Архитектор: создать музыку города

В очередной раз пришлось убедиться, что задание главного редактора рассказать о важной профессии не обходится без рассказа о человеке, который свою работу наполняет особым смыслом, превращая ремесло в искусство.

Ольга Николаевна НАЙБИЧИменно таким человеком перед нами предстал главный архитектор проекта КУП «Мозырьархитектура» Ольга Николаевна НАЙБИЧ. Активная жизненная позиция, философия оптимизма, позитивный настрой на окружающий мир и покоряют, и заставляют оценить собственные взгляды на жизнь и отношение к работе.

– На профессиональном языке моя должность звучит ГАП, – рассказывает Ольга Николаевна. – Мне довелось поработать главным архитектором проекта в проектном отделе института «Гомельгражданпроект», ныне «Полесьепроект», в проектном институте «Мозырьсельстрой-проект», в проектном отделе ГП «Мозырский райжилкомхоз». Обязанности и сами проектные работы везде разные и зависят от профиля и специфики конкретной организации. Но общее – это организационные вопросы и работа со смежниками.

Любая стройка начинается с архитектурного проекта на основе исходных данных, которые нам дает заказчик. Задача проектировщиков, конструкторов, инженеров, строителей, образно говоря, вдохнуть в него жизнь. Функция ГАП – координировать деятельность заказчиков, подрядчиков, проектировщиков, помогая им взаимодействовать между собой, решая спорные вопросы, которых неизбежно возникает масса. И в итоге получить готовый продукт – жилой дом или промышленный объект.

Сегодня я работаю в КУП «Мозырьархитектура», и здесь есть свои особенности, если сравнивать с прежними местами работы. Наши клиенты – индивидуальные застройщики, которые в одном лице и заказчики, и подрядчики. Конечно, стройка без эмоций невозможна, но, когда ты работаешь с представителями госструктур, на первом вместе все же аргументы разума и общее взаимное стремление все сделать в итоге по правилам и нормативам.

Совсем иное общение с простыми людьми, строящими свой дом. Они не профессионалы в строительной сфере, поэтому нередко приходится их направлять в правильное русло, убеждая действовать по закону для их же блага. Эмоциональные расходы здесь на порядок выше. Так что умение общаться и даже педагогические навыки необходимы.

Вообще, умению общаться с людьми, понимать их учишься всю жизнь. Самое главное для меня – не стать «диктатором», т.е когда «есть мнение только мое…», не прислушиваясь к остальным. Со стороны, конечно, виднее, но надеюсь, что у меня это получается.

– Всегда интересно, как человек приходит в профессию…

– Одно из самых памятных впечатлений детства – черные тубусы, в которых тогдашние инженеры, проектировщики, архитекторы носили свои чертежи, и мой отец тоже имел отношение к строительству.
Я еще не знала, представители какой профессии пользуются этой вещью, но однажды сказала: «Папа, я хочу ходить с таким же тубусом!»

По рассказам мамы я очень любила играть с кубиками, причем это были не магазинные игрушки, а различные деревяшки и колодочки – вот такое советское «Лего». Из них возводились разные строения, что мне ужасно нравилось.

Как многие девочки, я еще любила рисовать модели одежды. Но, когда в итоге надо было выбирать профессию, архитектура победила мир моды. Я стала студенткой архитектурного факультета Брестского инженерно-строительного института. Должна сказать, что наши преподаватели были значимыми величинами в архитектуре на республиканском и всесоюзном уровнях, поэтому училась с интересом и увлечением.

– О каждой профессии у нас есть свое представление. Современный архитектор – это по-прежнему кульман, линейка, карандаш?

– Самое главное, как и прежде, работать головой. Неслучайно говорят, что «архитектура – застывшая музыка»: архитектору тоже необходимо иметь особые архитектурный слух и чутье.

Всегда есть определенные трения между конструктором и архитектором, потому что, образно говоря, первый живет на земле в мире точных расчетов, а второй парит в облаках, давая волю фантазии. Поэтому привычное желание конструктора – вернуть архитектора с небес на землю, в реальный мир, в котором применительно к нашим условиям еще совсем недавно нужно было давать населению как можно больше жилья по доступным ценам. При типовом строительстве уже не до «архитектурных излишеств» – мы старались соответствовать нормативам, и взаимодействие с конструкторами было проще.

Совсем по-другому выглядят взаимоотношения при работе над индивидуальным проектом. Ты даешь волю творчеству, но когда в итоге проект поступает для расчетов конструктору, трения неизбежны. Архитекторы хотят покрасивее, конструкторы – правильнее по их расчетам, чтобы укладывалось в нормативы и цену.
Архитектор – профессия творческая, человек работает по вдохновению, поэтому особенно обостренно воспринимает, когда его загоняют в определенные рамки и ему говорят, что «вот так пока делать нельзя…» К тому же необходимо выполнять поставленные планы, но только вдохновение не приходит по расписанию, поэтому приходится работать, перенося свои озарения на бумагу, в любое время суток, бросая все остальные дела.
Так что некая избранность профессии архитектор остается, хотя творческие профессии всегда были предметом и для шуток, и для непонимания особенностей мыслительного процесса.

Но, когда эти нюансы начальство и коллеги понимают, работа идет слаженно, и объекты получаются качественно.

Добавлю, что архитектор – одна из немногих профессий, которой нельзя научиться заочно, только на стационаре.

– Давно философски замечено, что в этой жизни мы все делаем меньше, чем могли бы. Но если говорить о хорошем, то чем вы гордитесь?

– Интересные проекты, несомненно, были, но дело в том, что при их воплощении строители обязательно вносят свои коррективы и очень даже большие – от первоначального замысла архитектора нередко мало что остается.
Поэтому доля неудовлетворенности есть, и, конечно, хотелось бы большего в плане индивидуальных проектов, но мне все же есть чем гордиться. Не всегда это были монументальные сооружения, но пользу они людям приносят.

Один из любимых объектов – здание «Белагропромбанка» на ул. Ленинской. Очень специфический проект, мы много работали совместно с руководством банка, чтобы он получился достойным. Есть и те, что так и остались на бумаге…

Но радуют все объекты, которые удалось воплотить, даже типовые, где приходилось менять фасады и вносить другие изменения, чтобы выполнить привязку к местности.

– Вопрос как к специалисту: что хотелось бы изменить и улучшить в Мозыре?

– Если сравнить Мозырь по старым фотографиям, то заметим, что архитекторы много сделали для города, естественно, в пределах тех возможностей, что у них были. Но всегда есть над чем работать, потому что время идет, в архитектуре меняются виды и понятия, появляются новые материалы, технологии…

В первую очередь, хотелось бы поменьше отсебятины. Не в обиду будь сказано, но над объектом больше должен работать архитектор, а не строитель.

В архитектуре сегодня разбираются все, как в футболе и воспитании чужих детей. Поэтому за каждый новый дом, особенно его покраску, критикуют архитектора. Но к раскраске домов, выбору цвета и рисунка архитекторы не всегда имеют отношение. В целях экономии строители берут краску подешевле, которая быстро выгорает, и дома теряют свой вид. Как говорится, «дорого, да мило, дешево, да гнило».

На мой взгляд, необходимо больше внимания уделять благоустройству города. Хотелось бы, чтобы у нас был ландшафт-ный архитектор – Мозырю с его уникальным рельефом такой специалист, который работает на земле в то время, как другие архитекторы работают ввысь, необходим. Сегодня можно видеть, как преобразился Гомель: там работают крепкие профессионалы-ландшафтники. У нас же пока некоторые решения у меня как специалиста вызывают вопросы.

Хорошо повлияли на городскую архитектуру различные праздники: «Дожинки», экологический форум, праздники города. Мозырь стал ярче, веселей, чище. Хотя и здесь не все получилось так, как мы намечали в своих проектах.
Мы создаем свои проекты не в кабинете по наитию. Это обязательно выезд на место, осмотр с самой высокой точки. Создается панорама, собирается множество данных, прежде чем принять решение…

– Наверняка у каждого архитектора есть личная драма: хочется стать Гауди для своего города, а на практике – чертишь «многоэтажки»…

– Мне повезло, у меня были интересные объекты. Конечно, пока учишься в институте, планов всегда много, и это справедливо для любой профессии.

Но есть и такой момент: для того чтобы реализовать себя творчески, надо чем-то жертвовать, обычно это семья, личная жизнь. И  женщинам, хранительницам семейного очага, в этой ситуации проявить себя сложнее. Для архитектуры это справедливо также: «быт заедает», и уже нет времени и сил участвовать в каких-то конкурсах, международных программах. Слежу за своими одногруппниками – реализовали себя творчески как архитекторы единицы, в основном, мужчины, и они вышли на высокий уровень. Для них архитектура так и осталась искусством, не превратившись в бизнес: они живут, пожалуй, идеальной для архитектора жизнью.

Умение реализовать себя творчески – большая удача. Архитектуру надо чувствовать как музыку, а это дано не каждому. По опыту работы могу привести множество примеров, когда у специалиста с дипломом архитектора нет, например, чувства к фасадам – этой способности сложно научить, это как «чувство земли» у летчиков.
Но нельзя сказать, что эти люди потеряны для архитектуры, у них получается хорошо работать с генпланами, а это тоже непростая работа – соединить все воедино, чтобы получилось красиво, функционально и по нормативам.
Есть такое выражение: «Кто-то играет на рояле, а кто-то рояль только таскает». То же самое происходит и в нашей профессии, но в итоге все вместе в команде мы делаем одно важное общее дело.

О себе могу сказать, что я себя реализовала и достигла поставленных целей. Наверно, потому что ставила реальные, не завышенные задачи, и семья у меня всегда стояла на первом плане.

Пожалуй, я собой довольна. Я целеустремленный человек, и, если ставлю задачу, скажем, поехать летом на Байкал и в Саяны, я ее выполняю. Сама спроектировала и построила себе дом, конечно, помогала вся семья.
Этому учу и своих детей, но любое чувство хорошо в меру: цели должны соответствовать возможностям. При неудачах не надо расстраиваться и сравнивать себя с другими, более на данный момент удачливыми. Надо просто разобрать ситуацию и вновь стараться преодолевать препятствия, но уже по новому плану.

На выходные приходят пять моих внуков, увлеклась выращиванием роз – абсолютно нет времени на скуку! Надо успеть сходить на горнолыжный комплекс, на байдарках – мыслей и планов еще море.

Нужно уметь радоваться каждому маленькому достижению, тогда придут и большие успехи, научитесь радоваться жизни, ценя каждый день, солнце, цветы, людей… Живите сейчас, не откладывайте на потом!

Дмитрий КУЛИК
Фото Сергея ШАПОВАЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *