Музейные тайны Мозыря

Любите ли вы посещать музеи? В своем родном городе на выставках часто бываете?

Итак, какие музеи есть в Мозыре, куда можно пойти всей семьей или что показать гостям? Назовем их.

Объединенный краеведческий музей (ОКМ) отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Мозырского районного исполнительного комитета сегодня включает в себя декоративно оформленный исторический центр «Мозырский замок» и краеведческий музей.

Музей народной культуры Мозырщины «Палеская веда» (ул. Комсомольская).

Музей-мастерская знаменитого мастера художника-керамиста, заслуженного деятеля искусств БССР Н.Н.Пушкаря (ул. Я.Коласа).

Выставочный зал (ул. Советская).

Музей партизанской славы в д. Романовка.

Картинная галерея художника В.А.Минейко в школе искусств (м-н Заречный). Так что есть что посмотреть и в родном городе.

О специфике работы в музее, о том, как эта профессия вошла в их жизнь, мы попросили рассказать главного хранителя фондов ОКМ Галину Степановну УЛЬЯНСКУЮ и старшего научного сотрудника ОКМ Виталину Талибжановну САЙФУТДИНОВУ.

– Согласно шкале стрессов, оказывается, самые спокойные профессии на земле – музейщик и библиотекарь. Как вы оказались в этой профессии?

Галина Ульянская

Галина Ульянская

Г.У. Я оказалась случайно. Сначала работала в библиотеке, потом перешла в краеведческий музей, когда там в 1994 г. экспозиция в зале археологии создавалась. Начала работу, втянулась. А окончив вуз и школу музеелогии при Институте культуры Беларуси (тогда БелИПК) по специальности «Музеевед», поняла, что это мое. Вот уже более 20 лет работаю. Не жалею, мне нравится. Ничего другого уже и не представляю.

Виталина САЙФУТДИНОВА

Виталина САЙФУТДИНОВА

В.С. После окончания факультета русского языка и литературы Уральского государственного педагогического университета я вернулась домой в Мозырь. В 90-е годы не так легко было трудоустроиться. Моя мама в то время работала в музее, она и предложила мне прийти сюда, пока не найду что-то более доходное и престижное. Сначала я работала как музейный педагог, проводила музейные занятия. Потом работала в разных отделах музея, пока не начал создаваться музей народной культуры Мозырщины «Палеская веда». Этот процесс меня захватил.

– Чем же эта работа увлекательна? Вы помните первые предметы, которые привлекли ваше внимание?

Г.У. Ты всегда находишься в окружении старинных предметов, которые кажутся мало интересными, но это только на первый взгляд. Когда начинаешь их изучать, глубже присматриваться, кому они могли принадлежать, это увлекает.

В.С. Те, кто работает в музее, могут работать с предметами, не доступными для других. Брать их в руки, изучать «от» и «до», контактировать с ними. Как сейчас, помню время, когда монтировалась археологическая экспозиция, и найденные предметы лежали на полу. Я испытала своего рода потрясение, когда впервые в жизни взяла в руки каменный топор. На нем были нанесены насечки. Археолог, который создавал экспозицию, рассказал возможную историю этого топора. В истории много загадок.

– В какой момент вы поняли, что это именно ваше призвание?

В.С. Я поняла, что не уйду из этой профессии, когда создавалась «Палеская веда», это 1998-1999 гг. Очень важно, когда у человека, который приходит в профессию, есть наставник, который закладывает основы, дает направление развития. Таким наставником для меня стала Алла Борисовна Сташкевич, которая сейчас работает начальником отдела научно-методического обеспечения по охране историко-культурного наследия института культуры Беларуси. Ею создана эта уникальная научная концепция под названием «Палеская веда». Она научила меня смотреть на вещи, явления глубоко. Музейщик смотрит на предметы по-другому. Для него каждая вещь имеет практическое и символическое, ритуальное значение, он видит, что ей предшествовало много веков истории, человеческого опыта, культуры. Работая над какой-то экспозицией, выставкой, изучая определенную тему, узнаешь очень много. Получив такие знания, опыт, уже жалко все это бросить.

Г.У. Я училась и перенимала опыт у главных хранителей и сотрудников Гомельского областного музея и минских музеев.

В.С. Надо отдать должное и бывшему директору Мозырского ОКМ Инне Ивановне Васильковой, которая вложила в нас этот интерес, сделала все для того, чтобы мы учились. Мы постоянно участвовали в каких-то семинарах, ездили на курсы, а это обмен опытом, постоянный профессиональный рост. При ней изучение и описание музейных предметов стало более грамотным, научным. Ведь музей был открыт в 1949 г., и порой в книгах учета подробного описания предметов не было, только их названия.

