«Сокол» в небе и на земле

Для военных летчиков остаться в живых было дороже всех орденов и медалей, ведь каждый вылет мог стать последним.

Виктор Матвеевич БОБРОВСКИЙ– Мир нам достался слишком дорогой ценой. Но мы, наше поколение — молодцы. Выстояли, выдюжили перед сильным врагом. Дали ему по зубам и погнали без оглядки до самого «логова». Но то, что нам пришлось пережить и увидеть, не дай Бог, никому, – говорит 93-летний ветеран Великой Отечественной войны Виктор Матвеевич БОБРОВСКИЙ.

«Сокол» – таков был позывной летчика санитарной эскадрильи на земле и в небе, где он смело, как гордая ширококрылая птица, противоборствовал врагу и торопился на помощь.

Виктор Матвеевич попал на Калининский фронт в марте 1943 года, где принял боевое крещение. Было очень страшно, когда рядом взрывались снаряды, отчего руки только крепче сжимали штурвал, а глаза всматривались на приборы, чтобы не потерять курс…

На самолете У-2 он должен был перевозить раненых, доставлять боеприпасы в труднодоступные места. Благо это позволяла делать его боевая винтокрылая машина.

БобровскийВ.М.Бобровский, успешно окончивший летную школу в Иркутске (1942 г.), совершенствовал здесь же полученные знания в должности летчика-инструктора, обучая молодых. Поэтому с самолетом У-2 подружился за это время теоретически и практически. Знал все его возможности. В военных условиях легкий учебный биплан У-2 пришелся как нельзя кстати. Практически лишенный защиты тихоходный самолет У-2 во время проведения дневных операций нес высокие потери. Но, несмотря на это, на начальном этапе войны некоторые командиры ставили перед подразделениями, вооруженными данным самолетом, самоубийственные задачи, которые приводили к огромным потерям в людях и технике. После того как положение на фронтах выровнялось, подразделения, имеющие на вооружении У-2, полностью перешли к ночным бомбардировкам. Постоянные налеты этих небольших бомбардировщиков подрывали боевой дух немецких частей, не давая им ни отдыха, ни сна. Сами немцы прозвали самолет «швейной машинкой» или «кофемолкой», которая разрывала тишину ночи разрывами бомб.

«Данные самолеты не дают нам жить – мы не можем разжечь огонь ни в маленьком костре, ни в печке — экипажи У-2 сразу обнаруживают их и сбрасывают бомбы. Они находят нас постоянно, из-за этого мы всю ночь вынуждены сидеть в траншеях, для того чтобы избежать лишних потерь», – писал в своей записной книжке офицер вермахта. Советские ночные бомбардировщики У-2 приступали к своей работе в сумерках. На малой высоте самолеты перелетали со своих баз на маленькие аэродромы, которые были расположены практически у самой линии фронта. Здесь на самолеты загружалось вооружение, и они поднимались в ночное небо, чтобы нанести бомбовые удары по немецким позициям, могли также вывезти раненых. Близость аэродромов к фронту позволяла в течение ночи произвести несколько боевых вылетов…

Эскадрилья Бобровского перевозила раненых солдат, почту, командиров.

Несмотря на низкую грузоподъемность (300 кг), маленький тихоходный биплан за ночь мог сбросить на немецкие позиции больше бомб, чем тяжелый бомбардировщик, или совершить несколько других важных маневров. Мог приземлиться на любую поляну в лесу, на проселочную дорогу. Несколько позднее эскадрилья Бобровского была переведена в санитарную авиацию 1-го Прибалтийского фронта, в составе которой ему пришлось летать до конца войны.

– Когда на борту находился раненый, то каждый вылет считался важным, так как на кон была поставлена чья-то жизнь, –  вспоминает Виктор Матвеевич. – И всегда, не без риска своей жизнью, хотелось во-время доставить раненого бойца в госпиталь.

Рядом носились «мессершмидты», стараясь сбить машину. Характерно, что практически до конца войны самолет Бобровского не получил ни одной царапины.

– Самым ярким воспоминанием остался в памяти фрагмент, когда узнал о капитуляции Германии, – рассказывает ветеран. – Эта новость нас озарила ночью, как гром среди ясного неба, в окрестностях г. Кенигсберга (г. Гранц). Мой сосед Виктор Шишкин вернулся со свидания, включил приемник, из которого услышал: «Внимание, внимание! Войска…» Все эскадрильи выскочили на улицу, кричали, салютовали, а наш командир полка Е.Т.Круссон не мог понять, что происходит. Ночную тишину разрывали крики: «Ура! Победа!» Бойцы радовались, пели «Катюшу», обнимались…

В.М.Бобровский за боевые операции дважды награжден Орденом Отечественнной войны 2 степени. В арсенале его наград также медаль «За Победу над Германией», Почетная грамота Верховного Совета СССР, медаль «За трудовые заслуги», нагрудный значок «Отличник авиации».

Трудовая деятельность после войны у Виктора Бобровского переплелась с гражданской авиацией. Из Минска пришлось перегонять 10 самолетов (звено) в Гомель для работы в регионе. В Гомеле поработал до весны 1946 года, а затем был перенаправлен в Мозырь, где восстанавливал, строил аэропорт, где прошла главная и самая значимая часть его жизни. Для молодежи он всегда был и командир, и воспитатель. И в мирное время у Бобровского было немало трудных рейсов. А сколько перевезенных пассажиров, грузов, рассеянных на полях хозяйств удобрений, своевременно выявленных пожаров…

– Авиация — это жизнь моя, – говорит ветеран. – Хотя изначально я мечтал стать горным мастером. О том, что связал свою жизнь с небом, ни разу не пожалел, потому что и в небе, и на земле чувствовал себя смелым и отважным соколом с мощными крыльями, способными защитить от беды других. Авиации посвятил 42 года. По большому счету, мне было кого защищать от беды. Защищал Родину от врага, спасал раненых, в гражданской авиации — перевозил тяжелобольных, нуждающихся в экстренной помощи, выжил сам и получил благословение от Господа на дальнейшую жизнь. У меня два сына, один, к сожалению, погиб, хорошая невестка, 4 внука, 7 правнуков. Один из правнуков, Егор, которому 20 лет, в этом году уже оканчивает университет. Каждый подает надежды. Жаль только, что моя супруга не дожила до славного юбилея Победы. Моей Екатерины Феофановны, которая тоже порядка 30 лет отдала гражданской авиации, с которой мы прожили совмест-но более 40 лет, не стало в 1983 году. Непросто теперь «лететь по жизни» с одним крылом, но я не жалуюсь ни на что. Главное, я окружен заботой, вниманием и любовью близких, которые интересуются мной, помогают во всем. День Победы для меня – это самый счастливый праздник. Когда смотрю телевизор, анализирую события, происходящие в мире, в соседней Украине, не перестаю благодарить нашего Президента, который делает все, чтобы сплотить белорусов и упрочить мир на века.

 Наталья КОНОПЛИЧ
Фото Сергея ШАПОВАЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *