«После Сталинграда было уже не страшно»

С момента окончания Великой Отечественной войны прошло 70 лет. Многое стерлось из памяти, но только не артиллерийская канонада, не вой истребителей, не дававших покоя ни днем, ни ночью…

Герою моего материала на момент начала войны было всего 15 лет. По нынешним меркам, ребенок еще. Современные подростки воюют понарошку, держа в руке не боевое оружие, а компьютерную мышку. Пусть лучше так, чем реальные войны… Но многим ребятам, чье отрочество пришлось на сороковые годы прошлого века, довелось участвовать в боях за освобождение Родины. Они твердо верили, что Родина выбрала их, а повзрослеть еще успеется.

Виктор Сузько ветеранВиктор Иванович СУЗЬКО живет со своей супругой в доме на берегу Припяти. На этом месте чуть меньше 100 лет назад обосновались его родители. Отец был родом из д. Козенки, воевал на Первой мировой войне. Тогда, участвуя в боях на территории Украины, познакомился с местной девушкой и привез ее в Мозырь как жену. Было это в 1918 году. Купили дом, вернее, как говорит Виктор Иванович, «самую страшную халупу», и стали потихоньку обживаться. Родилось трое детей: старшая девочка, средний сын, он же мой собеседник, и младший сын.

В 1937 году отца арестовали. «Тяжелые были годы, – вспоминает Виктор Иванович. – Жили впроголодь. Мать была совсем неграмотная, даже расписываться не умела. Я плохо учился, школу прогуливал. Безотцовщина».

Когда началась война, Виктору Ивановичу было 15 лет с половиной. Многие школьники его возраста стремились попасть на фронт. «А в военкомате с нами никто даже разговаривать не хотел», – говорит ветеран. Тем временем угроза нависла и над Мозырем. Подростки записались в народное ополчение: патрулировали улицы в качестве дружинников.

– Запомнилось, как однажды нас всех собрали ночью и повели на станцию Мозырь. Там была нефтебаза, прямо у реки, а чуть выше – железная дорога. Немец был уже близко к городу, нефтепродукты надо эвакуировать. Построили нас, человек 100-150, в два ряда, и мы по цепочке передавали ведра с бензином: наполняли железнодорожную цистерну, – рассказывает Виктор Иванович.

Когда война загрохотала под самым городом, железнодорожный мост взорвали. У юных дружинников забрали винтовки: на солдат подростки-«доходяги» были мало похожи. Примерно в то время Виктор Иванович познакомился с группой командированных в город военных. И ушел с ними, оставив семью в городе. Пешком они дошли до Днепра, переправились через реку и подошли к линии обороны. Военные командиры приказали парню ехать в районный центр, где его эвакуируют. На просьбу взять его в бойцы Красной Армии ответили отказом: возраст неподходящий. Пришлось ехать в райцентр. В штабе дивизии расспросили, мол, кто такой, откуда пришел. Собирались было эвакуировать, но Виктор смог убедить военных начальников: не для того он такой долгий путь прошел, чтобы ехать в тыл.

– Уговорил: зачислили меня в комендантский взвод штаба. Обмундирования не выдали – не было в наличии. Только гимнастерку дали. А потом штаб дивизии попал в окружение. Выходили из него примерно суток 20-25. Шли по ночам по компасу, перешли линию обороны на Полтавщине. Там из-за окружения такая неразбериха была, многие документы потерялись, так что формально я и не был зачислен в армию. Затем уже всех заново переписали. Выдали обмундирование, шинели, оружие и отправили рыть окопы. Мы отступали. Во время построения меня заметил командир батальона. А я мало того что несовершеннолетний, так еще и выглядел, мягко говоря, не очень хорошо: время было голодное. Командир приказал забрать у меня винтовку и отправить попутным транспортом в штаб полка. «Нечего детям воевать», – так объяснил. В штабе вновь пришлось убеждать, что я готов остаться.

И снова Виктор Иванович добился своего. Попал в автороту водителем. Его миссией было перевозить боеприпасы, продовольствие, людей. Работал вместе с опытным напарником, который обучал юношу тонкостям водительского дела в условиях войны. В одном из заданий, на Северском Донце, в районе города Изюм, автоколонна попала под обстрел: напарник был ранен, машина повреждена. Но юному солдату удалось доставить груз и своего товарища до места назначения. После такого боевого крещения к нему уже не относились как к мальчишке. Это была ранняя весна 1942 года.

…57-я армия Юго-Западного фронта, бойцом которой был и Виктор Сузько, участвовала в битве за Сталинград. Переход к городу был для солдат тяжелым: степи, жара, моторы перегревались. Авиация не давала покоя. По прибытии в город Виктор Иванович занимался перевозками грузов. А 23 августа немцы начали массированную бомбардировку Сталинграда: за два дня большой город был разрушен. Всюду дым, пожары, руины, вспоминает наш герой. Волга горела: из взорванных авиабомбами нефтехранилищ топливо вытекло в реку.

– «Юнкерсы» пикировали, чуть ли не по головам ходили, – делится воспоминаниями Виктор Иванович. – Погибших было не счесть. В городе не то что проехать – пройти было невозможно, так его разгромили. Все, что осталось от нашего транспорта, переправили на левый берег Волги. А когда 6-я немецкая армия оказалась в «котле», сделали переправу через реку. Была зима уже, положили доски на лед, они подмерзали, и можно было переправляться. Даже танки шли по ним.

В битве под Сталинградом немцы были разгромлены. Она переломила не только ход войны, но и сознание всех, кто сражался за свою родину.

– Самые страшные воспоминания о войне связаны с воздушными налетами фашистов. Без конца этот рокот над головой… А после Сталинграда наступило облегчение. Мы перестали бояться самолетов: почувствовали свою силу. Наша первая большая победа, которая заставила всех поверить: мы справимся, мы все преодолеем, – говорит Виктор Иванович. – Помню, как перевозил груз уже после взятия города. Увидел колонну пленных. Там не только немцы были, но и их союзники, особенно много румын. Пленные тогда шли до станции, по дороге в ближних деревнях пытались обменять что-нибудь из обмундирования на еду. Подхожу к ним, спрашиваю: куда вас отправляют? Они отвечают: в Сибирь лес валить. Не жалко их было. Думал: кто же вас просил нападать на нас? Чего поехали в такую даль?..

После разгрома вражеской группировки в Сталинграде часть 57-й армии перебросили за Ржев. Была сформирована 5-я стрелковая армия, с которой Виктор Иванович пробыл до конца Великой Отечественной. Армия продвинулась до Беларуси, остановилась в районе Лиозно Витебской области. Во время операции «Багратион» бойцы армии прошли через всю территорию Беларуси, освобождали литовский Каунас. А дальше их путь лежал в Восточную Пруссию – город Кенигсберг.

– Взяли Кенигсберг, и поступила команда: письма домой не писать, номера на автомобилях заклеить, – рассказывает ветеран. – Погрузили нас на железную дорогу и двинули на восток. Куда именно везут, толком не объясняли. Оказалось, что на Дальний Восток. О том, что Германия подписала договор о капитуляции, узнали, когда поезд был где-то в районе Ярославля.

До Приморского края эшелон шел почти месяц, а там – 1-й Дальневосточный фронт, 5-я армия, которой командовал дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Крылов. Виктор Иванович продолжил службу в транспортном подразделении. Капитулировала Япония, закончилась Вторая мировая война. Началась демобилизация солдат, но мой собеседник под нее не попал: у него как раз подошло время призыва. Виктор Иванович попрощался с армией только в 1948 году. Вернулся домой, в Мозырь, устроился на работу в Областное управление уполномоченного министерства заготовок СССР: был водителем уполномоченного по Полесской области. Когда область ликвидировалась, а Мозырь из областного стал районным центром, пришел на недавно открывшийся кабельный завод. Был сначала слесарем-ремонтником, затем – слесарем-инструментальщиком. Свою будущую супругу, Анну Архиповну, встретил, когда они еще вместе работали в конторе Полесской области. Она, как и мать Виктора Ивановича, украинка, родом из Винницкого края. Государство помогло молодому отставному солдату с материалами для строительства дома, и вместе с женой они построили его, в нем живут и поныне. У пары родились три дочери, две из них живут сейчас в Минске, одна в Мозыре. А сами они вместе уже 64 года. Такая вот нехитрая биография.

– Что обо мне рассказывать: я ведь просто служил, никаких подвигов не совершал, – скромно говорит Виктор Иванович. – Тогда, в год начала войны, мы, мальчишки, все были такими. Рвались защищать свою Родину и другой судьбы для себя не видели. Я пробыл в армии в общей сложности 8 лет, сейчас мне непонятно, почему многие нынешние молодые парни придумывают, как бы не пойти служить. Разве год-полтора – это такой большой срок, по сравнению с теми четырьмя-пятью годами, которые к тому же пришлись на военное время?

Напоследок Виктор Иванович советует молодежи: не забывайте историю Великой Отечественной войны, интересуйтесь ею. Память должна жить.

 Елена МЕЛЬЧЕНКО
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *