Сегодня до дна, завтра до дна – осталась худая избушка одна…

«Выпьем?» – «Выпьем». – «А деньги где?» – «А шапка-то у тебя на что?»

Вместо пролога

Кто вино любит, тот сам себя губит

Очередное заседание рабочей группы Мозырского райисполкома по работе с лицами, ведущими асоциальный образ жизни, проходило в Осовецком сельском Совете. Еще издали, при подъезде к местному Дому культуры, где должна была состояться эта встреча, обратила внимание на группу людей в окружении сотрудников милиции. Это и были те, кому все на свете заслонил хмельной угар, кто выпал – по собственной воле! – из общей жизненной колеи, кто разменял на чарку все: собственную судьбу, детей, работу, уважение сельчан, здоровье, заботу о родителях… В душе я испытывала двойное чувство: Бог мой, как низко может пасть человек в моральном плане, поставить на себе как на личности крест, растерять в одночасье то ценное, что, несомненно, было когда-то в каждом из них – у кого-то больше, у кого-то меньше, но ведь было! Например, умение что-то хорошее делать. Желание выполнять работу. Любую. Даже самую непростую: трудиться скотником, слесарем, полеводом, строителем, разнорабочим или просто сидеть дома, если речь идет о женщине, отдавая себя всю – до остатка, до последней клеточки – своим малышам, с гордостью говоря землякам: «Моя профессия – мама!»
Сегодня все это хорошее кануло в Лету, разбилось вдребезги о рюмку, покатилось с горы в трын-траву… Сегодня их, падших, обходят стороной односельчане: стыдно признаться, кто когда-то с этим человеком дружен был… Теперь тех, кто живет по принципу: «Сегодня до дна, завтра до дна – осталась худая избушка одна», – не берут на работу в местное хозяйство – никем! А кому ж пьяницы нужны? Сегодня у тех, кто с вином поводился, государство забирает детей – не до них горе-родителям, другая забота оскудевший ум гложет: за что бы выпить? Сегодня у этих людей отсутствует простое чувство стыда: да, докатился я – дальше некуда! – хоть село стороной обходи!

Я смотрела на их испитые, темные лица и думала: эти строчки гениального Владимира Высоцкого – об этой отвергнувшей разумную жизнь братии: «Ой, где был я вчера – не найду днем с огнем! Только помню, что стены – с обоями, – и осталось лицо – и побои на нем, – ну куда теперь выйти с побоями?» Вышли. На встречу с рабочей группой, которую возглавлял председатель Мозырского районного Совета депутатов Сергей Александрович ГВОЗДЬ. В ее составе – начальник ГРОЧС полковник Александр Сергеевич ЧИГЕР, начальник РОВД подполковник Виктор Николаевич ГОНЧАРОВ, представители различных государственных структур. «Эти люди, злоупотребляющие спиртным, представляют угрозу для общества, ибо каждое третье преступление совершается на почве алкогольного опьянения», – открывая встречу, подчеркнул глава представительной власти района. Обращаясь к тем, кого в зал доставила милиция, Сергей Александрович Гвоздь сказал: «Сегодня может решиться ваша судьба, потому что все это серьезно». Те же, к которым были обращены эти слова, сидели с безучастными лицами, отстраненным взглядом, словно речь шла не о них. И впрямь, на пьяном шапки не направляешься…

рабочая группа Мозырского райисполкома по работе с лицами, ведущими асоциальный образ жизни в Осовецком сельском Совете

Только водка на троих, только пика с червой, комом все блины мои, а не только первый…

Живет в д. Глиница по ул. Белобережской, 35 одна семейка, резонанс о которой – плохой, негативный – идет по всей округе. А касается он, прежде всего, самой четы – Татьяны Михайловны и Анатолия Михайловича Чирич – людей еще совсем не старых – обоим по 50 лет, но имеющих довольно большой опыт потребления спиртного и тунеядства. Это о них сказано: «А наш притончик гонит самогончик… Ни-кто, ребята, не поставит нам заслончик… И пусть шмонают опера, мы пьем с утра и до утра – вагончик жизни покатился под уклончик…» Из-за беспробудного пьянства родителей младшую дочь, 2001 г.р., определили в приют: там девочке будет гораздо лучше, чем дома. Сын – в спецшколе: плохое жизненное начало! Но это нисколько не опечалило родителей: пьяному – море по колено, все трын-трава… Такой исход дела для мужа и жены Чирич только спасение: пей себе теперь с утра и до ночи, без детей жить – себе в удовольствие пить! Одним словом, в жизни Татьяны Михайловны и Анатолия Михайловича даже после такого исхода ничего не изменилось: вино беду творит! В доме – сплошная грязь, все в запущенном состоянии: не до порядка мужу и жене! У них в голове иная мысль бродит, покоя не дает: за что бы снова достать хмельного? Как говорит русская пословица, пил всю ночь, пока была мочь. Да, сладок мед, да не горстью его; горько вино, да не лишиться б его! Где деньги на спиртное берут супруги-пьяницы? Подработкой у сельчан. Кто ж таких работничков в штат возьмет? У них одна страсть: налиться спиртным, ровно клюковка, натянуться, как губка, – хоть выжми! На заседание рабочей группы Анатолий Чирич не явился: пьянствовал. Его жена – с одного взгляда понимаешь, кто перед тобой, – после бурного похмелья не совсем понимала, что от нее хотят. Забрали дочь? Как говорится, баба с возу – коню легче, иными словами, забот будет меньше. В доме не на чем еду приготовить, ибо газа нет, – не беда! «Мы мало едим, да много пьем!» – улыбается Татьяна Михайловна. Почему не работаем с мужем? От работы, как известно, радости мало, а вот винцо веселит… Вердикт по мужу и жене Чирич был такой: он получает предупреждение за неявку на заседание рабочей группы, в течение двух недель проходит лечение в наркологическом диспансере, затем трудоустраивается. Не сделает этого – отправится в ЛТП. Такая жизненная схема разработана и для Татьяны Михайловны. Не возьмется за ум – уедет туда же: государству денежки возвращать надо за воспитание детей, а для этого трудиться следует, чего эта женщина боится больше всего на свете. Как говорится, кто не упивается вином, тот крепок умом. А пока прямо из Дома культуры Татьяна Чирич отправится в наркологическое отделение – мозги просветлять, чтобы затем за ум взяться. Но будет ли так? Дай-то Бог!

рабочая группа Мозырского райисполкома по работе с лицами, ведущими асоциальный образ жизни в Осовецком сельском Совете

Сколько лет, сколько лет – все одно и то же: денег нет, дома нет да и быть не может…

А вот еще один «известный» в Осовце гражданин – дурной славой о себе – Григорий Викторович  Васкевич, 1965 г.р. Зарегистрирован он в д. Глиница по ул. В. Хоружей, 25. О, если бы вы увидели это жилье! Бурьяном все вокруг поросло – для дикого зверя убежище, но никак не для человека. Света нет, газа – тоже. Только данный гражданин по этому поводу не печалится: ему постель – под любым кустиком. Сегодня я здесь, а завтра я там… А еще – друзья по чарке выручат. А веселит душу бродяге водочка… Как в народном фольклоре:
– Тит, поди молотить горох!
– Брюхо болит!
– Тит, иди вино пить!
– Ох, дай оболокусь да как-нибудь доволокусь…
Так и с гражданином Васкевичем: к работе руки не лежат, а чарку хорошо держат. Жил-был долгое время Григорий Викторович без паспорта: а зачем он ему? В природных гостиницах его не спрашивают. Местная власть этот вопрос уладила: поезжай, Викторович, в город, забирай документ!
– А за что я поеду? – возмутился он.
– Так заработай, устройся на работу…
– Эко что придумали! По мне уж лучше без документа, чем с работой жить…
Григорий Васкевич сегодня вместе с другими, такими, как он, алкоголиками и тунеядцами, отправится в наркологический диспансер. Если после этого не изменится – ждет его дорога дальняя и окошечко в решеточку…
А вот предстала перед рабочей группой еще одна горе-чета – Александр Гуненко, 1990 г.р., с сожительницей Ириной Данилович, 1985 г.р. Своего дома женщина не имеет, а потому ютится в доме своего друга по похмелью, который, к слову, перебрался в дом матери, отбывающей срок в тюрьме. За пьянство и тунеядство оба неоднократно привлекались к административной ответственности, но, видать, права пословица: «Сегодня пьян – не велик изъян. И завтра пьян – не велик изъян. И послезавтра – тоже…» Ирину Петровну взяли в хозяйство на работу, да только она этим не дорожит: пьет да прогуливает. 25-летний мужчина на вопрос: «Как вы видите свою судьбу в дальнейшем?» – глазом не моргнув, отвечает: «Поживем – увидим…» О работе Александр Гуненко и слышать не желает: душа другого просит, к другому тянется… Вино, говорит, меня крепит… Сожительница Ирина Данилович под стать своему ухажеру. Имея дочь Ольгу, 2003 г.р., она родительскими заботами себя не утруждает: ей ворона в глаз клюет, а она и носом не ведет… Забрали от такой горе-матери девочку, только Ирина Петровна не кручинится: по-прежнему пьет, курит да бездельничает. До дочери какое дело ей? Об Оленьке педагоги так говорят: замечательная девочка! Она и поет, и стихи читает, только из чистого и уютного казенного дома девочка все равно хочет к маме вернуться… Как все дети. Вот только беда какая: маме не до Оленьки! Жилья своего, напомним, женщина не имеет, вот и держится всей силой за молодого сожителя – вместе веселее рюмку поднимать! Что по этим людям решила комиссия? Оба отправятся сегодня в наркологический диспансер. На вопрос: «Закодироваться согласны?» – в один голос ответили: «Согласны!» Может, поймут, наконец, Александр Гуненко и Ирина Данилович, что пить – последний ум пропить? Известно: горя вином не зальешь, а радость пропьешь. Дай-то Бог, чтоб поняли.

Спасибо тому зеленому кувшину, что развел мою кручину…

В д. Глиница по ул. Белобережской, 50 живет Виктор Григорьевич Радовня, 1972 г.р. Был этот человек в ЛТП, но за ум не взялся: тянет его по-прежнему к чарке. А ведь руки у Виктора Григорьевича золотые. Летом 2014 года он работал в хозяйстве на комбайне, был помощником. Вместе с напарником в лидеры вышел, заработал 12 миллионов рублей за сезон – чем не хорошее подспорье для многодетной семьи? Окончилась жатва, и Виктор Григорьевич снова взялся за старое: выпивать, дома скандалы устраивать… Звонок участковому из дома Радовни от жены мог поступить и в 3.00, и в 5.00: спасите, заберите распоясавшегося мужа! Спасали. Забирали. Уже раз 20. Столько этот человек к административной ответственности привлекался, а ему все нипочем.

– Почему бы вам не следовать примеру других механизаторов, тех, кому за хороший труд руку жмут? – спросили члены рабочей группы у Виктора Григорьевича. В ответ – ни слова. В семье Радовни, а здесь воспитываются четверо детей, привыкли уже к скандалам. Не изменит своего поведения хозяин дома, ждет его незавидная участь. Сможет ли он побороть свою страсть к скандалам и чарке – время покажет. Дай-то Бог, чтоб смог!

Геннадию Ивановичу Сенько – 52 года. Живет он в д. Осовец по ул. Комсомольской, 5. Работать данный гражданин категорически отказывается: не люблю, говорит, я это дело. А вот пить он всегда готов. Принцип у Геннадия Сенько таков: не пить, так и на свете не жить. За счет чего рюмку поднимает? Сельчанам помогает по хозяйству: без денежки, известное дело, никто не нальет. Решение по гражданину Сенько принято такое: две недели принудительного лечения от алкоголизма, затем трудоустроиться. В обратном случае ждут Геннадия Ивановича дальняя дорога и казенный дом.

Об Олеге Васильевиче Фелисенко из д. Осовец, 1965 г.р., сельчане знают, ох, как много: любитель хмельного и бранных слов, тунеядец. Несколько раз его дом посещала смотровая комиссия, но на замечания Олег Васильевич не реагирует, ведет себя вызывающе, матерный его словарь при этом используется сполна. Отправится сегодня в Мозырь и он – на лечение.

Столько лет выпивал – за чаркой старался, – мог скопить капитал, ну,  а я спивался…

Живет без регистрации в д. Передрейка нарушительница общественного порядка Анжела Михайловна Маковкина, 1976 г.р. С виду она – белая и пушистая, как говорят, а по сути – бродяга, пьяница и тунеядка. Только представьте: эта женщина – трижды судимая! Детей от этой горе-матери забрало государство, да только ей этого и надо: переходит теперь Анжела Маковкина от одного сожителя к другому – кто больше нальет! По пьяни женщина один дом уже сожгла дотла. Где Анжела повернется, там все бедой обернется. А что другого от нее ждать, коль живет Анжела Михайловна по принципу: из полуведра, да не чарочкой, а в припадочку… Известно же: много вина пить – горю быть. Решение по данной гражданке принято такое: депортировать в Российскую Федерацию, на родину. А как же последний сожитель Анжелы Маковкиной, что с ним будет?

Александр Зданевич, 1970 г.р., проживает в пустующем доме по договоренности. И по-прежнему пьет. И по-прежнему не работает. Когда у тех, кто находился в зале, спросили: «Кто-нибудь согласен взять Александра Зданевича на поруки?» – с места никто не поднялся… А потому он повторит судьбу своих земляков, доставленных в сельский Дом культуры милицией: наркология, трудоустройство, в обратном случае – ЛТП.
А вот еще один характерный типаж из Осовца. Александру Галицкому – 24 года. Несмотря на свой нежный возраст, он – отец троих детей. В этом деле Александр Николаевич весьма преуспел, чего не скажешь об остальном. Кодировался. Несколько раз. Срывался. Снова кодировался. Снова срывался. И живет этот молодой папаша исключительно за счет детского пособия. 4-летнего ребенка эта семья в детский сад не водит: зачем платить деньги, ведь они, сами понимаете, на что нужны… В зале сидел отец Александра, сгорая от стыда за сына: где и когда просмотрел его? Это серьезное обстоятельство, должна сказать, нисколько не смутило отпрыска… Эх, знать бы молодому Галицкому, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Поэтому выбор теперь у Александра такой: или бросить пить, за разум взяться, или отправиться в ЛТП. Третьего не дано.

Вместо эпилога

Чарку пить – здорову быть, повторить – ум развеселить, утроить – ум устроить, много пить – беде быть

Эта русская пословица и есть главная мораль. Придержатся ли ее те, о ком я сказала выше? В который раз повторяю: дай-то Бог! Главное в том, что каждому из этих падших в нравственном плане людей была протянута рука помощи: хватайся за новую жизнь, как утопающий в море – за спасательный круг! В этот день из Осовецкого сельского Совета в наркологическое отделение уехали 6 человек. Возвратятся домой они через две недели – конечно, посвежевшие, отдохнувшие от хмельного угара. Если после этого они возьмутся за старое – небо в клеточку им покажется… А если хватит сил устоять перед жизненной пропастью, в которую непременно свалишься, коль будет «кубок на кубок, и ковш вверх дном», то реалии этим людям откроются иные – будет работа, будет иная забота. Тогда Савелья не будет ломать с похмелья. Дай-то Бог!

Лариса ЧЕРНАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *