И с Россией, и с Европой

Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко подписал закон о ратификации договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

ЕАЭС

Договор о создании Евразийского экономического союза был подписан в мае этого года в Астане президентами России, Казахстана и Беларуси. Он предполагает переход к единому экономическому пространству, то есть объединение энергетических рынков, включая нефть и газ, финансовой системы, включая банковскую и страховую, транспортные артерии и прочее.

Через  тернии…

Если вспоминать историю, то договор о Таможенном союзе и едином экономическом пространстве России, Беларуси, Казахстана, Киргизии и Таджикистана подписан еще в 1999 году. По принципу механизма свободной торговли  сегодня работают сотни организаций, среди которых есть не только общеизвестные Евросоюз, азиатская АСЕАН, южноамериканский МЕРКОСУР, но и торговые союзы, не объединенные общей границей, как ЕС и Соединенные Штаты. Существуют такие экзотические интеграционные зоны свободной торговли, как Китай–Новая Зеландия, ЕС–Индия, США–Южная Корея.

Там, где рядом границы, само время требует этим заниматься, и в нашем случае мы можем только пожалеть, что ЕАЭС не появился на пару десятков лет раньше.

Формируется крупнейший единый рынок на пространстве СНГ с огромным производственным, научным и технологическим потенциалом, колоссальными природными ресурсами, но при этом стороны трезво глядят на ситуацию и признают, что на пути к полноценному экономическому объединению предстоит преодолеть множество трудностей и разногласий.

Экономисты отмечают, что ЕАЭС создается в непростых макроэкономических условиях – не на подъеме, а в период начала рецессии и давлении Запада на Россию, которую не особо поддерживают при этом члены Таможенного союза. По их оценкам, «белорусские предприятия пытаются выгадать на реимпорте товаров с Украины и Европы, а президент Казахстана вовсе заявил, что может выйти из договора по ЕАЭС».
Большие проблемы при создании единого финансового пространства можно ожидать и ввиду неравномерности развития экономик у трех государств. В Беларуси, например, финансовые рынки не развиты почти во всех направлениях. Если в России и Казахстане экспорт превалирует над импортом, то в Беларуси ситуация обратная.

Неравномерность развития экономик может свести на нет все усилия по интеграции.
Также не секрет, что наиболее сложной для согласований является нефтегазовая сфера, особенно важная для Беларуси.

Например, пока далеки от согласования  условия перехода на равный доступ к газовой трубе. Есть сильные  разногласия в маршрутах будущих поставок нефти и газа: Казахстан настаивает на возможности использовать трубопроводы ЕАЭС для экспорта в третьи страны, что крайне невыгодно России, которая предлагает общий доступ к трубе только для внутренних поставок. Также Казахстан желает иметь дело не с владельцем газотранспортной системы России «Газпромом», а только с независимыми производителями газа. Беларусь в свою очередь выступила против предложенного Россией равного доступа к газопроводам с переходом отрасли на равнодоходные рыночные цены по формуле: «внутренние цены равны  экспортным минус пошлины и стоимость транспортировки».

Не договорились стороны и о свободном доступе к нефти.

Нурсултан Назарбаев считает, что экономический потенциал ЕАЭС очень высок. «В перспективе интеграционный эффект в виде роста совокупного ВВП трех стран может составить к 2030 году порядка 900 млрд. долларов». Но чтобы этого достичь предстоит проделать огромнейшую работу политикам, юристам, экономистам.

Сначала  экономика

Естественно, что новое образование встречает не только положительные, но и скептические оценки, помимо чисто экономических расчетов приправленные изрядной долей политики.

К примеру, оппозиционная партия БНФ заявила, что Евразийский экономический союз противоречит белорусским национальным интересам. «Втягивание страны в новую «тюрьму народов» – Евразийский союз – принесет негативные последствия для белорусской экономики и болезненно ударит по благосостоянию белорусов».

Национальным интересам Беларуси и белорусского народа, считают в партии БНФ, соответствует «европейский, а не азиатский путь развития»: «Путь Беларуси – это путь европейской нации! Интеграция в Европу – это стабильное и высокотехничное развитие, модернизация экономики, рост благополучия и европейские стандарты жизни, усиление гарантий независимости и развития демократии!»

Каждое мнение имеет право на существование, и нет желания ввязываться в полемику по принципу «а ты кто такой?». Хотя, на наш субъективный взгляд, считать, что путь в Европу есть решение всех проблем, равнозначен идее переодеть многострадальную футбольную сборную Беларуси в цвета сборной Аргентины или Германии, считая, что это поможет решить ее проблемы.

Тем более, что  новейшая история уже имеет примеры, когда русофобия в сочетании с политическим подходом вместо финансово-экономического и просто здравого смысла дает отрицательные результаты.
НПЗ в литовском Мажейкяе власти страны по очереди продавали сначала американцам, потом полякам, но только не россиянам. «Литве в отношении и политической, и национальной безопасности нужно не допустить, чтобы «Mazeikiu nafta» досталась российским компаниям, то есть возрождаемой и расширяемой россий-ской энергетическо-политиче-ской империи», – заявлял в 2006 году моральный лидер литовских консерваторов, «отец литовской демократии» Витаутас Ландсбергис.

«Департамент госбезопасности Литвы оценивает переход «Mazeikiu nafta» «Роснефти» как угрозу национальной безопасности республики», – вторил ему будущий премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс. В результате российская «Транснефть» прекратила экспортные поставки в латвий-ский Вентспилс, а также на литовский НПЗ. Сырье для переработки пришлось импортировать танкерами, что, естественно, сказалось на его себестоимости.
В итоге в настоящий момент одно из крупнейших предприятий-налогоплательщиков Литовской республики «Orlen Lietuva» (оно же Мажейкяй- ский нефтеперерабатывающий завод)  находится на грани банкротства.
Болгария была принята в Евросоюз единственно с целью вывести ее из «россий-ской сферы влияния», поскольку она на момент приема не соответствовала необходимым для этого критериям. Сегодня эта страна – одна из беднейших в Европе, и новые условия только усугубили ее проблемы.

Известно, что по территории Болгарии должен пройти российский газопровод «Южный поток», в результате которого бюджет страны ежегодно сможет получать 2,5 млрд. долларов доходов только за то, что на ее земле лежит газпромовская труба. Но в то же самое время власти этой страны испытывают сильное давление со стороны европей-ских и американских политиков, чтобы отказаться от этого проекта в угоду геополитиче-ским амбициям, не дающим никакой финансовой выгоды.

Кстати, перед Беларусью нет такой альтернативы: или Европа, или Азия. Еще в январе в ходе саммита Россия-ЕС российский лидер Владимир Путин говорил о возможности создания зоны свободной торговли между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом. Выступая перед своими коллегами из ЕС в Брюсселе, В.В.Путин отметил, что европейский и евразийский интеграционные процессы не противоречат друг другу.
Поскольку обе интеграционные модели построены на схожих принципах и опираются на нормы ВТО, их сочетание могло бы принести взаимовыгодный эффект и способствовать росту товарообмена. Поэтому, сказал Путин, Россия предлагает руководству Евросоюза «изучить возможность формирования зоны свободной торговли между ЕС и создаваемым Россией, Беларусью и Казахстаном Евразийским экономическим союзом».
Проект создания зоны свободной торговли между ЕС и ЕАЭС потребует формирования единых правил в торговле, производстве, в инвестиционной политике и в экономике в целом. Это позволит странам-участникам обоих объединений прийти через справедливую конкурентную борьбу к равенству развития.
Но пока, к сожалению, в Евросоюзе в основном прохладно встречают любые интеграционные инициативы, исходящие от России.

И, наконец, маленькая, но красноречивая новость: Украина отказалась выходить из СНГ, хотя собиралась сделать это после февральского переворота. Революционный пыл прошел, начали считать последствия, и оказалось, что они серьезные: министерство экономики Украины предоставило вывод, что Украине выходить из СНГ нецелесообразно с точки зрения экономических интересов.

Вывод прост: Азия или Европа, но действовать лучше сообща. Причем на обоих направлениях. Но для этого главное на первое место поставить экономику.

Дмитрий КУЛИК