– Что самое важное в вашей работе?

Г.У. В моей работе основное это комплектование, учет, хранение и изучение объектов наследия, т.е. музейных предметов, которые поступают в фонды. Формы комплектования музейных фондов разнообразны (закупка коллекций или отдельных предметов, передача, дарение). Количество предметов основного фонда МОКМ составляет 28 тысяч и вспомогательного – 17 тысяч. То, что вы видите в экспозиции, – 5%. Все остальное хранится в фондохранилище. И за это все отвечает главный хранитель фондов. Каждый предмет должен быть учтен, грамотно описан, юридически защищен. Он никуда не должен исчезнуть. Главный хранитель выдает предметы для выставок и потом забирает. Основной фонд – это те предметы, которые должны храниться вечно, передаваясь из поколения в поколение, они составляют музейный фонд Республики Беларусь. Должны создаваться определенные условия для их хранения, экспонирования, изучения. Хранитель все это контролирует.

– Такая важная миссия у вас – сохранить для истории…

Г.У. Миссия на самом деле важная. Хранитель несет большую ответственность, в том числе юридическую. На этом и строится вся музейная работа.

В.С. Задача музеев – это сбор, сохранение и демонстрация музейных предметов широкой публике. Если хранитель хранит предметы, то научные сотрудники их собирают, изучают и работают с ними. Мы выезжаем в экспедиции, либо кто-то приносит предмет в дар музею, либо покупаем его у населения. Изучение музейных фондов включает атрибуцию, классификацию, систематизацию и интерпретацию музейного предмета. Мы должны этот предмет изучить со всех сторон, до мельчайших подробностей, и сделать его документальное описание.

Другая функция научного сотрудника – создание выставок из имеющихся предметов. Это временные либо стационарные постоянно действующие экспозиции, как в «Палескай ве-дзе». Проводим на базе экспозиций экскурсии, лекции и т.п. Пишем научные статьи, участвуем в научных конференциях и организуем их, проводим различные мероприятия для посетителей.

– Ваша профессия чему вас научила? Какие качества появились благодаря ей?

Г.У. Скрупулезности, определенности, упорядоченности и точности в работе и в жизни.

В.С. Пока ты в эту профессию не попадешь, пока не поработаешь, понять это сложно. Я сама прошла путь от непонимания и неприятия традиционной культуры, которая мне была безразлична до того, как я пришла работать в музей. Хотя моя бабушка была родом с Полесья и много мне рассказывала о традиционных обрядах и ритуалах, но я тогда была ребенком и не понимала всей ценности ее воспоминаний, о чем сейчас жалею. Только придя в музей, начинаешь понимать, что ты – часть единого целого. Жизнь была до тебя и будет после тебя. Была культура до тебя и будет после тебя. Но какой? Как ты это все сохранишь? И что ты передашь? От тебя зависит очень многое.

Придя в музей, я осознала, насколько богата, интересна, уникальна белорусская культура. Теперь, когда люди приходят на экскурсию, я имею возможность это рассказать. Только этого мало. Хочется, чтобы уже с детства у белорусов были наставники, которые бы объясняли, что национальная культура – это важная часть их жизни.
Мне очень нравится участвовать в экспедициях, хотя это непросто. Это поездка, где ты находишься в непривычных условиях. Благодаря экспедициям из проекта «Путями А.К.Сержпутовского» я приобрела огромный опыт. Там ты общаешься с носителями традиционной культуры и имеешь возможность найти уникальные предметы для музея. Как правило, это пожилые люди, и ты понимаешь, что их знания, опыт и предметы, которые их окружают, уходят вместе с ними. И как подробно мы бы ни старались все записать, охватить сразу все нереально. Бывает по-настоящему жалко, когда приезжаешь, а тебе говорят: «Вот приехали бы вы на 2 года раньше. А сейчас этого уже нет…»

– Что вы находите особенно ценным в музейных сокровищах Мозырщины, что нужно было бы непременно сохранить для потомков?

В.С. Очень хотелось бы достичь такого уровня отношения к своим традициям, как это у наших зарубежных соседей. В Латвии, например, если коллектив хочет танцевать народный танец, он обязан иметь фольклорный костюм (либо его точную реплику) именно того региона, откуда танец, причем, чтобы соответствие было полным, вплоть до цвета завязок на обуви. И для этого есть специальные кураторы, которые досконально изучают каждый регион страны. Там популярно все, что связано с традиционной культурой. Престижно надевать фольклорный костюм на народные фесты. Вот у нас этого практически нет, к сожалению. Есть группы энтузиастов, но их мало. Был период, когда люди так стремились к городской, урбанизированной, современной культуре, что отвергали традиции, и теперь между городской культурой и традиционной большая дистанция. А часто сами носители традиционной культуры, сельские жители, не понимают ценности того, что у них есть. Как в той пословице: «Что имеем – не храним, потерявши – плачем».

– Назовите самые яркие события последнего времени в музейной сфере, свидетелями которых вы стали.

В.С. Мы участвовали в 1-м национальном форуме «Музеи Беларуси», который проходил в Гродно в 2012 г., а также во 2-м форуме, проходившем в Гомеле в 2014 г. Все крупные музеи страны представляли свои экспозиции, интерактивные программы, семинары, мастер-классы, тренинги, и можно было получить новые знания о самых прогрессивных достижениях в музейной сфере.

Что касается нашей работы здесь, на месте, то это акция «Ночь музеев», которая проходит уже на протяжении 3 лет, и создание резиденции Деда Мороза в историческом центре «Мозырский замок». Приятно, что наша резиденция пользуется популярностью у школьников со всей Гомельской области.

Г.У. Фестиваль этнокультурных традиций «Зов Полесья», на котором мозырский музей представлял свою выставку и участвовал в этом празднике.

– Как вы думаете, за интерактивными выставками, которые все более популярны в современном мире, есть будущее музеев?

В.С. Я – за интерактив. Мне нравится, как в музее-мастерской Н.Н.Пушкаря после экскурсии и знакомства с жизнью и творчеством знаменитого художника-керамиста проводят мастер-класс по работе с глиной, и каждый посетитель может попробовать что-то сделать своими руками. Это я принимаю. А если ради того, чтоб просто привлечь посетителей, используют что-то не совсем музейное, то это не совсем правильно. Хотелось бы, чтобы люди ценили свою культуру, историю, традиции прежде всего, чтобы у них была потребность приходить в музей, чтобы получить новые знания и эмоции, а не только чтобы развлечься.

– Что вам приносит удовлетворение в работе, придает смысл всей деятельности?

Г.У. Осознание того, что твой труд не напрасен. Его результатами будут пользоваться следующие поколения. Испытываешь радость, когда в фонды поступает какой-то редкий или даже уникальный предмет. Приятно, когда коллекциями интересуются коллеги из крупных национальных музеев, Национальной академии наук Беларуси.

В.С. Когда выставка получается так, как ты задумал. Очень приятно видеть на выставках предметы, которые прошли через твои руки: ты их нашел, изучил, и сейчас их смогут увидеть люди. Приятно, когда приходят посетители на экскурсию не формально, а действительно интересуясь. Задают вопросы, их что-то затрагивает. Когда у них меняется отношение, мировоззрение… Каждый сотрудник музея получает от этого большое удовлетворение.

– Чего хотелось бы пожелать?

Г.У. Для сохранности музейных фондов важнейшим фактором является режим хранения, складывающийся из различных составляющих (температурно-влажностный и световой режим, борьба с загрязнением воздуха и др.). И очень хотелось бы приобрести специальное оборудование для фондохранилища, чтобы у нас было открытое хранение музейных предметов, доступное широкой публике. Фонд у нас богатый, и есть что показать.

В.С. Хотелось бы модернизировать экспозиции наших музеев, поднять на уровень сегодняшнего дня. К примеру, экспозиция «Археология» создавалась в 1994 г., «Палеская веда» – в 1999 г. За это время появились новые музейные технологии, благодаря которым музей может выглядеть всегда современно. Мы уже столько в себя впитали за время работы, что хотелось бы поделиться опытом с другими. А еще хотелось бы пожелать, чтобы посещение музеев, библиотек, театров, выставок стало естественной культурной потребностью жителей нашего города и района, вошло в привычку. Приходите в музей чаще!

…Чего мы еще не коснулись? Конечно же, тайн. У каждого города есть свои тайны. Так вот, говорят, что в музее на Замковой горе живет привидение. Гора эта столько видела на своем веку! Это исторический центр древнего Мозыря. За всю его 860-летнюю историю здесь было столько войн и пожаров, интриг, побед и торжества! Поэтому не удивительно, что сотрудники музея чувствуют присутствие кого-то постороннего в здании. Или это только фантазии? А еще в археологической экспозиции музея есть каменный крест, который был найден в 1990-е гг. на Замковой горе. Есть версия, что он изготовлен из языческого идола, но он необычен еще и тем, что на нем появилось влажное пятно. При этом все остальные экспонаты остаются совершенно сухими. Пока никто не смог объяснить это явление.

Ирина АЛЕНИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *