Безбарьерная среда: миф или реальность?

Радость быть принятым обществом… Гарантом подобных чувств для инвалида-колясочника является развитие безбарьерной среды. В том числе и у нас в городе.

Мы все хотим дома чувствовать себя уютно и комфортно. Именно поэтому периодически обновляем мебель, делаем косметический ремонт той или иной комнаты, покупаем чудо-технику, облегчающую нам жизнь. На такой же комфорт рассчитываем, выходя на улицу: хотим спокойно переходить дорогу, безопасно подниматься по ступеням лестниц, свободно входить в магазин или любое другое здание. Но, к большому сожалению, не все мозыряне сегодня могут свободно выйти из дома даже на простую прогулку. Людей с ограниченными возможностями практически везде подстерегают препятствия, а порой и опасность: крутые пандусы, которые в лучшем случае не выполняют своей функции просто потому, что сделаны неправильно, в худшем — вообще отсутствуют, непреодолимые бордюры, узкие междверные проходы и многое другое…

шевкоМы решили поинтересоваться, как живется в нашем регионе людям с ограниченными возможностями — тем, кто действительно нуждается в стремительном развитии безбарьерной среды. Сегодня мы беседуем с председателем Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников Евгением Маратовичем ШЕВКО, который проживает в Мозыре и со всеми проблемами инвалидов-колясочников знаком не понаслышке.

 —  Евгений, расскажите об организации, которая объединяет всех инвалидов-колясочников Беларуси. Чем вы занимаетесь? Какие цели на ближайшую перспективу?

—  Я возглавляю общественное объединение «Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников», которое было основано в 1997 году. Оно имеет ячейки в разных регионах нашей страны, в том числе и в Мозыре. Спектр занятий достаточно большой. Прежде всего, это лоббирование интересов нашей целевой группы на разных уровнях, в том числе на уровне Совета Министров, различных министерств. Мы готовим самые разные предложения в законы, постановления. Сейчас готовится новая программа по социальному обслуживанию, и мы туда вносим свои предложения по строительным нормам по безбарьерной среде. Проводим много мероприятий: спортивных, туристических, реабилитационных… Если говорить о Мозырской организации, то свое существование она начала в 2001 году. Тогда я обзвонил тех людей, которых знал. Сказал им о том, что есть идея объединиться для того, чтобы решать свои проблемы, сделать жизнь интереснее. На сегодняшний день в Мозырской организации состоят 35 человек. В большей степени это молодежь, хотя есть люди самого разного возраста. Уже стало доброй традицией проводить массовые мероприятия в Мозыре — ежегодно проходят международная спартакиада среди инвалидов-колясочников и международный туристический слет.

—  Легко ли трудоустроиться инвалиду-колясочнику в нашем городе?

—  Таким людям найти работу нелегко, потому что работодатель, узнав о том, что человек является инвалидом-колясочником, скорее всего, в рабочем месте откажет. В какой-то степени он будет прав — такой человек вряд ли сможет вовремя ежедневно приезжать на работу. Из-за отсутствия безбарьерной среды люди с ограниченными возможностями вынуждены в лучшем случае работать дома, в худшем — жить исключительно на пособие по инвалидности. Но ведь очень важно для людей с ослабленным здоровьем ощущать свою значимость в обществе, приносить определенную пользу да и зарабатывать себе на жизнь собственными усилиями. Многие из них хотели бы работать, но, увы, очень часто не имеют такой возможности.

—  Вы часто бываете за рубежом. Что оттуда хотели бы воплотить в нашей действительности?

—  Буквально вчера вернулся из Литвы. Был в Латвии, Эстонии, Швеции, Польше, Германии, США, Франции, Монако, Венгрии, Люксембурге, Италии. Конечно, там инвалиды-колясочники живут полной жизнью: работают, без проблем передвигаются по городу, путешествуют, принимают самое активное участие в общественной жизни. Понятно, что опыт других стран нельзя автоматически перенести на белорусскую почву, прежде всего, потому, что слишком разные условия да и разные точки отсчета. Но, уверен, его нужно использовать. В развитых странах Европы компенсационной техникой вряд ли только назовут коляску и поручни. Это сотни самых разнообразных приспособлений. Например, в США я гостил у молодой женщины. Так случилось, что она заболела, печальным итогом болезни стала жизнь в инвалидном кресле. Домой к ней пришли представители социальных служб. Осмотрели ее, определили ее потенциал. Сделали вывод: женщина может и должна работать. Единственное замечание — в сидячем положении ей можно находиться всего несколько часов. Как решили эту проблему? Предоставили ей специальное кресло — оно поднимало женщину в вертикальное положение, в котором она какое-то время работала. Своеобразная инвестиция в человека…
За рубежом человек с ограниченными возможностями воспринимается как субъект, который при создании определенных условий может принести пользу государству. У нас инвалид — это объект социального обеспечения. От такой модели проигрывают все. И государство, у которого, образно говоря, инвалид сидит на шее, и сам человек, возможности которого ограничены.

— Теперь вернемся в нашу реальность. Что вас волнует больше всего сегодня?

—  Конечно, в нашем городе, как и в целом по всей республике, меня волнует… отсутствие безбарьерной среды. Недавно были обнародованы любопытные цифры: по Гомельской области всего лишь 15% объектов доступно для человека с ограниченными возможностями. Это в то время, как в старой программе по безбарьерной среде было прописано, что к нынешнему году таких объектов должно быть более 80%.

В 2010 году мы в Мозыре провели мониторинг — решили нарисовать своеобразную карту доступности. По нашим данным, к безбарьерной среде можно отнести всего лишь 4% зданий и сооружений. В основном это банки…

В городе есть старые объекты и те, которые только собираются строить. С июня 2013 года были внесены изменения по строительству жилых зданий, которые являются обязательными. Каждый дом в настоящее время должен быть оборудован «без барьеров», независимо от того, живет ли там инвалид или нет. Например, любая дорожка во дворе дома, примыкающая к главной дороге, не должна иметь перепадов. Но что происходит на самом деле? Никто не проверяет, как исполнитель сделал свою работу. Государство затрачивает немалые средства для того, чтобы определенный объект был построен надлежащим образом, но нарушений уйма, и объект с ними принимают. Мы не раз обращались в УКС с инициативой сотрудничества — вместе определять, каким образом тот или иной объект должен быть построен «без барьеров». В ответ — тишина. В Беларуси были попытки судиться с организациями, отвечающими за создание безбарьерной среды, например, в жилых микрорайонах. Выиграть такое дело в наших реалиях очень сложно. К сожалению, у нас нет такого понятия, как дискриминация… Можно привлечь организацию к штрафу — в КоАП есть глава, которая касается строительства. И такие планы у нас есть…

Хочется, чтобы те организации, которые отвечают за строительство, ответственно относились к своей работе, добросовестно выполняли требования заказчика, а заказчик надлежащим образом контролировал работу по возведению объектов. Мы почему-то ошибочно полагаем, что безбарьерная среда имеет отношение лишь к людям с ограниченными возможностями — инвалидам. Однако забываем, что доступность объектов инфраструктуры нужна практически каждому третьему жителю города: мамам с детскими колясками, пожилым людям, послеоперационным больным. Иными словами, безбарьерная среда обеспечивает самые легкие и безопасные условия для наибольшего числа людей. И важно отметить, что ее создание — это, без преувеличения, неотъемлемая часть социальной политики, результатом которой станет обеспечение людям с ограниченными возможностями надлежащих условий во всех сферах жизни, включая жилье, транспорт, образование, работу и культуру, спорт, доступность информации.

—  Слышала, что, отправляясь в свое очередное путешествие, вы столкнулись с проблемой в Минском аэропорту…

—  Я был приглашен общественной организацией «Академия электронного управления» принять участие в обучающем визите в Эстонию. Приглашающая сторона на стадии приобретения билетов сделала заявку о том, что будущий пассажир является инвалидом-колясочником и нуждается в специальном обслуживании, иными словами, условия посадки и перелета были оговорены заранее. Как и полагается в таких случаях, мне обещали предоставить специальную коляску, которая была бы комфортна и безопасна. Когда меня подвезли к трапу, вместо специальной инвалидной коляски я увидел стул на четырех колесах. Более того, этот стул имел твердую поверхность сидения, нахождение на которой противопоказано инвалидам-колясочникам. На многочисленные просьбы заменить стул на оговоренную ранее коляску сотрудники аэропорта никак не отреагировали, мне просто порекомендовали поторопиться с посадкой и не задерживать рейс. Возвращаясь домой, после приземления для перемещения мне предложили все тот же стул с колесами… Я подал в суд, результатом судебного процесса стало то, что национальный аэропорт «Минск» выплатил мне компенсацию за моральный ущерб, а также, что самое главное, в аэропорту отказались от «кресла-стульчика», конструкция которого не предусматривает ремни безопасности.

—  Что сегодня придает уверенности лично вам?

—  Я верю в то, что при желании каждый человек может чего-то добиться. Мы сами в силах изменить свою действительность. Нужно только захотеть это сделать. И, конечно, не сидеть сложа руки. Маленькими шагами нужно идти к своей цели.

—  Перейдем на психологический аспект проблемы человека, который ограничен в своих возможностях. Как не впасть в отчаяние? Как сохранить оптимизм и желание жить, не опуская руки?

—  Ежегодно в течение 10 дней мы проводим лагерь-семинар активной реабилитации, куда приглашаем тех, кто попал в непростую жизненную ситуацию, в результате которой стал инвалидом. Здесь опытные инструкторы (сами, кстати, колясочники), волонтеры учат самостоятельной жизни в коляске. Рассматривают в буквальном смысле все ситуации, которые могут произойти в жизни человека с ограниченными возможностями. Общение с единомышленниками, с теми, кто живет активной жизнью — всегда хороший стимул. Среди нас есть молодые женщины, которые вышли замуж, родили здоровых детей; мужчины, которые также создали семью; те, кто путешествует, инициирует какие-то события. Когда с человеком случилась какая-то трагедия, прежде всего, ему нужно решить все проблемы медицинского характера и только потом начинать жить заново. На этом, втором, этапе общение с такими же, как ты, — фундамент дальнейшей социально активной жизни.

—  Что бы вы пожелали людям, которые прикованы к инвалидному креслу, а также тем, кто, к счастью, здоров?

—  Оптимизма, желания изменить свою действительность — это тем, кто ограничен в своих возможностях. Берите пример с активных людей — с тех, кто живет полноценной жизнью, и, поверьте, ваши будни обязательно станут интереснее, насыщеннее, ярче.

Здоровым людям… Считаю, что средства, которые вкладываются в создание безбарьерной среды, — это своеобразный вклад в наше общее будущее, ведь из нас никто не застрахован от травмы или болезни, от старости. Пандус, который сегодня кажется излишеством некоторым людям, через несколько лет может пригодиться их родителям, а через несколько десятилетий — им самим. Кроме этого, мы должны помнить, что имидж цивилизованного государства, расположенного, к слову, в центре Европы, будет испорчен, если люди с ограниченными возможностями будут познавать окружающий мир исключительно из окна своей квартиры. Просто потому, что выйти из дома нет никакой возможности…

Юлия ПРАШКОВИЧ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *