И вечный бой. С пьянством…

Дмитрий КуликАвторская колонка  Дмитрия КУЛИКА

Каждый рубль, полученный от продажи спиртного, оборачивается 10 рублями потерь.

Этот факт привел заместитель премьер-министра Анатолий Тозик на заседании Межведомственного совета по предупреждению и профилактике пьянства, алкоголизма, наркомании и потребления табака.

«Проблема пьянства и алкоголизма – очень острая для Беларуси, – сказал вице-премьер. – Определенные позитивные сдвиги есть. По статистике, за январь-сентябрь текущего года к уровню аналогичного прошлогоднего периода на 1,5% уменьшилось число больных алкоголизмом, на 13,2% – смертей от случайных отравлений алкоголем, на 7,5% снизилось число преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Но есть и другие статистические данные, которые подтверждают, что алкоголизм остается серьезной социальной проблемой».

Так, в 2013 году на душу населения было продано 11,14 л абсолютного алкоголя (порог безопасности – 8 л). Научные исследования констатируют еще более угрожающий показатель – на душу населения приходится свыше 17 л алкоголя. Число «пьяных» убийств увеличилось более чем на четверть – до 345, а количество умерших за 9 месяцев нынешнего года в результате отравлений алкоголем превысило 1 тыс. человек – это гораздо больше, чем погибло в результате преступлений. Согласно данным Республиканского центра наркологического мониторинга и превентологии ГУ «Республиканский научно-практический центр психического здоровья» только 15% граждан республики воздерживается от употребления алкоголя, а более трети населения страны злоупотребляет спиртными напитками. «А значит, от пьянства близких страдают тысячи и тысячи семей», – сделал вывод Анатолий Тозик.

Есть и такой аргумент: установлено, что общегосударственные затраты, связанные с пьянством и алкоголизмом, в 2013 году составили 4,3% ВВП страны, а доход от реализации алкогольной продукции в виде акцизов отмечен на уровне 1,4% ВВП.

Мы постоянно освещаем на страницах нашей газеты тему борьбы с алкоголизмом. Тем не менее, читатели просят журналистов высказать свое личное мнение по данной проблеме. Поступило предложение и автору этих строк выступить на эту тему. После весьма долгих раздумий спешу поделиться своими выводами и наблюдениями.

Скажу сразу: я пессимист в отношении борьбы с пьянством. Для начала давайте проанализируем наше отношение к людским порокам. Мы с негодованием относимся к любым проявлениям жестокости к слабым и беззащитным, будь то женщины, дети, старики, братья наши меньшие. С брезгливостью относимся к наркоманам. Воровство, если это кража нашего личного имущества, вызывает гнев, но если вынести с завода, то часто включается «жить-то как-то надо…». Неоднозначное отношение и к коррупции, ибо редко кто из нас не прибегал к культовой фразе: «Командир, может, договоримся?» Причем в роли «командира» могут быть и комендант общежития, и проводник поезда.

Давайте признаемся честно: в этом ряду к пьянству у нас, тех, кто лично не столкнулся с этой бедой, отношение благодушное, снисходительное. Уверен, что каждый из нас найдет десяток причин, чтобы оправдать, почему конкретный субъект выпил в данный момент, и почему он пьет вообще.
Пьянство вооружено и убойными аргументами против тех, кто пытается покуситься на право напиться, нарезаться, нажраться, набухаться и проч. – синонимический ряд у этого явления, похоже, самый богатый. «Кто не пьет, либо больной, либо нехороший человек», «Ты меня уважаешь?», а еще лукавый аргумент «На Руси все талантливые люди пили!».

Этим доводам есть вполне научное объяснение: алкоголизм резко понижает самокритичность, человек не способен уже здраво оценивать свое поведение со стороны.

По этой причине у нас с трудом приживаются общества анонимных алкоголиков: «Кто пьяница? Я?! Да ты с ума сошла! Я что, вещи из дома выношу или с топором вас по дому гоняю?! Ты еще не видела, как люди пьют! Я – это так, расслабиться после работы. Имею право!»

Сказать, что раньше пили меньше, мы бы тоже не решились. В середине 80-х годов прошлого века довелось пролистать десятки армейских блокнотов и «дембельских» альбомов, и в каждом встречался следующий поэтический «шедевр»: «На память другу с юных лет и собутыльнику с гражданки. Взгляни же, друг, на мой портрет, и сразу вспомнишь наши пьянки…»

Если еще вспомнить, что в армию призывают с 18 лет, то получается, что уже из школы выходят латентные алкоголики.

И опять же, обратите внимание: пьянство у тех, кто старательно переписывал эти строки, не считается чем-то постыдным. Скорее, наоборот, предмет особой гордости, своеобразный аттестат на мужскую зрелость! Печально, но не отстают и девушки. На пабликах в интернете полно историй примерного содержания: «Верно жду солдата, но была в компании, выпила, а потом изменила. Но все равно его люблю…» Здесь выпивка преподносится как извинительная и уважительная причина.

А еще нет эстрадного артиста, который не развлекал бы публику номером, в котором его персонаж был нетрезв.

Поэтому, если мы действительно хотим побороть пьянство, этот порок должен перестать быть престижным, романтическим, поэтическим, возвышенным, а также простительным.

И начинать надо со школы, поскольку взрослых алкоголиков, увы, перевоспитать уже невозможно, разве что только держать их в рамках приличия. А вот за детей еще можно побороться.

Уверенно могу утверждать, что пьют ученики и средних школ, и престижных лицеев, и гимназий. И школьники из благополучных семей не отстают от трудных подростков.

Сделать надо всего два шага. Первый: снять со школ ответственность за правонарушения своих учащихся. Не спорю, учителя бывают хорошие и разные, но определенно могу сказать, что они точно не учат детей пить, курить, ругаться матом. Конечно, чем возиться с родителями, а они сейчас все подкованные по части своих прав, куда проще наехать на педколлектив, дескать, недоработали, недопровели мероприятий, проглядели… – виноваты однозначно!

Но практика наказания школ – это уже давно доказанный факт – ведет только к сокрытию правонарушений: какому ж администратору приятно, чтобы его поучали с высоких трибун, а школу лишали заслуженных бонусов из-за одного оболтуса?

Второй шаг: каждый случай употребления спиртного несовершеннолетним должен рассматриваться куда более высокой комиссией, чем школьный совет по профилактике. Прошу простить мне мою возможную юридическую некомпетентность, но алгоритм должен быть примерно следующим: выпил – поставили на учет – штраф родителям – письмо на работу – взыскание. В течение года не попадался – с учета снимают.

Есть опыт работы в строительной сфере, когда на стройплощадку приезжает комиссия с алкотестерами для проверки рабочих. Как результат – производственный травматизм на стройках удалось свести к минимуму.
Поэтому если на школьную дискотеку приедет аналогичная комиссия и проверит выборочно особо подозрительных танцоров, то вреда ничьим чести и достоинству, смеем предположить, они не нанесут.
Словом, к подростковому пьянству надо включить механизм, известный как «нулевая терпимость». То есть никакого снисхождения. Тем более, что в городе стараниями исполнительной власти созданы все условия для реализации своих способностей как в спорте, так и в искусстве, и вопрос культурного проведения досуга давно не является проблемой.

Как только люди начнут понимать, что быть пьяным мерзко и противно, а не здорово и весело, возникнут предпосылки для излечения от этого проклятого недуга. Надо только правильно расставить приоритеты.

И вечный бой. С пьянством…: 1 комментарий

  • 14.12.2014 в 12:24
    Permalink

    Статьи автора читаються трудно,запутано,вы резко перескакиваете с одного на другое.Если претендуете на аналитические коментарии,то хотя бы почитайте другие газеты,поучитесь у них.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *