Юрий ВУТТО: «В театре не работают, в театре служат»

В эти дни Юрий Вутто работает с труппой Мозырского драматического театра им. И.Мележа над постановкой спектакля «Ляльки». Эта драма в 2-х действиях, написанная им же в соавторстве с Василием Ткачевым, посвящена 70-летию Великой Победы. Театральный режиссер расписывает все точки и движения на сцене, расставляет акценты. Он видит картинку в целом и четко понимает, каким должен быть каждый персонаж, объясняет актерам, что должен чувствовать его герой, а не сам актер, и корректирует игру. Я с удовольствием смотрела, как Юрий Вутто репетировал с актерами. Все по-деловому, быстро и четко. Чувствуются уверенная лидерская рука режиссера, его харизма и, несомненно, большой талант. Недаром за ним закрепилась слава «творца театральной реальности и успеха».

режиссер

Ю.Л.ВУТТО окончил Белорусский государственный театрально-художественный институт по специальности «Артист драмы и кино». Постоянно снимается в кинофильмах. Самые известные  – «Водитель автобуса», «Кафедра», «Привет от Катюши», «Майор Ветров», «Человек войны», «Катино счастье», «Дети Ванюхина», «На безымянной высоте», «Курсанты», «Каменская-2», «Закон» и др. Прошел путь от артиста 2-й категории до ведущего мастера сцены и режиссера. Потом главного режиссера, художественного руководителя и директора театра. В 1997 г. был назначен директором Белорусского республиканского театра юного зрителя. С 2006 г. – художественный руководитель Минского областного драматического театра (г. Молодечно). С 2010 г. – директор и художественный руководитель Гомельского городского молодежного театра. Сыграл более 30 главных и ведущих ролей в театре. Шесть раз зажигал главную елку страны в качестве главного Деда Мороза Беларуси. Сначала был ведущим, а в настоящее время является главным режиссером Республиканского фестиваля юмора «Автюки». Удостоен премии им. Л.И.Мозолевской Белорусского союза театральных деятелей.

– Юрий Леонидович, вас называют «человеком сразу в трех ипостасях: актер по призванию, управленец по опыту и постановщик по жизни». Так кто вы по призванию?

– Я еще и химико-технологический факультет закончил, дипломную работу защищал на тему «Адсорбция, десорбция и гидролиз производства многотоннажного карболита» и был бы уже, возможно, олигархом, если бы пошел по той стезе. Но в молодости я встретился с Владимиром Александровичем Короткевичем, который сказал: «Иди в театр». И я поступил в Белорусский государственный театрально-художественный институт, в 1984 г. закончил и был распределен в Гомельский драматический театр. И вот теперь судьба снова вернула меня в Гомель.

Я преподавал в институте культуры и искусств на должности доцента, выпустил два курса. Мне интересно учить, многие мои ученики стали известными актерами. Я снимаюсь в кинофильмах, начиная с 1983 г., в 3-4 ежегодно. В прошлом году снялся в 4 фильмах. Имея большой киношный опыт, я уже многое знаю и многое умею. И скажу честно, что мы снимаемся в кино не ради славы, а ради денег. Я сам себя называю «штатный немец «Беларусьфильма», так как часто играю немецких офицеров. Моя типажность идет мне на пользу, к тому же я знаю немецкий и польский языки. Играю у белорусских режиссеров Александра Ефремова, Вячеслава Никифорова и у российских – Владимира Фатьянова, Андрея Кавуна. Я резонер московских и питерских актеров: подыгрываю главным героям, чтобы сюжет развивался. Интересно сниматься с настоящими актерами и наблюдать за их игрой. Профессионалы умеют и знают, как работать, и другим могут помочь. В первых фильмах, когда я был еще молодым высоким блондином, казалось, что все это так просто. В связи с этим вспоминается случай из жизни, когда одна хорошая, но еще молодая актриса на репетиции сказала: «Ой, мне кажется, я уже все понимаю, как мне эту роль играть». На что умудренный опытом народный артист Советского Союза Андрей Попов, сыгравший сотни ролей, ответил: «Какой вы счастливый человек, а я вот совершенно не знаю, что и как…»

А если серьезно про ипостаси, то, скорее, надо говорить про кнопки, которые включаются в нужный момент. Много лет на мне висят должности и директора, и худрука в разных театрах, и я научился переключаться. Нужно уметь отстраняться точно так же, как если бы ставил актерскую задачу: «Отстранись от чего-то, выходи только на одну проблему, на одно событие». Раньше для меня это было сложно, ведь в сутках 24 часа, а не 48, и не хватает… Творческие проблемы накладываются на административные. Но со временем стало проще. Теперь голова работает, как компьютер, я могу щелкать и открывать те файлы, которые нужны в данный момент.

– Как вы сами считаете, вы демократичный или жесткий режиссер? И какие качества вы цените в актерах?

– Я с последнего начну. Есть единственное качество – актерский профессионализм. Самое главное – умение услышать, попробовать и сделать. Актер является настоящим, если он умеет держать обстоятельства: четко осознает задачу, пытается ее каким-то образом разрешить на сценической площадке, фиксирует ее. Это как правила дорожного движения, которые ты не должен нарушать. Но для этого нужен опыт. Далеко не все актеры с этим справляются. А иногда актер оказывается умнее режиссера и может спровоцировать его на что-то, выбить из колеи. Чего грешить, иногда актеры пользуются этим.

Лучше всего работать в коллективе, который является командой. Когда все понимают, что делают одно дело, и делать его надо всем одинаково грамотно и профессионально. Тогда появляется спортивный интерес. В начале репетиций творческий состав выходит на дистанцию, и, имея даже небольшой режиссерский опыт, ты видишь, кто стайер, кто спринтер, кто середнячок. Дальше включается мастерство актеров, когда они соревнуются, кто лучше. «Ага, он впереди меня, я должен догнать, я тоже  могу…» И каждый пытается что-то делать. А перед финишной прямой начинается настоящее искусство, когда уже все рвутся к финишу и каждый хочет быть первым. Это как в гонке по этапам.

– Что вы можете сказать о работе с Мозырским драматическим театром им.И.Мележа?

– Это первая моя работа с мозырским театром. Мы еще только в начале пути. Для меня это пока непознанная планета Марс.

В любом случае, когда в театр приходит пришлый режиссер, то каким бы ты хорошим ни был, ты – чужак, даже если супермаститый. Актеры не знают твоих взглядов, требований и прихотей. Хорошо ставить классику (Шекспира, Чехова, Достоевского), когда все четко знают, что ты будешь предлагать. А здесь постановка пробная, но мы должны ее осуществить, потому что Великая Победа – событие грандиозное и масштабное. У каждого из нас кто-то из родственников воевал. Мои деды воевали. И нужно это сделать, и сделать хорошо, чтобы зацепило, тронуло, оставило след. И, может быть, что-то новое по поводу войны сказать.

Плюсы – нет отторжения в вашем театре. Когда поставил уже несколько десятков спектаклей с разными коллективами, ты уже это чувствуешь. Я понимаю актеров, которые думают: «Ну, чего приехал? Тяп-ляп слепит (бывают такие ставщики, как их называют), деньги в карман, а дальше живите, как хотите». Но спектакль – это как рождение ребенка. Если ты нечто неправильное заложил в него, то он вырастет с какими-то хрониче-скими недомоганиями или вывихами, душевными или физическими. Поэтому лучше уж все делать правильно. Есть такая теза: «Если ты здесь схалтуришь, то следующая работа тебя не простит…» По опыту работы скажу: «Не может хороший шеф-повар сделать плохое блюдо». Я это говорю не про себя. Мозырский, гомельский, любой другой театр – неважно. Есть Театр, в котором нужно работать. У нас у каждого есть свой порядковый номер. И если в мире 3 миллиона актеров, то еще неизвестно, какую позицию занимают мозырские или гомельские артисты. В каждом театре есть суперзвезда. Просто не всегда случается так, что совпадают место, обстоятельство, время и случай, когда ты просыпаешься утром уже знаменитым.

– Вы считаете, что всем правит госпожа удача?

– В актерской профессии случай и госпожа удача идут впереди. А третье – актерская наглость.

– Каковы, на ваш взгляд, самые актуальные проблемы театра сегодня?

– Финансирование. Театр как искусство – удовольствие дорогое. Нужно понимать, что мы не развлекательное и не воспитательное учреждение. Мы посредством искусства должны зацепить зрителя, чтобы он задумался о каких-то проблемах, героях. Но, чтобы сделать хороший спектакль, его нужно хорошо профинансировать, тогда будет результат. Есть театры, в которых репертуар и гастроли распланированы уже на 5 лет, и не стоит вопрос, как распространить билеты. Это о чем-то говорит. Чтобы подняться на такой уровень, надо заслужить. Чем? Нужен звездный коллектив, труппа. Я люблю говорить своим актерам у себя в Молодежном театре: «Ребята, может, подумаем, как нам начать деньги зарабатывать?» Но к этому надо быть готовым. А если, получая мизер, не привык выкладываться, халтуришь, думая, что и так сойдет, то… что-то вымывается из профессии.

– Что вы скажете насчет того, чтобы идти у зрителя на поводу и ставить спектакли «на потребу»?

– Мне не хотелось бы быть выскочкой-одиночкой, говоря, что я – за репертуарный театр. Мы уже упустили многое и виноваты. Но нужно винить сначала себя. Может быть, жизнь загнала нас в такие рамки, что мы должны больше быть заинтересованы коммерцией и делать больше спектаклей выходного дня, чтобы в субботу зритель приходил в театр посмотреть веселую комедию. («Я хочу отдохнуть в выходной день, а Гамлета я могу и в четверг посмотреть, да и сначала мне нужно подготовиться к нему».) Насчет подготовиться и прийти посмотреть нечто настоящее и проблемное – вот тут-то мы и упускаем зрителя. И очень сложно, когда приезжают хорошие критики, возносят твой спектакль, а билеты на него не раскупаются. Его смотрит только театральная общественность, но это далеко не многочисленная публика. А что дальше? В этом плане надо похвалить Гомельский молодежный театр, где известные классики чередуются с веселыми комедиями. Мы тоже помним, что есть 52 субботы в году, и надо ставить пустышки, чтобы прийти просто посмеяться и жизнь себе продлить на какое-то время.

– Юрий Леонидович, сейчас уже 3-е тысячелетие, менталитет у молодежи другой, трудно заинтересовать одной серьезной классикой…

– Это нам потом икнется, вот как эти провальные 90-е сейчас икаются. В спорте мы уже упустили поколение детей, которых нужно было в 90-х воспитывать, и сейчас будет вакуум. Звезды рождаются везде, в любом уголке земли, надо вовремя их замечать. Наверное, кто-то был еще раньше виноват, что нет у нас теперь такой режиссуры, которую знает все постсоветское пространство, или лидеров, новаторов, которые привносят в театр нечто новое, на что бы все пошли и смотрели. Мне кажется, наша сегодняшняя жизнь, проблемы сильно увели зрителя от театра в сторону. А любые культпоходы, распространение билетов через профком – это ни актерам, ни зрителям не надо. Хорошо, когда у меня в театре есть спектакли, на которые билеты покупаются через кассу, и можно узнать людей, которые любят приходить в театр. Моя любимая фраза: «Одним театром больше – одной тюрьмой меньше». Я уверен, что у человека, который уже зашел в театр, мало шансов совершить преступление.

– Можете ли вы назвать культурное событие последнего времени, которое вас потрясло, удивило?

– «Хрустальная ночь. Kristallnacht. Последняя ночь» о первых погромах в Германии, когда в 1933-34 гг. нацио-нал-социалисты показали свое лицо. После одного такого спектакля приехала скорая помощь. Зрителю в зале стало плохо, настолько сильным было воздействие того, что происходило на сцене. Вот это сила искусства! А вроде – театр, где все не по-настоящему.

Меня сильно потрясло то, что я раньше видел и что и сейчас стоит перед глазами. Мне удалось пообщаться с Олегом Павловичем Табаковым, еще работая в ТЮЗе. Мы беседовали полтора часа. Это человек-энциклопедия. С ним не надо читать 20 книг, не надо где-то учиться – просто слушать его.

А вот что бы такое в последнее время меня затронуло? Может быть, спектакль, который я сейчас ставлю с Гомельским городским молодежным театром, – «Последний свидетель» по Светлане Алексиевич. Когда я читал книгу, то думал: «Господи! Неужели такое могло быть?» А ведь все это происходило по-настоящему. Показано, как дети войны, ставшие взрослыми, рассказывают, что с ними было.

Кстати, ни один гомельский театр не был представлен для национальной премии, и нельзя судить, кто лучше и хуже. А ведь потрясающее событие в театральной жизни – это когда какой-то коллектив театра поехал на «Золотую маску» и получил 1-ю премию. А так – все мелкие радости: съездили на гастроли, пригласили на фестиваль. Меня потрясает больше то, что в мире сейчас происходит. А в театральном искусстве у нас сейчас какое-то затишье. Пауза.

– От нас до Гомеля – рукой подать. Вы родом из Гродно, сейчас в Гомеле живете, у вас свежий взгляд. Какие культурные места в Гомеле вы бы порекомендовали посетить?

– Мозыряне должны знать, что в самой большой по величине Гомельской области есть 4 театра, как ни в одной другой. Это Мозырский драматический театр им.И.Мележа, Гомельский государственный театр кукол, Гомельский городской молодежный театр и Гомельский областной драматический театр. Поэтому мозыряне должны посмотреть весь репертуар как своего, так и гомельских театров.

Как и большинство гомельчан и гостей города, я с удовольствием посещаю городской парк, где находятся собор Петра и Павла и Дворец Румянцевых-Паскевичей, гуляю по набережной реки Сож. Ну, а самое лучшее место – проспект Ленина, 10 – здесь находится Гомельский городской молодежный театр. Приглашаю!

– Чем бы вы хотели порадовать зрителей в ближайшее время?

– Хорошим спектаклем по пьесе Василия Ткачева. Плох тот солдат, который не хочет быть генералом, и плох тот режиссер, который не хочет, чтобы его постановки не увидели и не оценили по достоинству. Планов – громадье, но и проблем много. Так что свободного времени совершенно нет. Постоянно чем-то занят и забываю об отдыхе.

– Творчество, как вы считаете, это вещь благодарная?

– В творчестве нельзя работать. Надо служить. По актеру сразу видно, что за человек. Видно, когда он уже не выйдет из этой профессии, а останется в ней навсегда, потому что это его жизнь, его предназначение и его призвание. А есть случайные люди, их намного больше.

Ирина АЛЕНИНА
Сергей ШАПОВАЛОВ (фото)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *