непосредственным участником начального этапа истории завода, его развития и совершенствования, выхода предприятия на совершенно иной уровень. Когда доводится заставать несколько различных этапов, это делает работу увлекательной. Один из таких этапов, как известно, самых непростых – вторая половина 90-х. Над комплексом ЛК-6У №1 повисла реальная угроза прекращения существования. Даже рассматривался вариант пустить установку «под нож». Коллектив расформировывался.

В это время стали строить установку PSA по выработке водорода, я перешел туда. Застал время пусконаладочных работ. Когда установку пустили, начальник топливно-каталитического производства Николай Корнеевич Курьянович предложил мне перейти на комплекс ЛК-6У № 2, секцию-100. Это одна из сложнейших секций – у нас все компоненты: от газа и до мазута. От «сотки» многое зависит, с нее начинается технологическая цепочка. Не будет работать она, не смогут работать многие заводские установки.

Со своей секции больше никуда я передвигаться не стал, хотя возможности и предложения имелись. Мне понравился коллектив, со всеми хорошо сработались. И сейчас я своими ребятами очень доволен – образованные, толковые, ответственные. Просто молодцы! С бригадой повезло, что и говорить! Трудно даже сейчас как-то подобрать слова, чтобы описать мои чувства. Думаю, ребята на меня обижаться не должны. Постарался сделать так, чтобы они повысили разряды. И сегодня я как в себе самом уверен в своих товарищах по бригаде Евгении Журавском, Андрее Голованове, Дмитрии Бойко, Александре Козыре. Знаю: они не подведут ни при каких обстоятельствах.

Хотелось бы развеять и распространенное обывательское мнение о том, что операторы сидят и ничего не делают. Для того чтобы мы сидели, мы заранее много сделали, отремонтировали, все предусмотрели и подготовили к эксплуатации. Завод должен работать, объемы у Мозырского НПЗ – немалые. Я как-то подсчитал, что за время моих вахт (отбросил отпуска, больничные, ремонты) прошло порядка миллиона вагонов-цистерн нефти. Брал для расчета переработку за смену, за месяц, год и в итоге такую цифру получил. Пожалуй, этот показатель говорит о многом. Возможно, даже больше, чем высокие звания. Буду честен: новость о выдвижении моей кандидатуры на присвоение звания «Ганаровы нафтавiк» – несомненно, приятная, но отнесся я к ней спокойно. Любая награда – это труд. В зрелом возрасте все воспринимаешь, скорее, философски.

С философией и без нее я понимаю, что завод стал моей судьбой. Даже свою вторую половинку нашел здесь. Сегодня на заводе работает наша дочь. Второклассник-внук в курсе того, где трудятся мама и дедушка, что и бабушка была заводчанкой. К коллективу мозырских нефтепереработчиков принадлежат мои племянницы – Людмила и Татьяна Новик, племянник – Константин Крент. Думаю, очевидно, какое значение имеет завод для нашей семьи.

В день рождения Мозырского НПЗ хочу пожелать самого главного: предприятию – стабильности, а заводчанам – здоровья!»

Наталия ШЕРЕШ.
Фото Игоря МАЛАЩЕНКО.

«Ганаровы нафтавiк» Николай Иванович Крент: 1 комментарий

  • 28.10.2015 в 22:31
    Permalink

    Николай поздравляю тебя с почетным званием «Ганаровы нафтавик».Желаю тебе так дерзать.И не ронять честь наших лет.Быть всегда в первых рядах.И самое главное здоровья.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -1-1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *