Проектирование: как решить кадровый вопрос?

Александр БондаренкоДва года назад мы беседовали о проблемах градостроительства и проектирования в строительной отрасли с прежним директором филиала РУП «Белинвесткомплект» ПИКП «Полесьепроект» И.М.Шевелевым. Сегодня Игорь Михайлович работает в Минске директором проектного РУП «Белкоммунпроект». «Помогаем кадрами столице», – с грустью шутит нынешний директор ПИКП «Полесьепроект» Александр Васильевич БОНДАРЕНКО. С разговора о кадрах и начался наш разговор о проблемных вопросах строительства, поднятых на совещании у Президента, посвященном строительной отрасли.

– Кадровая проблема в нашей сфере – вторая по остроте, если первой считать недостаток финансирования и обеспечение объемами работ. Текучесть кадров высокая, по отдельным специальностям (например, архитекторы) носит хронический характер. Мы постоянно берем молодых специалистов, но, отработав положенные два года, они уходят, даже те, кто родом из Мозыря. Это проблема не только нашего института, она носит общий характер, и не только в строительстве.

Для подготовки качественного специалиста необходимо несколько лет при условии его активной работы, чтобы он выполнял не только доведенные задания. Необходимо во многом самостоятельно разбираться досконально, расширяя и углубляя знания, потому что массив нормативной технической литературы огромен, его можно измерять кубометрами. Тогда будет достаточный запас знаний и высокая эффективность труда.
Вдобавок ко всему несколько последних лет идет очень активная работа по созданию новой нормативной базы, по сути – унификация с европейскими нормами. Поэтому сегодня по многим вопросам нет ясности даже среди разработчиков нормативных документов, и процесс этот идет, на наш взгляд, достаточно сложно.
Мы европейские нормы применяем очень мало, они нам пока, если говорить прямо и откровенно, не требуются, потому что все наши предприятия и организации работают по старым нормам, и есть сложности их применения, часто связанные с некорректными переводами с иностранных языков.

Поэтому вопрос кадров – самый главный. Наличие квалифицированных специалистов позволяет выполнять самые сложные задания, зарабатывая себе и институту имя и авторитет.

– Александр Васильевич, те, кто остается в профессии, насколько стремятся повышать свой уровень, чтобы соответствовать требованиям времени?

– Наш компьютерный парк превышает количество рабочих мест и работающих, все рабочие места полностью компьютеризированы. Действует собственная локальная электронная сеть передачи данных для ускорения обмена информацией при разработке проектной документации.

Институт участвует в программе Министерства архитектуры и строительства по внедрению системы многомерного проектирования зданий, но это очень дорогие программы, где одно рабочее место стоит несколько тысяч евро, поэтому наше присутствие здесь пока скромное, поскольку невозможно обеспечить программными средствами всех.

Мы приобрели для института два таких рабочих места, они позволяют специалистам работать практически по всем направлениям. В планах приобретение еще нескольких мест в 2014 году, и мы начнем с небольших объектов обкатывать эти программы.

Если учесть, что у нас около сотни проектировщиков, то потратить несколько тысяч евро на каждого выйдет в огромную сумму, поэтому на модернизацию только в этом направлении нам придется потратить несколько лет. Практика не раз показывала, что сначала надо подготовить солидную материальную базу, чтобы получить достойный результат.

– «Целый ряд фирмочек с численностью несколько человек активно «снимает пенки» с процесса проектирования», – слова Президента. Как обстоит ситуация в Мозыре?

– Могу сказать точно, что наш институт не занимается созданием неких мелких подконтрольных фирм. Не буду скрывать, что наши специалисты выполняют работы в других организациях, помогая кому-то зарабатывать прибыль.

Я это не приветствую, но понимаю. Такая ситуация происходит по различным причинам: у нас весьма напряженная работа, но в силу разных условий хозяйствования на заработную плату мы можем выделять меньшую долю от стоимости проектных работ.

У нас большие основные фонды, все работают в хороших условиях, дорогостоящее оборудование, программные средства – все это нужно было купить и теперь содержать. Да, надо работать лучше для того, чтобы больше зарабатывать.

Но это тот вопрос, с которого мы начинали беседу, – квалификация специалистов, а она стоит во главе угла.
А в «фирмочках» эти же деньги заработать проще, потому что расходов на содержание меньше. Поэтому получается, что люди набираются опыта, основные знания приобретают у нас и в других статусных организациях на рынке проектных услуг, а там работают для того, чтобы поддерживать свое материальное благополучие.
Путь запретов, на мой взгляд, недальновидный подход, потому что может усилить текучесть кадров. Скорее, нужно бороться за людей иным образом: улучшать свою работу, чтобы люди больше зарабатывали в собственной организации.

Проблема недобросовестных проектных фирм, по моему убеждению, состоит в том, что в последние годы неудачно решался вопрос допуска к оказанию услуг по проектированию. Вначале было лицензирование, и первое время требования были достаточно жесткие. Но потом начался период «строительного бума», и в силу нехватки кадров в целом в строительстве условия по допуску к выполнению работ были ослаблены, и в большом количестве возникли небольшие частные строительные проектные организации.

Следующий шаг – отказались от лицензирования вовсе. Условия регулирования, допуска ослабли еще сильнее.
Сейчас делаются противоположные шаги, в основу ставится оценка возможностей организации выполнять ту или иную работу, и на основании этого предполагается аттестовывать проектные организации, присваивать им соответствующие категории и разрешать допуск к объектам различной степени сложности.
Знакомясь с проектами этих документов, вижу в них касающиеся нашего института серьезные требования. За последние годы мы в полтора-два раза увеличили объемы работ. Но цифровые показатели нашей деятельности при этом недостаточны, чтобы по новым нормативам получить право на выполнение работ очень широкого перечня.

К примеру, мы проектировали здания из монолитного железобетона высотой 12 этажей – это более 30 метров. Но по новым условиям допуска мы уже не будем иметь права проектировать такие здания, несмотря на то, что есть специалисты, программная техника, опыт в виде разработанных нами проектов, прошедших экспертизу.
Есть ряд и других примеров, когда мы не сможем проектировать то, чем занимались десятки лет и не имеем замечаний. Поэтому в оценке допуска к проектированию должна быть выработана очень взвешенная позиция.
Есть вопросы и к классификации зданий – определение сложности объекта и уровней ответственности, но это давняя проблема, и здесь уже десятки лет нет сбалансированного единого подхода.

Сегодня вводится новая классификация, сохраняющая уровни ответственности для одних целей и с новыми положениями по уровням класса сложности для других целей, т.е. опять происходит усложнение требований, поэтому неизбежны сложности увязки этих требований.

Если будут приняты новые положения, то у нас останутся возможности для выполнения работ по зданиям до 11 этажей включительно. Для Мозыря это достаточно в плане решения первоочередных проблем с жильем, но мы могли бы делать и больше.

Если говорить о застройке города, о создании его лица на десятки лет вперед, то, к сожалению, мы этим не занимаемся вовсе сейчас. Очень неплохие были решения (целый ряд проектов по детальной планировке центра города, микрорайона № 7 (деревня Бобры) с применением зданий повышенной этажности), но пока все это в будущем, в перспективе.

Есть неплохие предложения по размещению зданий в старой черте города, в частности, на ул.Пушкина для формирования общего силуэта города со стороны въезда в него, но пока эти идеи, к сожалению, не поддержаны.
Самое главное, чтобы мы хотя бы дождались того времени, когда сумеем сделать это, и не заняли не теми объектами эти площадки.

Строить красиво, пусть медленно – это, на мой взгляд, главный принцип. Мы строим город, и решение сиюминутных проблем – это не главная цель, важна комфортная среда для людей, и она должна быть высокого эстетического качества.

Красивым город получается только тогда, когда мы хотим сделать его таким сообща, не только специалисты, но и те, кто управляет этим процессом.

Дмитрий КУЛИК
Фото Сергея БОРОВИКА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *