«Мы с тобой, сестра, еще станцуем…»

Я не напрасно беспокоюсь, чтоб не забылась та война: ведь эта память – наша совесть. Она, как сила, нам нужна…
Ю. ВОРОНОВ

Этот дом Анна Севастьяновна КРУПА построила сама. Без преувеличения, наравне со здоровыми мужиками таскала тяжелые балки. Мечталось, как долго и счастливо здесь, в Крушниках, будет жить ее семья. Сегодня в деревне осталось всего несколько десятков домов – людей и того меньше. Маленькое, без перспективы, село. Вот и Анна Севастьяновна в город переехала – в квартиру к дочке. Но, как только потеплело, попросила у родных: «Завезите меня, пожалуйста, домой». Здесь по возможности планирует провести все лето. Признается, что по-другому не может: «Снятся Крушники, хата, в которой всю жизнь прожила». Привязана очень к родной деревне наша сегодняшняя собеседница, но все-таки в разговоре с нами немного лукавит – до того, как был построен новый дом, женщина прожила еще одну жизнь. Сложную. Многое из того времени запомнилось. Героиня нашего материала вспоминает годы, которые остались позади, с волнением. Между тем, несмотря на почтенный возраст, в воспоминаниях не путается – рассказывает о своей военной юности долго, честно, в подробностях. Слушаешь и диву даешься: откуда в этой худенькой, невысокого роста старушке столько воли к жизни, столько силы духа, благодарности всему, что в жизни ее происходило…
Анна Севастьяновна КРУПА

«Гудели самолеты глухо»

– Так получилось, что сестра с мужем еще до войны уехали жить в Казахстан. А у нее там ни родных, ни знакомых – совершенно одна. Долго звала меня к себе – одиноко ей там было. Приехал ее муж и забрал меня. Уже там, в Казахстане, поступила в медучилище. Помню, на вступительном экзамене удивила приемную комиссию своим отличным белорусским. Я ж на родном языке даже анатомию отвечала – заслушаться можно было. Проучилась в этом учебном заведении два года, а в феврале на третьем году обучение неожиданно закончилось – нас отправили на фронт. Я была молодой девчонкой и, если честно, мало что понимала. Посадили нас в товарный поезд. Никто не знал, что меня увозят, да я и сама готова к той поездке не была. Доехали до станции Лихая (никогда не забуду это название!) – началась первая в моей жизни бомбежка. Старший политрук дал команду: «Выходи! Ложись!» Я-то вышла, а вот ложиться не торопилась. Думала, что смогу еще дальше от этого страшного места убежать. Вижу, впереди какая-то будка стоит, а за ней – речка. Я в это строение и забежала. Ту картину, которую увидела, когда нас собрали, часто вспоминаю… Руки-ноги по земле разбросаны, кто-то стонет, кто-то в голос кричит. Такое вот боевое крещение. Тогда впервые поняла, куда еду, и что такое война. И, знаете, такая ненависть во мне поднялась, такая страшная злоба на Гитлера проклятого. Казалось, если бы его увидела, собственными бы руками убила…

 

«Я вновь в пути. Уже в который раз»

– Всех собрали: живых отправили санитарным поездом в Новочеркасск. Потом Минеральные Воды, Георгиевск, Ессентуки, Баку, Махачкала, Ашхабад. Везде бомбили… Однажды разбили госпиталь в 12 километрах от линии фронта. Начальника госпиталя фамилия была Меделье. Порядочный был мужчина, умный, интеллигентный. Учил нас, медсестер: «Все силы больным отдайте – все вам вернется. Для них сейчас главное – ваше внимание. А любовь и уважение помогут больше лекарств!» Мы и учились… Бывало, привезут раненых – человек сто. Все стонут, кричат, просят помощи. Каждому солдатику стараешься доброе слово сказать, поддержать как-то, ободрить, чтобы затем услышать: «Мы, сестра, с тобой еще станцуем…» Все медсестры добрыми были, милыми. Солдат один был – Ванькой звали. Все говорил мне: «Останусь жив – заберу тебя с собой». А я все забыла – вернулась потом домой, вышла замуж…

После Баку переехали в Махачкалу, оттуда пересели на корабль и – в Ашхабад. Там я долго пробыла, канализацию начали проводить, и тут снова новость – опять на фронт едем. А меня еще как раз в ногу ранило. Ну вот все поехали, а я и осталась. Провалялась в больнице, а потом вернулась к сестре в Казахстан – в распоряжение местного военкомата. Ждала вызова – это был ноябрь 1944 года. Какое-то время работала в местной больнице. И тут неожиданно: война закончилась! Ох, какое это счастье было! На какое-то мгновенье показалось, что земля из-под ног уходит. Но знаете, какой была первая мысль, когда узнала, что война закончилась? Наконец-то домой поеду! Все военные годы каждую ночь мне снилась родная деревня. Закрою глаза, а там тропинки-дорожки возле хаты родной. Счастье после такого перерыва увидеть отчий дом. В тот момент я это отчетливо поняла…

 

«За все спасибо говорю!»

– С мужем знакома была с самого детства – вместе учились. Поженились уже после войны, деток родили. Он работал директором школы, я – учительницей. Дружно жили. Но бывали и ссоры. Я активная была, порядок любила. Старалась, чтобы дома чисто и уютно было. Попрошу мужа что-то сделать, а он планы пишет. Все обещает: «Сейчас, подожди. Успеется еще!» А я злюсь – вспыльчивая была. За моим темпом трудно угнаться. Из-за этого конфликты случались. Но, вообще, с мужем мне повезло – хороший, добрый человек мне попался, непьющий. Пережила я его. Многих пережила – и подруг, и родственников. Бога благодарю за жизнь. Часто думаю о своем долголетии. В чем причина? Может быть, в том, что я никогда никому ничего не жалела? Всегда стараюсь помочь окружающим. Кому-то что-то нужно? Пожалуйста! Нужно отдавать людям – это такой закон жизни. Вот я ему и следовала. Говорят еще, что если человек хочет прожить много лет, должен быть спокойным и тихим. Это не про меня. Я спокойной никогда не была. Так что в это не верю. Спасибо еще за все говорю. Каждому. Даже неудачам в жизни. Случилось что-то плохое? Ну что ж, нужно это принять и учиться жить дальше. Еще по жизни оптимистка я. Что бы ни случилось, верю в лучшее. Может, поэтому и убереглась во время войны? О страшном даже тогда думать не хотелось. День Победы всегда отмечаю – для меня это очень важно. Пожелать бы хотелось всем людям, особенно молодым, которые только-только жить начинают, мира и добра. Пусть о войне только из книжек узнают. Сейчас молодежь совсем другая – много равнодушных. Но все-таки… Помнить нужно все то, что пережили ваши деды да прадеды. Для того чтобы не повторять чужих ошибок. А то расплачиваться за них должны будут ваши дети. Пусть на всей земле будет мир!

Юлия ПРАШКОВИЧ
Фото Сергея ШАПОВАЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *