Выборы в местные Советы депутатов Беларуси (Online конференция)

Выборы в местные Советы депутатов Беларуси

11 Мар 2014 14:30 — 15:30
  • Лидия Ермошина

    Лидия Ермошина

    Председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов

Местная избирательная кампания в Беларуси близится к завершению. День выборов назначен на 23 марта. На депутатские мандаты претендуют более 22 тыс. кандидатов в депутаты. Кампания для них проходит в обновленном формате — с учетом принятых недавно поправок в избирательное законодательство. Так, у кандидатов в депутаты областного и Минского городского советов, а также у претендентов на место в Советах районного, городского уровня (городов областного подчинения) впервые появилась возможность формировать свои избирательные фонды. Специальные счета в отделениях Беларусбанка открыли уже 490 претендентов на депутатский портфель.Под законодательным запретом с текущей избирательной кампании находится агитация за бойкот выборов и, судя по всему, участники кампании новому требованию вняли. «Безработным» пока остается и Совет по рассмотрению споров, связанных с использованием СМИ при проведении выборов. В ЦИК этот факт оценивают положительно: значит, все кандидаты в депутаты без проблем доносят до избирателей свои предвыборные идеи посредством радиовыступлений и публикации материалов в печатных СМИ.Все ли из зарегистрированных кандидатов в депутаты вышли на финишную прямую? Насколько активно они проявляют себя во время предвыборной агитации? Какую явку избирателей прогнозирует ЦИК? Когда и кто в Беларуси сможет проголосовать досрочно? На эти и другие вопросы посетителей сайта БЕЛТА ответит Лидия Михайловна Ермошина во время онлайн-конференции.Ответы будут публиковаться 11 марта после 14.30 по мере готовности.

Вопросы конференции

БЕЛТА:
Изменения в избирательное законодательство больше всего касались местных выборов: был изменен порог явки, ушли от вторых туров и т.д. На этапе подготовки к нынешним выборам вы как председатель ЦИК считаете эти изменения оправдавшими себя на данный момент или еще рано судить?

Лидия Ермошина:

Наверное, рано судить. Думаю, что всю глубину изменений почувствуем, когда будут проходить общенациональные кампании. Я имею в виду выборы республиканских органов власти: Президента или парламента. И хотела бы сказать, что на местных выборах все зависит от того, как изменения оценят избиратели. Наверное, это будет чуть позже. Потому что не позднее 12 марта, то есть буквально на днях, избиратели впервые получат информационные буклеты о кандидатах в депутаты. Каждый избиратель получит, по крайней мере, краткую информацию. Буклеты изготовят избирательные комиссии. Их разнесут по почтовым ящикам. Избиратели, идя на участок для голосования, уже будут обладать информацией о тех, кто участвует в выборах. Ранее у нас этого не было. Избиратели были хорошо осведомлены только во время президентских выборов. Даже во время парламентских они зачастую не знали, кто участвует, до прихода на участок. Вот это, наверное, главное — мы улучшаем информированность избирателей.

Наталья Пранович, Гродно:
На проведение местных выборов в Беларуси было выделено Br100 млрд. Удалось ли сэкономить? Если да, то за счет чего?

Лидия Ермошина:

Об этом мы можем сказать только после того, как завершится избирательная кампания, и мы прежде всего рассчитаемся по заработной плате с членами участковых избирательных комиссий, потому что 75%, если не более, — это расходы на заработную плату, причем она очень маленькая. Я хотела бы даже объяснить, что это не заработная плата, потому что избирательные органы — это временные общественные формирования, не обладающие правами юридического лица и не принимающие никого на свою работу. За исключением отдельных гражданско-правовых договоров, которые заключают комиссии, например, по написанию вывески, либо по оформлению избирательного участка, либо на транспортные услуги. Это небольшое вознаграждение, которое получат члены избирательных комиссий в основном за день выборов. Я могу сказать, что без налогов эта сумма для членов участковой избирательной комиссии будет составлять около Br200 тыс. Это очень небольшие деньги за как минимум 14 часов работы, потому что 12 часов работает избирательный участок и еще два-три часа длится подсчет голосов избирателей.

Александра, Минск:

Во время этой избирательной кампании кандидаты в депутаты местных Советов впервые получили возможность создавать свои фонды. Насколько оправдало себя это нововведение? Насколько активно и интересно проходит эта местная избирательная кампания по сравнению с выборами 2010 года?

Лидия Ермошина:

Можно сказать, что на уровне большинства советов эти фонды не появились. То есть не попытались даже сформировать. На сельском уровне только один кандидат в депутаты открыл счет. На поселковом — ни один. На районном уровне можно говорить примерно о 2% кандидатов, которые пожелали открыть избирательные фонды, но уже на уровне областей это порядка 25%. В Минске где-то 50% зарегистрированных кандидатов открыли свои избирательные фонды.То есть определенный прогресс налицо. И даже я как избиратель уже получила листовку от кандидата в депутаты по моему округу, изготовленную за средства его избирательного фонда. Думаю, что все-таки со временем мы придем к неким общепринятым мировым стандартам, когда кандидаты действительно участвуют в предвыборной борьбе.

Алена, Витебск:

Когда в Беларуси начнется досрочное голосование? Как вы считаете, нужно ли вообще проводить его на местных выборах, если нижний порог явки избирателей все равно отменен?

Лидия Ермошина:

Досрочное голосование начнется 18 марта, как обычно, во вторник. Избирательные участки будут открыты с небольшими интервалами с 10.00 до 14.00 и после перерыва с 16.00 до 19.00. Избиратели могут проголосовать как в первую, так и во вторую смену, как им будет удобно. Никаких подтверждений того, что они не могут прийти на избирательный участок в день выборов, не требуется.Мы считаем, что досрочное голосование нужно для того, чтобы предоставить избирателям максимальный доступ. И дело не в барьере явки избирателей, ведь, в конце концов, выборы состоятся даже в том случае, если на выборах проголосуют только члены участковых избирательных комиссий и сами кандидаты в депутаты. Но будет ли данная власть представлять население? Досрочное голосование введено, чтобы большее количество избирателей все-таки изыскало время, а в воскресенье, возможно, не все смогут его изыскать, потому что население живет весело и разнообразно и в выходные дни зачастую отсутствует по месту жительства, и чтобы максимальное количество людей все-таки попыталось решать государственные дела вот таким образом, ведь это и есть непосредственная демократия.

Корр. БЕЛТА:

Вопрос о переходе от мажоритарной к пропорциональной избирательной системе возникает едва ли не во время каждой кампании. Но на этот раз актуальности ему добавляют вступившие в силу поправки, упрощающие преобразование общественного объединения в партию. Можно ли говорить, что время, когда Беларусь все-таки перейдет к выборам по партийным спискам, не за горами или по крайней мере приблизилось? Как себя проявили наши партии на данной фазе избирательного процесса?

Лидия Ермошина:

Вопрос этот неактуален хотя бы потому, что наши избиратели интересуются персоналией, а не политической платформой. И не только наши избиратели. Все остальные тоже. Все хотят видеть конкретное человеческое лицо с его успехами либо с его неудачами, а не абстрактную политическую платформу. Я думаю, вопрос неактуален и потому, что у нас и партии многочисленные не активны, и Конституция у нас не позволяет это сделать — перейти к партийным спискам. Вы посмотрите: мир начал возвращаться к мажоритарной системе. Мы же люди по своему складу в хорошем смысле консервативные, я тоже консерватор. Мы не спешили, и оказалось, что мы, наверное, правы.Партии проявили себя, в принципе, достаточно активно, по крайней мере 9-10 из 15 партий имеют кандидатов в депутаты. Правда, в основном это непартийные движения. Из партийных у нас выдвигали, по-моему, Коммунистическая и Либерально-демократическая партии. Большая часть тех, кто участвует и заявляет о себе как о партийных кандидатах, — это лица, которые выдвинулись путем сбора подписей. Говорить о большом количестве партийных представителей не приходится. Среди общего количества кандидатов это незначительные цифры. Можно говорить где-то о 5%, не более того.

Арсений, Витебск:

Каковы, на Ваш взгляд, перспективы создания в стране ведущей провластной партии, о которой упоминал глава государства?

Лидия Ермошина:

Я вообще за то, чтобы партий было больше хороших и разных. Но я хочу подтвердить то, что это не является, возможно, правильным, пока мы не перешли к пропорциональной избирательной системе. Провластная партия ведь создавалась уже когда-то. По-моему, она называлась Партия народного согласия. Ее сейчас почти не видно и не слышно, то есть, если не действует пропорциональная система, либо нет специального финансирования, тогда нужно финансировать все партии, а не только провластную. По крайней мере те, которые будут в парламенте. Если не решены эти вопросы, любое общественное формирование не способно эффективно функционировать.

Дмитрий А., Минская обл.:
Что касается первого этапа этой избирательной кампании — граждане наши активнее стали в политическом смысле либо пока еще довольно пассивны?

Лидия Ермошина:

Они пока еще пассивны, и пока большая часть заявителей, которые обращаются в Центральную избирательную комиссию, пытается решить свои личные вопросы. То есть у нас такое устаревшее отношение: если вы не решите наши вопросы — мы на выборы не пойдем. Здесь я сразу же могу сказать: времена, когда кого-то уговаривали ходить на выборы, давно в прошлом. Участие в выборах является личным, неизменным и непередаваемым правом каждого гражданина. Он может им воспользоваться либо не воспользоваться, независимо от решения вопросов. Избирательные комиссии не вправе вмешиваться в работу других государственных органов, тем более судов. Потому что зачастую нам материалы какого-нибудь гражданского судебного дела присылают. На это есть специальный порядок и законодательство, не связанное с избирательным. Поэтому мы и помочь гражданину совершенно не можем.

Наталья, Минск:

Добрый день! У меня к вам два вопроса. Почему такая плохая информационная кампания на этих выборах? Вот уже осталось 13 дней до дня голосования. Сегодня я, проживая в Октябрьском районе города Минска, не знаю, кто выдвигался, кто зарегистрирован. Сегодня только на сайте Мингорисполкома можно найти эту информацию. Вот вы говорите, что избирательная кампания очень активная и интересная, а разве это так? Нет агитационной продукции, нет пикетов, нет встреч кандидатов с избирателями, нет дебатов. Кандидатов только записывают на радио, которое слушает очень мало людей. И этого недостаточно. Вы скажете, что это зависит от кандидата, соглашусь частично. Ведь вы ограничили фонды кандидатов определенной суммой. Кандидат, зарегистрированный в Минске, не сможет распространить печатную информацию о себе всем избирателям своего округа. Вы должны создавать условия вместе с исполнительной властью. А может проблема в другом? Посмотрите, кого вы регистрируете. Большая часть претендентов — директор, зам. директора, начальник, главврач, генеральный директор и т.п. Этих людей не знают сегодня как кандидатов, и вряд ли узнают об их деятельности в Совете депутатов. Зачем вы, уже из года в год регистрируете и поощряете выдвижение чиновников в депутаты? Ведь они далеки от народа, а их возможный потенциал для решения местных проблем исчерпаем и ограничен указами сверху. Спасибо.

Лидия Ермошина:

Хочу сказать, что по агитации — вопрос не по адресу. Избирательные комиссии информационную кампанию проводят только в тех рамках, в каких сегодня выступаю я перед вами: информирую избирателей через СМИ о ходе избирательной кампании. Что же касается агитационной кампании, а именно на это жалуется наш избиратель, то это обязанность самих кандидатов. Ну что же? Такие кандидаты в депутаты. На счет того, кого регистрируют кандидатами, то, исходя из логики человека, задающего вопрос, самые перспективные депутаты — безработные. У них очень много времени. Но я не знаю, может ли представлять население в Минске, то есть достаточно амбициозное и успешное население, человек, у которого ничего в жизни не сложилось. Неработающий человек — это человек с определенными материальными и психологическими проблемами. Я не думаю, что он обладает достаточной эрудицией, чтобы решать вопросы социально-экономического развития Минска или вопросы наполнения городского бюджета. Все-таки человек, который обладает хорошими профессиональными знаниями в этой области, способен достаточно компетентно участвовать в решении этих вопросов. По крайней мере, он может профессионально грамотно задать вопрос докладчику по проекту бюджета. Среди кандидатов есть безработные. Правда, все они предпочитают писать «временно неработающий». Возможно, так оно и есть. Но если кандидат в депутаты не заявляет ни одной копейки дохода, даже если заявляет о некоем месте работы, то, думаю, эта цифра даже занижена. Скорее всего, количество людей, которые «профессионально» нигде не работают, больше. Честно говоря, считаю, что они не имеют морального права участвовать в выборах даже потому, что не платят налоги. Ведь выборы организуются за счет средств налогоплательщиков, как и вся работа органов власти.

Андрей Андреевич Маховский, Минск:

Лидия Михайловна, получил ли ЦИК Беларуси приглашение от организаторов референдума, который пройдет в Крыму 16 марта?

Лидия Ермошина:

Нет, не поступало.

Корр. БЕЛТА:

Планируется ли участие наблюдателей от ЦИК Беларуси в ходе досрочных выборов президента Украины, которые намечены на 25 мая. Поступало ли такое приглашение?

Лидия Ермошина:

Приглашения не было, поэтому на данный момент ничего не планируется. Хочу подчеркнуть, что со времен оранжевого Майдана в Киеве украинские власти и организаторы выборов не очень охотно приглашают на подобные избирательные кампании наблюдателей от СНГ. Более того, какое-то время не приглашались ни мы, ни депутаты парламента. Поэтому я не исключаю, что данное приглашение не будет направляться в страны СНГ.

Николай Савич, Минск:Как вы считаете, не пора ли нам отказаться от организации выборов как праздника, с концертами и буфетами на участках, а просто сделать процесс голосования максимально удобным для людей? Можно, например, продлить досрочное голосование до двух недель, разрешить голосовать по почте или размещать избирательные участки не в школах, а в гипермаркетах.

Лидия Ермошина:

Что касается продления сроков голосования, могу сказать, что когда-то у нас был период досрочного голосования в 15 дней. Такой период был и во время проведения первого референдума о сохранении Союзного государства. Эта норма существовала до введения Избирательного кодекса. Идет досрочное голосование, а за это время успел поменяться председатель избирательной комиссии, было и такое, потому что это очень большой срок. Был у нас и 10-дневный срок, его ввели в 1994 году, когда был введен пост Президента Республики Беларусь и появился закон о выборах Президента. На выборах главы государства досрочное голосование проходило в течение 10 дней. Когда создавался Избирательный кодекс, а он создавался с участием представителей общественных объединений и политических партий, тогда был общественно-политический диалог, проводились консультации на общественном уровне, был выработан компромиссный срок — 5 дней, которые не слишком растягивают досрочное голосование, но дают избирателям возможность посетить избирательный участок.Возможность голосования по почте мы не рассматриваем, хотя вполне возможно для проведения голосования за рубежом нам может быть и нужно его ввести, как, например, американцы. Ведь в США не создают участков для голосования за рубежом, граждане, которые проживают за рубежом, а их миллионы, голосуют по почте. Возможно, в будущем и нам надо переходить на подобное. Но поскольку у нас даже голосование на участках всегда вызывает много упреков и обвинений, вводить в такие тонкие политические процессы почту, я думаю, преждевременно. И прежде всего представители оппозиционного политического сообщества, оппоненты власти, журналисты соответствующего направления это подвергнут резкой критике. Голосование по почте касается очень большого количества граждан, поэтому я не думаю, что нужно так рисковать репутацией, чтобы обеспечить столь комфортное голосование по почте. Более того, иностранные психологи утверждают, что голосование по почте не увеличивает активность избирателей, а наоборот уменьшает. Оказывается, голосование по Интернету, телефону или почте отрицательно сказывается на дисциплинированности избирателей как граждан.Что касается размещения избирательных участков, например, в гипермаркетах, то подобную форму я видела в Швейцарии, там избирательные участки были на базаре или в костеле. Но понимаете, тут тоже много проблем. Во-первых, списки избирателей, которые составляются по месту жительства. Тогда нам нужно уходить от этих списков и как в Латвии предоставлять избирателю возможность голосовать где угодно. Но тогда нужно, как и в Латвии, ставить соответствующий штамп в паспорте, чтобы избиратель не проголосовал повторно в другом месте, а поскольку у нас паспорта — это документ и для поездок за границу, не думаю, что это будет вызывать одобрение избирателей. Латышам ведь проще, они по Евросоюзу ездят без визы, а у нас избиратели используют в этом плане паспорта очень активно. Поэтому я думаю, что голосование в супермаркетах вызовет гораздо больше вопросов. Да и потом, много ли у нас избирателей ходят в магазин с паспортом? Мало. Поэтому есть ли смысл упрощаться, если все равно от этого введения будет очень маленький положительный процент.Если же мы уйдем от списков избирателей, то можно будет голосовать только с паспортом. Сейчас у нас можно проголосовать и с другим документом, если он выдан в государственном ведомстве и имеет фото избирателя, как, например, пенсионное удостоверение, студенческий билет, удостоверение госслужащего. Но это возможно при одном условии — фамилия уже должна быть внесена в список избирателей. Если же ее в списке нет, то по другому документу проголосовать нельзя, потому что нет доказательств того, что избиратель проживает на этом избирательном участке. Это доказывает только паспорт.

Анна Евгеньевна Самойлова:
Лидия Михайловна, могут ли участвовать в выборах белорусы, проживающие за рубежом? Спасибо.

Лидия Ермошина:

Хотела бы обратить внимание на следующее: у нас не принимают участие в этих выборах граждане Беларуси, которые проживают за границей. Участки при посольствах на время местных выборов не образуются. Это общепринятая международная практика. Только при проведении общенациональных кампаний создаются участки за рубежом. Это первое. Во-вторых, в соответствии с договором о создании Союзного государства Беларуси и России у нас в выборах принимают участие граждане России, постоянно проживающие в Беларуси. Со времени прошедших выборов количество этих граждан увеличилось на 16 тыс. Их было около 84 тыс., сейчас — более 100 тыс. Это тоже является особенностью местных выборов, поэтому у нас иные списки избирателей. Не те, которые применялись во время проведения парламентских выборов.

Артем Геннадьевич Шрайбман, Минск:

Лидия Михайловна, как относитесь к инициативе «Народный референдум»?

Лидия Ермошина:

Инициатива «Народный референдум» не имеет под собой никакого юридического основания. Избирательное законодательство содержит специальные нормы о том, как данная инициатива может формироваться. Сначала создается специальная инициативная группа. Она должна быть зарегистрирована в ЦИК, как и вопрос, который выносится на народный референдум. При этом вопрос обязательно подвергается соответствующей экспертизе в Министерстве юстиции Беларуси. Авторы этой инициативы, которую они пытаются продвинуть через ум и сознание избирателей, действуют абсолютно незаконно. И если избиратели, скажем так, не обладают достаточной информацией и каким-то образом верят в эту инициативу, хочу сказать, что их обманывают. Ваша подпись нигде не будет учтена и нигде не будет принята во внимание. Поэтому люди, которые это делают, совершают административное правонарушение. Они не имеют право это делать.

Киреенко Вадим, Витебск:

Лидия Михайловна! Каждую избирательную кампанию тысячи членов участковых комиссий «штурмуют» квартиры и дома для формирования списков избирателей, это очень непростая работа (стало очень сложно попадать в подъезды из-за домофонов, не всегда люди доброжелательно относятся к визитерам). Планируется ли что-то в этом направлении изменить? Может, лучше и быстрее было бы брать списки в паспортных столах и домоуправлениях? Спасибо.

Лидия Ермошина:

Списки избирателей составляются именно на основе данных ЖЭСов и паспортных столов. Обход по квартирам может и не осуществляться. Это делается членами участковых избирательных комиссий для перепроверки тех сведений, которые им дают паспортные столы.

Леонов Александр Васильевич, Брест:

Имеет ли право присутствовать в качестве наблюдателя кандидат в депутаты при голосовании по месту нахождения граждан? То есть выполнять частично обязанности наблюдателя.

Лидия Ермошина:

Нет, кандидат в депутаты может присутствовать только при подсчете голосов. При голосовании он присутствовать не вправе на том основании, что в этом есть элемент агитации. А в Беларуси агитация в день выборов запрещена.

Лазаренков Валентин Дмитриевич, Брест:

Кандидат в депутаты городского совета из Давид-Городка Столинского района зарегистрирован.Уехал на обучение в Брест на две недели с 10 по 22 марта. У него нет возможности открыть счет фонда кандидата и отпечатать листовки в Столине. Есть возможность открыть этот счет в Бресте и в типографии Бреста отпечатать листовки. Если он обратится в ЦИК с такой просьбой, так как в соответствии с инструкцией принять такое решение может только ЦИК, то как поступит ЦИК? Может ли ЦИК отдать устное распоряжение Брестской областной комиссии решить этот вопрос положительно в Бресте по просьбе кандидата в депутаты?

Лидия Ермошина:

Существует общее положение для кандидатов в депутаты, которое не может учитывать все частности. Кандидат в депутаты, находясь на территории той же области, имеет возможность вернуться в родной город и открыть этот счет. Тем более он мог это сделать до 10 марта. Ведь его зарегистрировали 20 февраля. ЦИК не отдаст никакого распоряжения по просьбе кандидата в депутаты, потому что это незаконно. Есть общие для всех правила.

Дмитрий Попеко, Гомель:

Как складывается избирательная кампания в Гомельском-Новобелицком округе, где проходят повторные парламентские выборы? Как вы оцениваете агитационную работу кандидатов в депутаты в городах областного подчинения?

Лидия Ермошина:

Там было подано 9 заявлений на регистрацию инициативных групп, зарегистрировано 7 кандидатов в депутаты. Правда, на данный момент, по-моему, осталось пятеро, потому что два потенциальных кандидата снялись с избирательной гонки. По крайней мере один из кандидатов сформировал свой личный финансовый фонд, что для периферии — экзотика, и заявил о проведении предвыборных встреч.Что касается предвыборных встреч, то я сразу могу сказать, что у нас порядка 22 тыс. кандидатов, а заявок на проведение предвыборных встреч подано примерно на 8,5 тыс. При этом 7,5 тыс. — это мероприятия, заявленные в Минске, в том числе пикеты, собрания. Все это на свежем воздухе. А встречи с избирателями в закрытых помещениях не заявляются в Центризбирком, и сведения нам не подаются. Они проводятся в основном в школьных клубах, библиотеках, то есть в учреждениях социальной направленности.Что касается областных центров либо самих областей, то там заявлено чуть больше сотни мероприятий. Если взять Минскую область, то на ее территории заявлено около 30 общественных мероприятий. Это, конечно, очень немного, и избиратели их почти не заметят, потому что населенных пунктов гораздо больше.

Маргарита Станюк, Минск:

Избирательным законодательством запрещена агитация за бойкот выборов. Какой-то отдельный орган в участковых комиссиях наблюдает за тем, чтобы не было призывов к бойкоту выборов или это на основании общедоступных речей, документов?

Лидия Ермошина:

Во время встреч присутствуют представители избирательных комиссий. Если будет подобный призыв, то придется составить протокол об административном правонарушении, и к кандидату в депутаты либо его доверенному лицу будет применено какое-то административное взыскание. Это не основание для отмены регистрации, но если это будет продолжаться (будет вынесено предупреждение, и тем не менее будет продолжаться влияние на избирателей), то тогда, конечно, может последовать отмена регистрации. Такие попытки были, даже один из кандидатов пожаловался, что типография ему не печатает листовки, потому что там он призывает не приходить на выборы. Мало того, что он действовал в нарушение закона, так еще и жаловался…

Оксана Н., Витебский район:
На прошлых местных выборах конкурс на место среди кандидатов в депутаты был 1,2. На этих — аналогичная картина. Статистика из года в год не меняется. Стоит ли вообще, на ваш взгляд, при таком раскладе выбирать сельские и поселковые Советы? Окончательно ли похоронена идея с упразднением Советов первичного уровня? Сколько в этом году будет безальтернативных округов?

Лидия Ермошина:
Если сравнивать выборы четырехлетней давности, то это та же цифра — 1,2. Это конкурс целиком по стране. Но опять-таки, это очень необъективно. У нас на селе почти нет конкурса, не считая Могилевской области. Там почти по 2 кандидата даже в сельской местности. В Гродненской области — один кандидат. И у нас уже сейчас по некоторым округам, к сожалению, выборы не состоятся, потому что там нет ни одного кандидата. Буквально сегодня позвонили по одному из сельских советов, где умер кандидат, а в перспективе это должен был быть председатель совета. Надо проводить повторные выборы. Есть, к сожалению, и другие неприятные моменты, когда кандидат арестован. Это, например, связано с уголовным делом в отношении бывшего главы «Беллегпрома». Есть также два кандидата районного совета, которые выбыли по состоянию здоровья.Регистрация уже закончилась, но дело в том, что если до выборов остается более 20 дней, то это можно сделать двумя способами. Подписи собирать уже поздно, но от политической партии либо от трудового коллектива по тому или иному округу можно выдвинуть кандидата. Это в законе указано. Если остается менее 20 дней — все: никаким способом выдвинуть кандидата нельзя. Точка невозврата пройдена. По этому округу голосования не будет. Пока таких четыре — 3 из них районные и 1 сельский. Вполне возможно, что, когда начнется голосование, мы узнаем о большем количестве.Безальтернативных округов очень много. По сути дела, практически большая часть сельских советов является таковыми. Мы можем говорить о 13-14 тысячах безальтернативных округов как минимум. Притом что в Минске почти по четыре кандидата на один избирательный округ. Было предложение год назад уйти от выборов в сельские советы, а сохранить только сельскую администрацию на том основании, что немного желающих взять на себя обязанности депутата сельского совета. У нас пока почему-то избиратели ошибочно считают, что те, кто идут на выборы, рвутся во власть, имеют привилегии. Однако здесь нет ни одной привилегии, а только одна государственная повинность — работать на избирателя. Поэтому я постоянно подчеркиваю жертвенность этих людей. Избиратели должны их уважать и всячески поддерживать.

http://www.belta.by/ru/conference/i_390.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *