Фельдшер на селе – и медик, и психолог, и «средство массовой информации»

Жизнь сельской «мини-поликлиники» глазами ее руководителя.

Заведующая фельдшерско-акушерским пунктом д. Каменка Татьяна Ивановна Сычугова.

Заведующая фельдшерско-акушерским пунктом д. Каменка Татьяна Ивановна Сычугова.

У заведующей Каменским фельдшерско-акушерским пунктом Татьяны Ивановны Сычуговой свободных минут для беседы с журналистом не так уж много: не успела закрыться дверь ФАПа за очередной бабушкой «с давлением», как тут же на пороге появляется расстроенный мальчишка с шишкой на лбу: стремительное перемещение по школьному коридору принесло свои плоды. Школа от медучреждения буквально в двух шагах, поэтому ученики здесь не менее частые посетители, чем пожилые люди.

Фельдшерско-акушерский пункт – это своего рода «мини-поликлиника», здесь же имеется и мини-аптека. Однако, в отличие от городской поликлиники, сельчане идут на прием не к различным «узким» специалистам, а к фельдшеру, который и первую помощь окажет, и процедуры выполнит. Татьяна Ивановна рассказала о своих пациентах, о трудностях работы в ФАПе и ее преимуществах – обо всем том, что волнует сельского фельдшера.

Основные пациенты – старики и дети

– Каменский фельдшерско-акушерский пункт на сегодняшний день обслуживает 5 деревень: непосредственно Каменку, а также Васьковку, Каменскую Рудню, Боков и Щекотову, – рассказывает Татьяна Ивановна. – По состоянию на 1 января 2014 г. количество обслуживаемого населения составляет 905 человек.

– С какими жалобами чаще всего обращаются сельчане к фельдшеру?

– Обращаются по самым разным поводам. Это и обострения хронических заболеваний, и острые патологии, да и просто, бывает, нужен совет. Приходят и для того, чтобы купить лекарства в аптечном киоске. В мои обязанности также входит обслуживание вызовов на дому.

– Чтобы доехать на вызов в ту же Васьковку, надо немало времени. Есть ли у ФАПа автотранспорт?

– Автотранспорта нет. Зимой, поздней осенью и ранней весной, когда дожди и слякоть, я хожу пешком. А летом спасает велосипед. Если вызов требует неотложной помощи медиков, то в отдаленные деревни – Щекотову и Васьковку – выезжает скорая помощь из города. По профилактическим мероприятиям, на подворные обходы и не требующие большой срочности вызовы я хожу пешком. Иногда председатель сельсовета на машине отвезет.

– Каков основной ваш контингент пациентов?

– В основном это дети и лица пожилого возраста. Трудоспособным ходить в поликлинику или даже на ФАП некогда, им нужно зарабатывать деньги, учить детей, растить внуков. К сожалению, те, кто должен сейчас особенно заботиться о своем здоровье, чтобы в дальнейшем предотвратить заболевания, этой заботой пренебрегают, не идут в медучереждение. А вот пожилые люди очень ответственно относятся к своему здоровью, все назначения доктора выполняют четко и вовремя. Много у нас пациентов-детей: недалеко детский сад и средняя школа.

Хотелось бы, конечно, чтобы 40-50-летние люди уделяли своему здоровью больше внимания.

– Наверное, чтобы работать с пожилыми людьми, надо много терпения…

– Часто старикам нужна не столько медицинская помощь, сколько внимание. Я прихожу по вызову к бабушке, а она мне: «Я вот сидела и так себе подумала: а какие у нас новости-то в сельсовете?» Позвать бы соседку в гости, обсудить, что да как в сельсовете, – не позовешь: она такая же немощная, ходить тяжело. Бабушка подумает-подумает да и вызовет фельдшера давление измерить.

Вообще, пожилые наивны, легко становятся жертвами нечестных людей. Такие случаи, к сожалению, на селе не редкость. Недавно в районе снова объявились мошенницы, которые обманывают стариков, воруют у них накопленные деньги. Узнала это от 82-летней Ольги Николаевны Китун, к ней как раз такие аферисты приходили. Так бабушка молодец: умудрилась их «раскусить» и хитро из дома выпроводить! Вот что она рассказала: «Пришли две такие молодухи, сказали, что из собеса. Мол, бабушка, вам положена прибавка к пенсии 250 тысяч рублей каждый месяц, только надо документы оформить, это стоит 150 тысяч, давайте нам деньги, оформим и сами принесем». Ольга Николаевна «сказкам» не поверила, вместо этого присмотрелась к «соцработникам»: «А у одной чуб торчит – ну точно парик! Не могут так натуральные волосы торчать. Я их дальше в хату не пустила, сказала, что кошелек со всеми деньгами деду своему отдала и в магазин отправила (а бабушка на самом деле живет одна, – прим. авт.). Да сейчас боюсь, что дед в магазине бутылку возьмет: он, когда пьяный, сильно дерется. Ой, девки, хотя б вас не побил, он же и такое может…» Мошенницам пришлось убираться восвояси. Я, когда с бабушкой по телефону это обсуждала, так и сказала ей: «Ольга Николаевна, вы у нас Штирлиц!» Позвонила и в сельсовет, и участковому, чтобы тоже знали.

Но есть и такие старики, которые, уже однажды став жертвой аферистов, снова попадают в ловушку. Стараемся передавать новости о появлении мошенников через сельские «информбюро»: продавцы, почтальоны предупредят стариков, чтобы те были бдительны.

– Одна из самых злободневных проблем, волнующих сельских медиков, – алкоголизация населения. У вас много претензий к населению по части злоупотребления спиртным?

– Всякое бывает, есть и те, кто действительно злоупотребляет. Когда «прихватит» что, обращаются в ФАП, а пытаешься объяснить, что это все из-за алкоголя, так не соглашаются: «Я не пьяница, я на учете не состою». Конечно, тяжело с такими работать.

И укол, и электрофорез

Коллектив ФАПа состоит всего лишь из трех человек: фельдшер (она же заведующая), медсестра физиотерапевтического кабинета на 0,25 ставки и санитарка.

– Мои верные помощницы, – Татьяна Ивановна говорит о подчиненных с любовью и теплотой.

В физиотерапевтический кабинет сельчане приходят с направлением или по рекомендации врача поликлиники. Здесь выполняются ингаляционные процедуры, электрофорез и магнитотерапия. В процедурном кабинете делают внутримышечные и внутривенные инъекции.

Санитарка Ольга Ананьевна Какора в аптечном пункте отпускает лекарство.

Санитарка Ольга Ананьевна Какора в аптечном пункте отпускает лекарство.

– Летом, – говорит фельдшер, – часто приходится вытаскивать клещей. Анализы в ФАПе не берут, так как нет лаборантки. Раз в месяц из города приезжает доктор, вместе с ним лаборантка, производящая забор анализов, и медсестра, которая делает кардиограммы. Задача фельдшера – организовать процесс посещения врача. Особенно это важно для той категории сельчан, которая все никак не находит времени для поездки в поликлинику.

Фельдшерско-акушерский пункт работает с 9.00 до 16.00. В субботу у медиков также рабочий день: с 9.00 до 15.00, выходной всего один.

– Когда я только начинала работать в Каменке, четкого разделения на рабочие и выходные дни здесь не было: идешь к пациентам, когда позвали. Уже потом администрация в городе решила, что и у сельских медиков должен быть официальный выходной: личное время – это личное время, – говорит Татьяна Ивановна.
Каких-то экстренных случаев, где могла бы понадобиться ее помощь, например, тяжелые травмы или роды, за последнее время фельдшер не припоминает.

– Слава Богу, такого сейчас практически нет. Могут быть гипертонические кризы, нарушения мозгового кровообращения. Всегда выручает скорая помощь: Каменка, например, от города недалеко, «скорая» приезжает быстро, и через 15-20 минут пациент уже в стационаре. Работаем слаженно. К счастью, «тяжелых» вызовов мало, люди грамотные и знают свои болезни. В основном приходится отправляться на вызовы к «хроникам».
Помоги, но не навреди

Татьяна Ивановна в медицине с 1979 года, окончила Мозырское медучилище. В ее трудовой биографии – работа фельдшером скорой помощи в Сибири, в городе Прокопьевске.

– Я родом из Калинковичского района, деревни Гарбавичская Рудня. Отец военный, служил на Камчатке. После окончания училища и отработки по распределению я уехала к нему. Мой муж, на тот момент будущий, тоже военный, жил в казарме напротив нашего дома. Он поначалу все приглядывался ко мне, а затем нас сосватали. После свадьбы поехали в Сибирь, где прожили 10 лет. У нас родились дети. Вместе с мужем мы работали на скорой помощи: я фельдшером, он водителем. В 1991 году приехали в Мозырь навестить родственников. И так здесь мужу понравилось! Улицы чистые, деревья зеленые. Кто хоть раз был в Кемеровской области, тот поймет: там угледобывающее производство, угольная пыль повсюду, даже листья на деревьях покрыты ею. Постиранное белье сушиться на улице не вывесишь, иначе оно все в пятнах будет. У меня из-за пыли начались проблемы со здоровьем. А в Мозыре такая красота, чистота. Мой муж первый подал идею переехать. Так мы и попали в мои родные места: мужа я из Сибири вывезла (улыбается).

Сейчас дети выросли: дочка живет в Козенках, внучке скоро 9 лет, сын – в Криничном, внуку 4 месяца. Мы с супругом здесь, в Каменке, он работает на домостроительном комбинате.

– В вашей семье, кроме вас, есть еще медики? Может быть, зарождается медицинская династия?..

– Дети по моим стопам не пошли. Но вот, например, моя тетя всю жизнь проработала акушером-гинекологом в Минске, заведовала женской консультацией. И сейчас, будучи уже на пенсии, она продолжает преподавать в Минском медколледже. А у старшего брата супруга в Ульяновске работает заведующей детским инфекционным отделением больницы. Иногда мы созваниваемся, обсуждаем последние новости из мира медицины.

– Интересно, есть ли различия между пациентами-россиянами и белорусами?

– В Прокопьевске работа на скорой помощи имела свою специфику: там было около 7 спецкомендатур, колоний поселения. Травматизм, огнестрельные, ножевые ранения – в основном за счет заключенных. А так, в работе с белорусскими пациентами я каких-то больших отличий не вижу. Хотя, может, за столько лет многое уже изменилось, я ведь жила в Сибири в 80-е годы.

– Наверное, глупо было бы задавать вам вопрос, любите ли вы свою работу…

– Скажу от души: это большое счастье для меня – уходить от пациента с чувством, что ты помогла, успокоила, сняла боль, а в некоторых случаях и уговорила лечиться. Да, порой бывают и конфликтные ситуации, когда человек будет требовать, указывать, какое именно лекарство ему назначить. Стараешься разрядить обстановку: и пациента не обидеть, но и не пойти на поводу. Сейчас проблема в том, что медицина становится сугубо «сферой услуг». Многое медики не должны делать.

– Что, например?

– Кто-то не хочет понять, что в некоторых случаях он и сам может себе помочь, не нужно зря отвлекать работников ФАПа от их прямых обязанностей. Например, когда звонят и требуют принести домой лекарства. Я, конечно, понимаю, что пожилым людям тяжело идти самим. Если, допустим, мне по пути, то я принесу лекарства. Но в других случаях это может сделать соцработник или дети. Я же не могу в ущерб своим профессиональным обязанностям разносить по домам медикаменты.

– Многие люди, особенно пожилые, любят лечиться различными народными средствами. Как вы сами относитесь к народной медицине?

– У меня к ней двоякое отношение. С одной стороны, есть средства, которые проверены временем и действительно помогают: какие-то ингаляции из трав, натирания. С другой стороны, иногда доходит до абсурда: дождевые черви настаиваются в баночке, а затем жидкость из них капается в глаза. Это глупо! Или прикладывают какую-то траву, а потом приходят с ожогами от нее. К народной медицине должен быть рациональный подход: знать, как это средство действует, в каких количествах и как долго его применять. И, конечно, в первую очередь, нужно полагаться на достижения современной медицины. Иначе, бывает, человек верит, что сможет вылечиться одним только грибом веселка, а в итоге сильно запускает болезнь. И веселка не помогает. Народные средства в случае тяжелого заболевания могут пригодиться, но только если их применять как дополнение к основному лечению. И, естественно, перед применением консультироваться с медиками.

– Татьяна Ивановна, что вы считаете самым главным в своей работе?

– Главное – это соблюдение принципа «Не навреди!». Работа медика требует сосредоточенности и хладнокровия. Бывают разные случаи, но когда ты спокоен и уверен в своих действиях, это спокойствие передается и пациентам.

Елена МЕЛЬЧЕНКО
Фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *