Заговорен: остаться в живых!

Был февраль, 15-й день. Владимир Александрович АВАДОВСКИЙ взглянул на часы: стрелки приближались к полудню. Он знал: вот-вот за-звонит телефон, и знакомый до боли голос скажет, как всегда: «Спасибо тебе, внучок, что живой остался…»

Владимир Александрович АВАДОВСКИЙ

Бог мой, сколько раз Владимир Александрович слышал эти слова в день памяти воинов-интернационалистов, но у него по-прежнему замирает каждый раз душа от счастья: спасибо и тебе, бабулечка, за то, что ты есть у меня! Столько лет прошло, как закончилась война в Афгане, а она по-прежнему не верит в чудо: ее Владик – так Тамара Павловна Касуха называет и сегодня любимого внука – вернулся домой целым и невредимым. Какая радость! Какая прекрасная Фортуна! Какая редкая судьба! Вчера внук заезжал в Михалковскую Рудню – здесь похоронен Сергей Шафаренко, его друг… Когда спустя какое-то время дверь ее квартиры открылась, Тамара Павловна сердцем почувствовала: Господи, как же больно на душе сейчас у Владика! Могилки, могилки, могилки… И лежат под мраморными плитами, запорошенными снегом, его, Владимира Авадовского, земляки – молодые ребята, которых доставил на отчую землю самолет с грузом «200» на борту… «И хоть нету за мной вины – в том виновен я, что живучий…»…

Красные головки гвоздик, положенные к обелискам, – будто яркий пламень, вырвавшийся вдруг, в одночасье, из души тех, кому повезло остаться в живых. «Простите, ребята: если б мог, я бы спас вас, закрыл от пули собою, да все вышло иначе», – он не стеснялся этих, на первый взгляд, высокопарных слов – Владимир Авадовский знал: представился б такой момент на войне, все так и было бы…

Бабушкины слова он повторил затем на встрече воинов-интернационалистов нефтеперерабатывающего завода, председателем первичной организации БСВВА которого он является: «Спасибо, ребята, за то, что вы живы, что мы встретились…» Странное дело: его по-прежнему не отпускает Афганистан – и сегодня, спустя 26 лет! Он бы снова туда вернулся – где огонь, где смерть, где страх неведом, а есть главное: защищать советскую границу! Любой ценой! Лет десять подряд старшина запаса медицинской службы Владимир Александрович Авадовский видел один и тот же сон: его призывают в армию. На слова Владимира Александровича, что он уже отдал гражданский долг Родине, был на войне в Афгане, принимал участие в боевых действиях, ему все равно представители военкомата вручают повестку… Вот как бывает: во сне Афган мучит, а в реалиях – манит к себе! И он знал, почему: там, в стране «за черной речкой», проходили проверку парни на мужество и доблесть, храбрость и смелость. Там не было предательства: за твоей спиной – надежные друзья!

Ах, как быстро летит время! Когда Владимир Авадовский заканчивал второй курс Мозырского медицинского училища, его призвали на службу. Все три Володи, учащиеся одной группы, – Веракса, Майстрович и Авадовский – сменили белые халаты на армейское обмундирование. Провожали Владика в армию всем селом – всеми Михалками: человек 400 было за столом. В несколько заходов приглашали земляков за стол. Да, бабушка Тамара Павловна постаралась: для такого особого случая кабанчика вырастила, разной снеди наготовила – угощайтесь, люди добрые, мой внучок идет Родине долг свой отдать… Попал Владимир Александрович в команду 220 – пограничные войска. Сначала призывников привезли в Москву, а затем загрузили в другой поезд.

– Куда путь держим? – поинтересовался кто-то у сопровождавшего новобранцев капитана.

– Потом узнаешь! – был ответ.

Ехали четверо суток. Все стало понятно: дорога лежала в Душанбе, значит, впереди их ждал Афган… В воинской части призывников разделили: кто-то остался в Туркмении, кого-то направили в Узбекистан, а Владимира Авадовского вместе с другими новобранцами отвезли за перевал, в пограничный отряд «Московский» воинской части 2033 – это на таджикско-афганской границе. Здесь он впервые примерил на себя военную форму. Когда молодое пополнение построили, поступил вопрос: «Кто из вас связан с медициной?» Владимир Авадовский сделал шаг вперед: «Я!» Больше никого не оказалось. Ему задали несколько наводящих вопросов: что будешь делать в такой-то ситуации? Его ответы были четкие и точные.

– Забираем вас санинструктором в пункт первой медицинской помощи, – поступил такой приказ.

Так началась его армейская жизнь – пока без минометных взрывов, огня и смерти. Он не знал еще, что через все это ему предстоит пройти. Но здесь, в пункте первой медицинской помощи, он понял: с ним ничего страшного не случится – он заговорен остаться в живых! Какая-то неведомая сила хранила Владимира, оберегала его от беды. Впервые он подумал об этом там, на таджикско-афганской границе.

Сырую воду пить было нельзя – она была отравлена различными инфекциями, ее необходимо было очистить. Для этого использовали верблюжьи колючки или бросали в котел таблетки хлора. Другие болели, а Владимира Бог миловал. Он мог спокойно разговаривать с тифозными больными и теми, кто страдал от малярии, – Владимир Авадовский был заговорен… И тогда он понял, кто это сделал: его прабабушка Антонина (или Антоля, как все ее называли) – родная тетя его бабушки Тамары Павловны. Когда она умирала, Володя был рядом. Антоля взяла руку парня и прошептала: «Ты будешь жить!» Тогда странными показались эти слова – он же так молод, и нет войны… И только в Афгане он понял истинный смысл их. Так оно и случилось впоследствии: всем смертям назло Владимир Авадовский остался в живых. Несколько раз был на усилении границы в 11-й погранзаставе. Ее душманы несколько раз вырезали – всех, кто не был в дозоре в этот час. Чудом уцелел один повар: время было холодное, оно лишало сна, и потому он решил согреться в чане… Это и спасло ему жизнь. Один случай запомнился Владимиру на всю жизнь. В погранотряде есть ДШБ – десантно-штурмовая бригада, задача которой – обеспечивать безопасность продвижения колонны, перевозившей снаряжение, продукты, оружие, делать так называемую зачистку территории. Командовал ДШБ подполковник Москавенко. Пришли сведения, что на колонну собираются напасть душманы. Десантно-штурмовую бригаду должны были высадить в обозначенном месте, но то ли по ошибке, то ли кто дал неправильные координаты, только ДШБ посадили на минно-заградительное поле – свое же! Потери были значительные. Тяжело был ранен и подполковник Москавенко. По рации срочно передали: медикам – на взлетную полосу! Необходима безотлагательная помощь. Владимир Авадовский вместе с хирургом вылетели туда, где были раненые. Он сделал все, что мог, но вот земляку, белорусу Ивану Рахманову, Владимир Авадовский помочь уже не смог… Слова умирающего товарища: «Я у своих?» – он будет помнить всегда. Он, пограничник, как и его друзья, ежедневно рисковал своей жизнью, ибо ксаповцы (Краснознаменный Среднеазиатский пограничный округ) выходили на сопровождение колонны по всей 180-километровой зоне, а это Афган, и не знаешь, что может случиться… Но его и здесь, когда ежедневно смерть ходила по пятам, Господь сохранил.

…С афганского поселения Чихиаб шла колонна. Первая мотоманевренная группа, в составе которой был Владимир Авадовский, вышла на определенную точку. Минометчики все вокруг обстреляли, зачистили – колонна прошла, и группа тоже стала выдвигаться с занятой позиции. Владимир Авадовский был на замыкающей машине. И тут началось кромешное светопредставление: душманы начали минометный обстрел… Их главной мишенью была первая машина – такова тактика врага: уничтожая ее, тем самым преграждали путь отхода остальным. Но то ли расчет у них был неверный, то ли еще что, но мина была направлена на последнюю, замыкающую, машину… И взорвалась в метрах 150 от нее… Владимир Авадовский слышал ее свист: как говорится, двум смертям не бывать, а одной не миновать… Миновал. И на этот раз. Значит, действительно, заговорен: остаться в живых! Пограничники, что налетчики: прилетели на бортах, постреляли, разбомбили опасные места и исчезли – территория очищена! Колонна может идти! Но война есть война, и все было непредсказуемо. И десантно-штурмовая бригада попадала под обстрел душманов, а значит, были раненые. И тогда пограничник Владимир Авадовский оказывал помощь товарищам там, где этот бой проходил. Опасность была всегда, везде, но какая-то неведомая сила оберегала его. Как-то Владимир стоял возле столовой, и три пули, выпущенные в него афганским снайпером, врезались в щит в нескольких сантиметрах от него… Заговорен! Когда выходила колонна, душманы подбили БМП (боевая машина пехоты), а в ней находились наркотические средства для обезболивания раненых – промедол. Колонну развернули, и под прицельным огнем душманов Владимир стал собирать возле горевшей машины рассыпанные по земле ампулы – возможно, они кому-то спасут жизнь… Риск погибнуть был огромный, но снова он выжил. Всем смертям назло. Владимир Авадовский не думал о том, что может умереть – он просто достойно выполнял свой интернациональный долг: его позвала Родина, и этим все сказано. От боя до боя – не долго, не коротко, лишь бы не вспять. А что нам терять, кроме долга? Нам нечего больше терять. Пилотки и волосы серы, но выбилась белая прядь. А что нам терять, кроме веры? Нам нечего больше терять. В короткую песню не верьте, нам вечная песня под стать. А что нам терять, кроме смерти? Нам нечего больше терять…

Пограничник, санинструктор Владимир Авадовский спас около 15 советских бойцов. Благодарные ему, они остались жить. Лишь троим он уже не смог помочь – белорусу Ивану Рахманову и двум пограничникам, попавшим под обстрел. О, мужество! Оно стальной клинок, которому вовек не притупиться; истории прекрасные страницы оно слагает из бессмертных строк. Оно украшено, оно согрето бесчисленными красками, и нет средь красок тех единственного цвета: ему неведом страха черный цвет! А ведь он, этот самый страх, был повсюду: на войне, как на войне. Защита границы – дело опасное. Было трудно не только во время боя. Смерть поджидала пограничника всегда, и даже тогда, когда тебя бросают на усиление заставы, а ты не знаешь местности, особенно если идешь замыкающим… Вокруг – темно, не видать ни зги, идет дождь, где-то шумит река… А утром взглянешь вниз – и душа холодеет: Боже праведный, там же пропасть!

…Пограничники выстроились на плацу, замерев в строю. Плечо к плечу, рука к руке – все как на подбор: высокие, стройные, заметные. Стояло лето 1989 года. Генерал, обращаясь к молодым сослуживцам, сказал совсем не по-военному: «Спасибо за службу, ребята! Вы – молодцы! Вы – настоящие защитники Отечества!» А затем он зачитал приказ и стал вручать боевые награды. Когда генерал назвал его имя: «Награждается старший сержант Владимир Авадовский», – он даже растерялся: никак не ожидал, что его отметят в числе самых смелых, мужественных и храбрых бойцов. Владимир чеканным шагом подошел к командующему пограничного отряда «Московский» воинской части 2033. Сразу две награды засверкали на лацкане его военной формы: медаль «За боевые заслуги» и медаль «За отличие в охране государственной границы»: служу Советскому Союзу!
Да, он был горд: значит, я чего-то стою, как солдат Отечества! Ах, если бы сейчас его увидела бабушка Тамара Павловна! Как бы она возгордилась своим Владиком! Бабушка непременно бы сказала: «Я всегда знала, что мой мальчик – самый лучший в мире. И ты это доказал в Афгане!» Так случилось, что Тамара Павловна стала для Володи самым дорогим на свете человеком. Она его воспитывала с трех лет, и все годы, проведенные с бабушкой, он помнит до мельчайших подробностей – этого не забудешь никогда! Внук знал о жизни своей любимой бабушки все – ему было интересно открывать в ее жизни новые волнительные моменты. Тамара Павловна работала заведующей швейным ателье, и часто сельские модницы просили у нее что-то этакое суперсовременное сотворить… А в годы войны Тамару Павловну Касуха за связь с партизанами забрало гестапо. Ее бросили в тюрьму, и там она ждала своей участи. А приговор немцы вынесли белорусской девушке такой: расстрелять! Приговор должны были привести в исполнение в Ромашевом Яре (район Кургана Славы). В это время немцы гнали на станцию Мозырь колонну с женщинами и детьми для отправки в Германию, как рабочую силу. Сердобольный полицай, ведший Тамару Касуха на казнь, сжалился над ней и впихнул девушку в эту самую колонну. Так Тамара Павловна оказалась в Германии – до конца войны. Ее родители получили известие о том, что их дочь расстреляна…

Всю свою великую любовь к жизни затем она передаст внуку Владимиру. Бабушка его пестовала – в прямом смысле слова. Захотел внучок машину с педалями? Тамара Павловна садится в автобус, едет в город и возвращается домой с покупкой: вот тебе, Владик, желанный подарок! Захотел внучок сладостей? В бабушкиных умелых руках на глазах у Владика создавались его любимый торт «Наполеон» и даже конфеты «Грильяж» – зачем покупать, если я все для тебя сделаю, любимый внучок, от всей души! У нее было столько доброты, что Владимир не мог не перенять ее в свой характер. Она, доброта, – великая, как океан, чистая, как небо после грозы, – осталась с ним навсегда. В четыре года он чуть не поджог сарай – баловался со спичками. «Ах, внучок, внучок!» – только и сказала Тамара Павловна. «Беломор» ее любимый Владик попробовал рано – в 8 лет: старшие друзья предложили затянуться. Бабушка это заметила и только спросила: «Ты что, Владик, уже куришь?» Этого было достаточно, чтобы сделать вывод: бабушку ни за что огорчать нельзя! Мог ее любимый Владик и в чужой сад за-браться, и с уроков целый класс увести, но Тамара Павловна все равно ни разу внука не наказала. Зато это сделал достаточно результативно бывший директор Михалковской средней школы Иван Ильич Сидорок. Володе Авадовскому и его однокласснику Сергею Сиваку показалось, что в классе очень холодно, и они покинули школу. Единодушие в этом проявили все ученики. Воспитательный урок директора был коротким, но памятным: хорошенько оттянув их за уши, Иван Ильич показал рукой в окно: «Вот что, герои. Вон там лошадь, а вон там – плуг. Айда за работу! И смотрите у меня: вы должны перекопать весь школьный приусадебный участок…»

От этих детских воспоминаний защемило сердце: в бою оно железное, стальное, а тут… Тогда, в феврале 1989 года, старший сержант Владимир Авадовский еще не знал, что война для него, как и для его товарищей-пограничников, еще не закончена. И когда командующий 40-й армией генерал Громов на мосту произнес свои знаменитые слова: «За моей спиной – ни одного советского солдата, офицера, прапорщика нет!» – за его спиной на территории Афганистана было около 6 тысяч советских пограничников, в числе которых – и наш земляк Владимир Авадовский. Они прикрывали вывод 40-й армии на территорию СССР, выполняли       спецзадание – обеспечивали без-опасность советской границы. Почти 8 месяцев после вывода 40-й армии под командованием генерала Громова пограничники продолжали нести боевую службу на территории Афганистана. У душманов теперь были развязаны руки, и сдерживать их от покушения на советскую границу, от наркотрафика – такова была задача Владимира Авадовского и его друзей по оружию. Мотоманевренные группы последними из советских войск выходили из Афгана, причем намного позже 15 февраля 1989 года. Только в августе этого года последний советский пограничник покинул афганскую территорию…

…Когда Владимир Авадовский, старшина запаса медицинской службы, переступил порог медицинского училища – пришла пора продолжить учебу – все так и ахнули: «Бог мой, ты же живой, а ведь все мы считали тебя погибшим!» Как же изменился Владимир за эти два года – не узнать! Повзрослевший, возмужавший, помудревший…

– А где ж твои боевые награды? – поинтересовались ребята.
Он ничего не ответил. Да и что сказать? Просто постеснялся их надеть, ведь еще подумают, что хвастается…
– А где ты служил? – продолжали сыпаться вопросы.
– В Афгане, – отвечал коротко.
– А страшно было?
– Я не думал об этом.

Его бабушка, а ей уже 93 года, говорила ему: «Я так тяжело болела, что решила: все, умру! Но сказала себе самой: нет, ты должна жить – вот родится внучок, вот тогда и можно… Родился внук, и я решила: ладно, еще поживу – отправлю его в школу. Отправила в школу, и опять решила: нет, еще поживу, чтоб внучок школу закончил. Окончил школу, и я решила: надо еще пожить – внука в армию отправить. Отправила в армию и решила: надо еще пожить, чтоб вернулся оттуда целым и невредимым…»

«Так что, ребята, умирать мне в Афгане никак нельзя было», – подумалось ему.

А жизнь летит, летит под парусами… Окончив медицинское училище и получив диплом фельдшера, Владимир Авадовский стал работать в санатории «Сосны» ОАО «Мозырский НПЗ». У бывшего пограничника, старшины запаса, воина-интернационалиста Владимира Александровича Авадовского – непререкаемый авторитет: особой закалки этот человек, особого, как говорится, покроя – воевать, так чтоб враг задрожал, а работать – в радость и себе, и людям. За свой мирный красивый труд Владимир Александрович имеет благодарность от руководства предприятия, районного исполнительного комитета, а еще – Почетную грамоту.

В его уютной квартире на журнальном столике – любимые авторы: Набоков, Булгаков, Маяковский, историческая литература. А в особом месте хранится его воинский альбом – его Афган… Память, память, память… Перелистывая его страницы с любительскими военными фотографиями, он вспоминает не себя, не то, как смерть ходила за ним следом, не зачистки, из которых один Господь ведал, кто из пограничников вернется назад, а кого доставят домой на борту самолета грузом «200», ни обстрелы душманов, а великое братство мужское, которому нет цены… А еще – всех ребят, им, санинструктором Владимиром Авадовским, спасенных. Где же вы теперь, друзья-однополчане, боевые спутники мои?

А утром Владимир Александрович, как обычно, поспешит на работу: его ждут пациенты, и он сделает все, чтобы их здоровье улучшилось. И вряд ли кто из них догадается, что этот аккуратный, обязательный и ответственный медик – герой войны в Афгане. Да и зачем им это? Главное, что он вернулся домой живым. А, значит, у бабушки есть стимул жить дальше. Чтобы каждое утро, позвонив ему, сказать: «Я тобой, внучок, очень горжусь!»

А может, это и есть главное предназначение человека – жить с добрым именем, честью и достоинством? Пройдя через кровь и смерть, не сломаться, не согнуться, не струсить, а остаться самим собой! Не останавливайся, жизнь! Еще не кончились атаки. Я сам себе кричу: «Держись!» Зовет труба, и реют стяги…

Лариса ЧЕРНАЯ

сканирование0006 сканирование0005 сканирование0004 сканирование0003 сканирование0002 сканирование0001

Заговорен: остаться в живых!: 2 комментария

  • 25.02.2015 в 19:01
    Permalink

    Написано мастерски! Спасибо!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 25.02.2015 в 08:30
    Permalink

    Очень интересный рассказ, спасибо!

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *