Стройка: качественно не бывает дешево

Сложно поспорить с принципом «каков проект – таков объект». Как показало совещание у Президента, посвященное проблемам строительной отрасли,  квалифицированная работа проектировщиков является одним из залогов быстрого и качественного строительства.

Александр Васильевич БОНДАРЕНКОО том, что необходимо сделать для улучшения работы проектировщиков и повышения качества проектов, нам рассказывает директор филиала РУП «Бел-инвесткомплект» ПИКП «Полесьепроект» Александр Васильевич БОНДАРЕНКО.

– Одна из острых тем строительного комплекса – взаимодействие строителей и проектировщиков. Доводилось слышать такое предложение специалистов для решения этой проблемы – совместить в одном лице заказчика, подрядчика и проектировщика. Как вы оцениваете эту идею?

– На мой взгляд, объединение этих функций не решит проблему. Специализация и разные исполнители на каком-то этапе развития общества привели к оптимальному способу решения производственных задач: каждый отвечает за свой участок, и происходит некий взаимный контроль.

Строители побуждают проектировщиков к одному, потребители всех нас – к другому, проектировщики с большим пониманием и тщательностью, не в упрек строителям, относятся к соблюдению требований и норм и так далее.

На данном этапе такое взаимодействие обеспечивает достижение нужного результата. Чтобы объединить все в одни руки, мы сначала должны к этому подготовиться, и не получилось бы так, что генеральный директор дал пяти своим заместителям команду, и они сделали только то, что хочет их начальник, а не то, что нужно государству, потребителям-жильцам и заказчику. Нельзя эту идею упрощать и упрощенным образом ее применять.

Например, создаем мы проектное подразделение для ОАО «Мозырьпромстрой». Что будет предполагаться в этом случае: проектировщики полностью обеспечат эту строительную структуру работой? Если этот посыл, то такое проектное бюро, на мой взгляд, невозможно создать, потому что палитра объектов у них широчайшая, специалисты должны быть разнообразнейшие, и это возможно только для каких-то видов работ. А раз только на некоторых, то эта идея становится бесполезной.

Другой вариант: допустим, крупное предприятие, производящее металл и конструкции, под свои производственные мощности имеет штат проектировщиков, которые занимаются только проектированием металлоконструкций, то тогда это становится понятным. Они не только проектировщики, но должны еще быть технологами в создании этих конструкций. Вот когда происходит такое объединение, оно понятно и будет эффективно, а на все случаи иметь специалистов просто невозможно.

Поэтому, хотя такая идея есть, на мой взгляд, нужен не один десяток лет для ее воплощения, но моментально ее реализовать невозможно.

– «Архитектурный проект должен стать по-настоящему архитектурным проектом со всеми необходимыми классическими атрибутами и выходными параметрами, с данными, достаточными для использования при проведении подрядных торгов (чертежи, пояснительная записка, сметные расчеты). И никакого упрощенчества – это же деньги!» – потребовал Лукашенко.

Как совместить требования сократить сроки проектирования с нормативами, согласно которым на проектирование отводится столько же времени, как и на строительство объекта, и даже больше?

– Тема серьезная, мое понимание таково, что короткие сроки строительства и проектирования предполагают очень высокий уровень прогнозирования или планирования работ, любой термин будет кстати.

Мы занимаемся одновременно проектированием нескольких десятков объектов, каждый со своей историей. Если поставить цель за короткое время сделать один-единственный объект, то это несложно. Но увязать и за-планировать за короткое время сразу несколько десятков объектов – это совсем другая задача.
В частности, один из моментов: обеспечение проектируемых объектов разрешительной документацией, различными документами, необходимыми для разработки проектной документации.

С позиции личного опыта человека, более 25 лет занимающегося проектированием в качестве руководителя на различных уровнях, могу точно сказать, что не было ни одного объекта в моей практике с полным комплектом исходных данных на начало проектирования. Ни одного!

При этом есть целый ряд нормативных документов высокого уровня, которые требуют, чтобы мы начинали работать в строго установленном порядке: только при наличии всех исходных данных.
Например, органы государственного казначейства требуют от нас и заказчика писем о том, что все исходные данные, вся разрешительная документация проектировщиком получены, а их все нет и нет. Получается, что надо работать в режиме «войти в положение»…

Что касается нормативных документов, то есть постановление Совета Министров о порядке обеспечения разрешительной документацией в строительстве. Ведомствами нашими оно не выполняется – вот короткий комментарий его действия. Максимальный срок предоставления документов, в частности, технических условий, заключения – семь дней согласно этому положению, но оно просто-напросто не выполняется.
В настоящее время в рамках будущего указа о мерах по совершенствованию работы в строительной отрасли этот вопрос снова поднимается, будет новый нормативный документ. Но самое главное, чтобы он начал работать. Месяцами, если даже не годами, заказчик, иногда проектировщик занимаются получением этой самой разрешительной документации. Все блокируется на уровне ведомств, органов различного уровня. Вовремя эти документы не выдаются.

Поэтому, возвращаясь к срокам проектирования, хочется сказать, что увязать все вместе – это очень сложно, потому что участвует много заинтересованных сторон. Отсюда и проблемы со сроками проектирования.
Но на что хотелось бы обратить внимание – планирование работы. Оно возможно, когда есть некая стабильность в работе. К сожалению, за последние годы ситуация менялась. Еще в памяти у всех строительный бум, когда мы физически не в состоянии были выполнить огромные объемы работ, но это было прекрасное время, потому что работу не надо было искать, и основная сложность была найти специалистов и нарастить мощности. И обратная картина в два последних года, когда начался спад, и приоритеты стали другими: теперь уже главное – найти работу и сохранить коллектив.

Так, по жилью изменились условия финансирования, причем несколько раз, и громоздкая строительная отрасль должна была подстраиваться под эти изменения. Это небыстрый процесс, который также влияет на сроки проектирования.

В чем проблема дома по ул.Мира? Там только одно- и двухкомнатные квартиры, в итоге получается, что на одну лестничную клетку приходится квартиры с меньшей площадью, и только из-за этого почти на 20% увеличивается стоимость квадратного метра (отдельная тема – сложные геологические условия).

Также сейчас ограничена разработка индивидуальных проектов, на мой взгляд, не совсем обоснованно. Нужно давать возможность разрабатывать такие проекты. Что имеется в виду? Если бы были дома точечного типа, индивидуальные или под конкретное пятно застройки, с большим количеством квартир на площадке с конфигурацией, подходящей к этому месту, то тогда бы стоимость эта была дешевле. Да, была бы в абсолютной величине выше цена проектирования, потому что это индивидуальный проект, но в итоге можно было бы добиться иной стоимости строительства, построив не четыре, а шесть квартир на этаже.
Но, к сожалению, пока применяется только один прием – использовать «повторно применяемые» проекты, экономя, в первую очередь, на проектных работах. Отдельная тема, что такой подход ведет к сокращению разнообразия в строительстве.

Есть конкретные примеры, можно даже назвать дома, когда в течение месяца заказ менялся трижды: «Сделай это… Делать не надо… Сделай по-другому…» Это говорит об уровне планирования.

Вопрос очень серьезный и сложный. Поэтому во всем нужно детально разбираться, чтобы последующие решения были максимально объективными и основанными на фактах.

Когда говорят о чрезмерной стоимости проектирования, то в сравнении с ближайшими соседями у нас в несколько раз меньше стоимость проект- ных работ, 2-3% – это максимум, по жилью – 1,5-2% от стоимости строительства, поэтому резерв для экономии найти сложно.

Стоимость проекта должна быть выше, тогда и проекты будут другими, но это не значит, что они станут для застройщика дешевле, о чем мы уже говорили. Стоимость формируют качества самой документации.
Также нельзя говорить о массовости такого нарушения, как завышение стоимости проектирования. Во всех известных мне случаях, по крайней мере, отклонения находятся в пределах статистической погрешности, никто специально ошибок не допускает. Возможно, где-то не хватило квалификации, сказалась напряженность труда, проектировщик может быть ограничен возможностями производителей, поэтому не смог применить более эффективные решения, но это точно не злой умысел.

Опять же пример из практики: пробовали применять высокотехнологичные конструкции. В качестве несущих панелей вместо железобетонных плит здание перекрывается металлическими сэндвич-панелями: два тонких слоя профилированного металла, а между ними – толстый слой утеплителя, склеенный по особой технологии. Конструкция практически не имеет веса, но обладает высокой несущей способностью при одном условии: качественный монтаж и правильная эксплуатация. После нескольких попыток применения пришлось отказаться, потому что не получилось ни того, ни другого.

Мы никогда не должны забывать, что общая тенденция заключается в том, что жилье по своим потребительским качествам должно улучшаться. Это достигается совершенствованием инженерных систем, высокими требованиями к самому зданию, качеством работ. Поэтому говорить, что возводимое жилье должно стоить дешевле – это заблуждение и путь упрощений. Причем не самый верный для достижения заявленных целей. Чтобы соблюсти заявленный паритет между стоимостью квадратного метра и заработной платой, надо приложить совместные усилия для роста благосостояния наших граждан и создавая возможность зарабатывать больше, и побуждая людей работать лучше.

Дмитрий КУЛИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *