Мария Михайловна Шевко: «Не обижаюсь на людей, радуюсь мелочам!»

Я не знаю, как представить мою сегодняшнюю собеседницу…  Наверное, первоначально о ней нужно рассказать, как о многодетной матери, которой удалось вырастить четверых замечательных детей, воспитать семерых внуков. Затем стоит побеседовать с ней, как с талантливым учителем, который всю свою сознательную жизнь отдал начальной школе – маленьким деткам, для которых она навсегда останется любимой первой учительницей. А, может, гораздо важнее профессиональных успехов ее партизанское прошлое – нелегкий путь связной Ельского партизанского отряда Полесской области, связной отряда №2 партизанской бригады имени Невского? Или сегодня мы говорим с долгожительницей, которая, разменяв десятый десяток, поделится с читателями  секретами хорошего самочувствия? Просто с хорошим человеком,  который может дать добрый житейский совет, мудростью своею превосходящий не один десяток подсказок умных психологов? Или с верной женой, которая прожила со своим мужем долгую жизнь в мире и любви?  Трудно представить, что эта хрупкая пожилая женщина стала отличницей практически во всех сферах своей жизни. Так  какая грань является ведущей, наиважнейшей? Для нее  самым главным звеном крепкой жизненной цепи стала семья – тот самый тыл, без которого, уверяет нас Мария Михайловна Шевко, она не смогла бы жить…

 Мария Михайловна Шевко

«Мария Михайловна, может, совет мне толковый дадите? А то уж не знаю, что и делать!» –  односельчане часто заходят в дом девяностолетней жительницы Слободы. Поговорить. Посоветоваться. И, чего греха таить, оптимизмом зарядиться, ведь бабушка, несмотря на годы, сумела сохранить в себе это важное качество – любовь к жизни. «Как же жизнь не любить-то?!» –  недоумевает моя сегодняшняя собеседница. «Дети у меня замечательные – три сына и дочка. Мать не забывают, приезжают часто, гостинцы привозят. Старший сын, Марат, после смерти отца со мной живет. Люди меня уважают. Всю жизнь учителем в школе проработала –  до сих пор ученики в гости приходят. Государство участников войны поддерживает. Вот и ответьте мне, имею ли я право на жизнь жаловаться?!» –  спрашивает меня Мария Михайловна. А  у самой в глазах – озорные огоньки, то ли шутит бабушка, то ли действительно считает, что жизнь ее балует –  не разобрать.  Ведь нелегкой была ее жизненная дорога, впрочем, как  и у всех очевидцев страшных событий Великой Отечественной войны.  Так в чем же секрет ее оптимизма –  доброй улыбки, которая ни при каких обстоятельствах с лица не сходит? «Старалась никогда людям не завидовать, ничего плохого им  не желать. Бог всегда рассудит, поэтому смысла обижаться на человека нет. Каждый из нас рано или поздно за свои поступки ответит. А брать на себя роль судьи человеку нельзя. Может, поэтому жизни и научилась радоваться, что мудрость эту вовремя поняла», – делится со мной своими мыслями долгожительница. А мне думается все-таки, что оптимизм, довольство жизнью – всем тем, что имеешь, свойственны людям, которые счастливы… у себя дома. Именно семья для нашей героини всегда была на первом месте: «С мужем мне очень повезло. Алексей Максимович хорошим был человеком –  мудрым и открытым. К сожалению, он умер три года назад. Долгую жизнь мы с ним прожили… Ссорились редко, а если и были какие-то разногласия, то мирились сразу же –  обиды друг на друга не копили. Работу всегда хозяин делал старательно. Напоминать ему лишний раз о том, что, например, скотина не кормлена, не приходилось – сам все понимал. Познакомились мы уже после войны. Как-то пошла я на речку белье полоскать. Мимо машина проезжала – остановилась.  Из нее молодой парень вышел в военной форме. Как мне показалось, красавец необыкновенный. С того дня стали дружить. Он родом из Романовки. В Слободском клубе в то время веселые вечера были. Он туда тоже приходил. Дружили мы долго, пока однажды мой Алеша не сказал своему отцу: «Папа, есть хорошая девочка в Слободе…»  Отец поинтересовался: «Кто такая?!» Оказалось, что мои родители хорошо знали родителей Алеши. Наш союз благословили, и через какое-то время мы поженились. Муж устроился трактористом в колхоз, затем, закончив Гомельский кооперативный техникум, работал товароведом Мозырского райпо – всю жизнь на хорошем счету был, ведь работал старательно, вредных привычек не имел. День в совхозе отработает, еще и дома за хозяйством смотрит. Жить мы пошли в дом моих родителей. Думаю, этот факт лучше всего характеризует то, какими людьми были мои мама с папой, муж. Жили в мире и дружбе  –  друг друга уважали. Родители никогда слова плохого в адрес моего супруга не сказали, а он, в свою очередь, с уважением  к ним относился».

Мария Михайловна также занятым человеком была. С утра в школу уходила, да так, в заботах и школьных делах, день незаметно и пролетал. «Работу свою любила –  ученики у меня всегда хорошие были,  понимающие. Придешь  в класс – тишина необыкновенная стояла. Учителя уважали! Простые дети тогда были, искренние. Интересно в школе работалось. И на работу с охотой шла,  и домой с удовольствием возвращалась», –  вспоминает моя собеседница. Удивительно, но у этой женщины хватало времени и на чужих деток, которые в школе ждали свою любимую учительницу, и на своих четверых, которые шумно встречали маму из школы. Все дети Слободской долгожительницы высшее образование получили. Старший сын, Марат, закончил Московский институт пищевой промышленности, а потом еще и Мозырский педагогический институт; Александр медицинское образование получил; Валя, единственная дочка, также врачом быть захотела; а младший, Толя, выбрал путь военнослужащего – теперь он полковник. «Секретов воспитания особых нет. Собственным примером воспитывать нужно! Наши дети всегда родителей слушали. Никогда пренебрежительно к нашим словам не относились. Это сегодня можно услышать от некоторых детей в адрес  родителей: «Не командуйте! Я сделаю так, как хочу!» У нас такого не было. В труде дети наши росли. Отец сыновей научил мужской работе: и на земле работать, и хозяйство смотреть, и по дому что-то делать. Смотрели на нас  –  все повторяли. Думаю, можно сто раз что-то сказать, но ребенок этого не запомнит, если родители сами этого не делают!» –  рассуждает Мария Михайловна.
Между тем интересуется она и моей жизнью. Спрашивает про семью, про работу, про город. Слушает внимательно, не перебивая. Должно быть, именно этот неподдельный интерес к окружающим, к тому, что происходит вокруг, помогает моей собеседнице  сохранить живой ум, умение поддержать беседу, несмотря на достаточно уважаемый возраст – бабушка отметила свой большой юбилей –  девяностолетие. «У меня дочь терапевтом работает – упражнения мне кое-какие показала. Каждый день зарядку стараюсь делать – с нее утро и начинаю. Всю жизнь в движении была – никогда без дела не сидела. То в огороде работу себе найду, то дома, то в школе. Занималась чем-то –  ничего не изменилось даже тогда, когда на пенсию вышла. Не обижаюсь на людей, не хмурюсь, радуюсь мелочам. Может, это и помогло до таких лет дожить? И сегодня, несмотря на то, что здоровье уже подводит, хочется жить. Деревня, посмотрите, как изменилась! У нас теперь агрогородок! Улицы новые появились, есть школа, больница, детский сад, магазины. Разве раньше мы о таком могли мечтать? Живи да радуйся!» –  рассказывает мне Мария Михайловна. Впрочем, в то, что собеседница моя разменяла десятый десяток, трудно поверить. На лице не так уж и много для такого почтенного возраста морщин, в глазах –  неподдельная радость и любопытство, свойственные скорее молодым, речь –  грамотная, движения –  быстрые и ловкие. Конечно, приходится уже и помощь сына  принимать, а иногда и палочкой-помощницей пользоваться.  Но это ее не угнетает: «В девяносто уже нельзя по-другому!» И снова улыбается…

Во время нашего разговора не раз в своих воспоминаниях возвращается  к военным будням, которыми запомнилось то страшное время –  холодное и жестокое: «Много было моментов, которые навсегда в память врезались. Часто в Мозырь ходила –  там у меня тети жили. Потом уже не до походов стало. Отбил к ним всякую охоту следующий случай. Возвращалась домой, а на обочине дороги много людей –  машину партизаны разбили. Так немцы согнали наших, чтобы они автомобиль перевернули –  боялись, что машина заминирована. Все оказалось в порядке, людей отпустили, а меня и еще нескольких девушек в грузовик посадили и повезли. Сказали, что картошку копать. Мать моя за мной всю дорогу бежала. Я от страха лица не подняла. Проехали какое-то расстояние, на повороте машину остановили и меня выпустили –  видимо, сжалились. После этого случая в город больше не ходила. …Потом в партизанский отряд попала. Там уже свои трудности были. Не люблю про трудное довоенное детство рассказывать, да и войну вспоминать не люблю – сразу плакать хочется. Вот как-то чествовали ветеранов войны в Мозырском райисполкоме. Председатель райисполкома Е.Б.Адаменко нам такие слова хорошие сказал: «Спасибо вам за все! Если бы не ваш подвиг, то не было бы и нас. Вы –  герои!» Все плакали, и я слез не сдержала.  Не забывают о тех, кто прошел через ВОВ, и в нашем сельсовете, в Слободской школе, в районом отделе образования, спорта и туризма (лично навещает начальник Л.С.Клепчукова), в КСУП «Слобод-ское имени Ленина».

…Еще долго Мария Михайловна рассказывает истории из своей жизни. На столе –  черно-белые снимки. Вот на этом ее муж – красивый широкоплечий молодой человек. На другой фотографии – любимые родители. Есть снимки, на которых фотографу посчастливилось запечатлеть урок –  моя собеседница в строгом платье у доски. На этой, как говорит сама хозяйка фотоархива, карточке –  дети. И на этой – снова мальчики и девочки. Сколько же их было в жизни Марии Михайловны?! Уже и не вспомнишь, не сосчитаешь… Ушли в прошлое интересные уроки. Остались там, позади, дет-ские шалости и проказы. Где-то в узких улочках памяти затерялись школьные будни сельской учительницы. Сегодня для нее настало другое время  –  наслаждаться результатами своего труда, «собирать плоды с дерева, которое в течение всей жизни поливала». Время благодатное, мудрое, значимое в своей простоте. Пусть его бег для моей сегодняшней собеседницы продолжается еще долгие-долгие годы!

Юлия ПРАШКОВИЧ
Фото автора