Пагубные промилле, или Как не допустить пьяного на производство

Появиться на рабочем месте в нетрезвом состоянии – значит серьезно нарушить трудовое законодательство. Это влияет не только на производительность труда работника в частности, но и на безопасность производственных процессов в общем.

О ситуции в Мозыре, связанной с «пьяным» травматизмом, о механизмах борьбы с пьянством, которые должны действовать на любом производстве, и созависимости – в интервью с начальником Мозырского межрайонного отдела Гомельского областного управления Департамента государственной инспекции труда Алексеем Павловичем ЗАДОРОЖНЫМ.

Алексей Задорожный

ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ЧП И АЛКОГОЛЬ: О ЧЕМ ГОВОРИТ СТАТИСТИКА?

– Анализ производственного травматизма со смертельным исходом в организациях страны показал, что одной из основных причин гибели работников является пьянство на производстве и невыполнение требований Директивы №1 и недавно принятого Декрета №5…
– В прошлом году на производствах Гомельской области произошло 15 несчастных случаев со смертельным исходом (в Мозырском районе – 1) и 89 эпизодов, при которых работник был тяжело травмирован (в Мозырском районе – 8). При этом в состоянии алкогольного опьянения получили тяжелые травмы или погибли 6 человек: 3 погибли, то есть каждый пятый (КУП «Буда-Кошелевский коммунальник» – 2,6‰; ОАО «Речицадрев» – 2,4‰, филиал ГП «Мозырский деревообрабатывающий комбинат» Ельский леспромхоз – 2,33‰), и 3 тяжело травмированы (филиал «Зеленочи» ОАО «Калинковичский мясокомбинат» – 1,77‰; ГП «Мозырский райжилкомхоз» – 1,05‰; ОСП «Василевичский коопторг» Речицкого райпо – 0,37‰). Напомним: допустимая норма – наличие концентрации алкоголя в крови 0,3 промилле. В 2013 году в Гомельской области на производстве погибли 19 человек (в Мозырском районе – 1), 90 были тяжело трамированы (в Мозырском районе – 6).

В печальной статистике прошлого года отмечен, как я говорил, и Мозырский межрайонный отдел. О случае гибели вальщика леса филиала ГП «Мозырский ДОК» Ельского леспромхоза на делянке возле д. Буда-Софиевка Лельчицкого района хочу рассказать подробнее, так как полагаю, что он поучителен для всех работающих. Молодой человек погиб в возрасте 35 лет, оставив сиротами двоих детей. Он участвовал в республиканских соревнованиях среди вальщиков леса и считался грамотным, квалифицированным и опытным специалистом. Действия, которые он произвел в тот день, не иначе как полной дезориентацией не назовешь: спиленное им дерево зависло на другом – принялся валить и его, а когда то начало падать, вопреки здравому смыслу начал двигаться ему навстречу, а не в сторону или от него… Трагедии не удалось избежать. Его коллеги во главе с непосредственным начальником утверждали, что ни по дороге, ни на лесосеке этот работник не употреблял спиртного. Но экспертиза показала, что погибший был в состоянии алкогольного опьянения – 2,3 промилле. Как это можно было не заметить? По результатам спецрасследования 3 человека были уволены: мастер, который не отстранил пьяного работника от работы, а также обрубщик сучьев и тракторист треллевочного трактора, которые бок о бок работали с ним в одной бригаде и не предприняли никаких действий, чтобы его, нетрезвого, отстранили от валки деревьев. Есть положения во всех коллективных договорах (а в малых организциях, где нет профсоюза, это должно быть прописано в правилах внутреннего трудового распорядка) о том, что работник обязан сотрудничать с нанимателем в деле организации безопасных условий труда, то есть если вы увидели, что ваш коллега нарушает законодательство об охране труда, например, эксплуатирует заведомо неисправный стонок или на рабочем месте находится в состоянии алкогольного опьянения, вы обязаны сообщить об этом своему руководителю… Я обратился к руководству Ельского леспромхоза с просьбой процесс увольнения этих работников сделать публичным, с участием инженера по охране труда, специалиста отдела кадров и бухгалтера, который вручил им деньги окончательного расчета прямо на делянке. Сарафанное радио ведь более действенно: потрясенные работники, на глазах которых уволили коллег за бездействие, а значит, за молчаливое попустительство, тоже получили ценный урок, о котором обязательно расскажут другим.

На территории Мозырского района в 2014 году произошло 8 несчастных случаев с тяжелым исходом, один из них – на ГП «Мозырский райжилкомхоз». Станочник деревообрабатывающих станков, работая на фрезерном станке, надел перчатки, при обработке деревянной заготовки рука соскочила и попала под вращающуюся фрезу – перчатку намотало на фрезу, человек лишился нескольких пальцев. Я ни в коей мере не оправдываю людей, которые в алкогольном опьянении находятся на рабочем месте, однако нельзя снимать ответственности и с работодателя. Почему он допускает к работе выпившего человека?.. Начальника участка, женщину, которая не отстранила от работы нетрезвого работника (как позже выяснилось, 1,05‰), уволили.

Еще один случай «пьяного» травматизма произошел на станции Барбаров: мастер ближе к полуночи в состоянии алкогольного опьянения перелезал под вагонами. Ему сильно повредило ногу… Согласно законодательству травма, полученная работником «под мухой» (если это, конечно, единственная причина ее получения), не считается производственной. Поэтому человек, получивший такую травму, никаких выплат от Белгосстраха и предприятия (если это прописано в коллективном договоре) не получает, ему лишь оплачивают больничный лист на общих основаниях. К слову, потерпевший, о котором шла речь, не раз пытался опротестовать это в суде – безуспешно.

ТЕСТ СДЕЛАН – И СВОБОДЕН…

– Какие изменения в существующее законодательство внесло Постановление Министерства труда и социальной защиты и Министерства здравоохранения РБ от 2 декабря 2013 г. № 116/119 «О некоторых вопросах проведения предсменного (перед началом работы, смены) медицинского осмотра и освидетельствования работающих на предмет нахождения в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения»?

– Новая редакция Закона «Об охране труда» содержит ряд значимых новаций. Например, установлена обязанность нанимателя по проведению предсменного медицинского осмотра или освидетельствования отдельных категорий работников. Вместе с тем по отдельным видам работ теперь требуется более частое определение состояния здоровья и пригодности работника непосредственно перед каждым допуском к трудовой функции (например, к управлению внутризаводским транспортом, к работе с источником повышенной опасности и др.).

Предусмотрен также механизм, при котором в случае выявления у работающих состояния опьянения проведение лабораторных исследований не требуется, а основанием для отстранения от работы является акт, составленный работодателем, в котором фиксируются все действия лиц, примененные приборы (экспресс-тесты) и их показания. Одним словом, сделан тест на содержание алкоголя – и свободен.

– Вправе ли работник отказаться дышать в алкотестер, ведь, говорят, все приборы измерения алкоголя в выдохе имеют погрешность? И как правильно в этом случае поступить нанимателю?

– Отказ работающего от прохождения такого медицинского осмотра либо освидетельствования является нарушением трудовой дисциплины и основанием для отстранения от работы.

Опьянение – понятие медицинское, а не юридическое. Однако этим постановлением определен четкий перечень оснований, достаточных для того, чтобы полагать, что работающий находится в состоянии опьянения. Это наличие одновременно трех и более признаков опьянения: запах алкоголя изо рта, нарушение речи, затруднение при сохранении равновесия и др. В то же время многие из перечисленных симптомов свойственны не только опьянению, но и ряду других состояний, которые бывают и при сильном волнении, стрессе, приеме лекарственных средств и так далее. Поэтому, прежде всего, следует убедиться, что сотрудник действительно находится в таком состоянии.

Если «подозрительный» работник отказывается проходить проверку на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе при помощи алкотестера, ему предлагается пройти медицинское освидетельствование – самый точный и надежный способ, подтверждающий наличие или отсутствие алкоголя в крови. Если он отказывается и от этого, его отстраняют от работы: оформляется акт об отстранении, который составляется комиссионно (в комиссии должно быть 3 человек, вне зависимости от занимаемой должности). Далее ему предлагается ознакомиться с этим актом, если он вновь отказывается от подписи, обязательно должно быть отражено и это (запись об этом).

Согласно ст. 49 Трудового кодекса Республики Беларусь наниматель должен отстранять работника, находящегося в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения на рабочем месте, в обязательном порядке. Поэтому после всех процедур работник должен быть выдворен за пределы производственной территории. И только на следующий день нанимателю нужно требовать с горе-работника объяснения, естественно, в письменном виде, и потом принимать решение.

– Скажите, как фигурируют в статистике о нетрезвых потерпевших от несчастных случаев со смертельным, тяжелым исходом обязанные по Декрету №18 лица?

– Этой категории работников в нашей статистике нет. Наверное, это можно связать с тем, что в коллективах им уделяют большое внимание, и они не выполняют работы с повышенной опасностью.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

– Инженер по охране труда одного из промышленных предприятий города рассказал, как у них борются с пьянством на производстве. Работника, однажды попавшегося на глаза в нетрезвом виде, ставят на строгий контроль: в течение месяца свой рабочий день он должен начинать с посещения медкабинета. Как считаете, это хорошая практика?

– Если это помогает в профилактике, почему бы не применять такой метод?

По моему мнению, поставить на человеке раз и навсегда черную метку легче, чем помочь ему, дать шанс. Нужно понимать, у каждого человека есть семья и необходимость ее содержать. А уволенному по статье за нахождение в состоянии алкогольного опьянения ох как непросто найти работу, тем более что сегодня организация вправе самостоятельно запрашивать характеристику с прежних мест работы.
Работники сами должны быть заинтересованными в том, чтобы сохранить свое рабочее место, и понимать, что они первыми окажутся, образно говоря, за бортом, если будут обнаружены в состоянии алкогольного опьянения. Работодателю, каким бы вы золотым специалистом ни были, потенциальные носители опасности не нужны. Ведь руководитель несет за вас ответственность, ему грозит увольнение за неорганизацию работы по обеспечению трудовой дисциплины.

– Как вы относитесь к добровольно-принудительному кодированию таких работников? Слышала, что в Витебской области многие наниматели ввели в колдоговоры статью расходов о 100-процентной оплате этой медицинской услуги. К этому приходят и в Мозыре: одна из строк утвержденного райисполкомом плана мероприятий, направленных на пропаганду здорового образа жизни, профилактику пьянства и алкоголизма, – «предусмотреть возможность бесплатного «кодирования» граждан, страдающих алкогольной зависимостью»…

– Это вынужденная мера со стороны руководителя и, добавлю, очень дорогое удовольствие и похвальная инициатива. Такая практика внедрена в Ельском и Калинковичском районах, где во многих организациях не хватает рабочей силы. Кадровый голод заставляет в буквальном смысле бороться за каждого человека. Например, руководители отдаленных сельхозорганизаций не могут позволить себе уволить всех провинившихся работников – некому будет работать.

Алкоголизм – это тяжелая и опасная болезнь, которая лечиться должна соответственно: не мольбами и отвлеченными разговорами. Но проблема состоит в том, чтобы заставить бросить пить человека, который сам не хочет этого делать. Для того чтобы алкоголик отказался от пагубной привычки, необходимо его личное осознание того, что алкоголь ему вредит. Никакие угрозы, уговоры, слезы и шантаж, убежден, в этом случае уже не помогут.

Должно быть двустороннее движение: у одной строны (у нанимателя) – желание помочь, а у другой стороны – желание исправиться.

– Мы говорим о созависимости нанимателя и работника, а если подключить в эту двойку еще и семью работника? Как быть домашним, если, скажем, глава семейства собирается на работу с крепким запашком?

– Быстрый выход из положения – взять краткосрочный отпуск без содержания, но ведь он должен предоставляться накануне. При большом желании можно найти выход и в этом случае. Единожды. Если в месяц написано 2-3 таких заявления – лично для меня, если бы я был администратором, такой работник в моей команде не нужен.

Главное задание для родных и близких пьющего человека – разобраться в мотивах, толкающих его в объятия «зеленого змия». Ведь ничего не происходит просто так, что-то должно было послужить причиной злоупотребления спиртным. А причин пристрастия к алкоголю может быть множество: тут и какие-либо комплексы, и нелады на работе, и проблемы в семье. Безусловно, рюмка не является выходом из проблемной ситуации.

– Все же, если бы вы были нанимателем и в один из дней поняли, что ваш работник злоупотребляет спиртным и, более того, позволяет себе приходить на работу, мягко сказать, несвежим… Как бы поступили?

– Однозначно, если бы узнал, что он нетрезв, в тот же день отстранил бы от работы, а дальше …предоставил бы возможность реабилитироваться. Уволить работника в этом случае – право, но не обязанность. А если такой эпизод повторился, – не жалел бы. Жалеть в этой ситуации нужно себя, потому что гипотетически вполне можно стать потерпевшим при возможном несчастном случае.

Ольга АРДАШЕВА
Фото Сергея ШАПОВАЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *