Доцент Мозырского педуниверситета Ирина Журлова об инклюзивном образовании

ПРИНЯТЬ «ИНЫХ» ДЕТЕЙ:
что нужно для подготовки к инклюзивному образованию

Мозырский государственный педагогический университет включился в реализацию программы TEMPUS, направленной на развитие сотрудничества в сфере высшего образования между вузами в странах Европейского союза
и странах-партнерах.

Один из перспективных проектов программы посвящен инклюзивному образованию. МГПУ им.И.П.Шамякина включился в подготовку педагогов для работы с учениками, имеющими самые разные особенности: физические, психические, культурные, интеллектуальные…

Подробнее о том, что это такое –  инклюзивное образование, а также о том, каким образом педагогическое сообщество стран Западной и Восточной Европы ведет работу по его развитию и внедрению, мы побеседовали с доцентом кафедры педагогики МГПУ им.И.П.Шамякина Ириной Владимировной ЖУРЛОВОЙ.

–  Ирина Владимировна, сравнительно недавно, этим летом, вы побывали на конференции и курсах повышения квалификации в Венском университете Австрии. Расскажите, пожалуйста, что собой представляла эта конференция, с какой целью она проводилась.

–  Конференция проводилась в рамках проекта TEMPUS и была посвящена подготовке и переподготовке педагогов и руководителей учреждений образования для работы в среде многообразия. Сегодняшние реалии таковы, что учителям приходится иметь дело с детьми, имеющими различные физические и психические особенности, а также с детьми-мигрантами. Помимо этого, в особой поддержке нуждаются и одаренные дети, и дети из неблагополучных семей, развитие которых затруднено семейными проблемами и особенностями воспитания. Действительно, каждая из этих категорий требует специфического педагогического подхода.

Инклюзивное образование предполагает, что в одном классе могут быть самые разные дети –  как с особенностями, так и без них. Отличие этой системы в том, что она подстраивается под индивидуальные потребности каждого ребенка, и это в конечном итоге идет на пользу всей ученической группе. Однако внедрение системы инклюзивного образования требует серьезной подготовки, в первую очередь, педагогических кадров. О том, как решать проблемы, возникающие в процессе подготовки учителей к многообразной ученической среде, и шла речь на конференции.

Мероприятие носило международный характер, в нем участвовали представители пяти стран: Беларуси, России, Украины, Германии и Австрии. Педагоги, представляющие каждую страну, рассказывали о том, как реализуется инклюзивное обучение у них, опираясь на конкретные примеры образовательных учреждений.

Ирина Журлова – пятая справа.

–  Какие же подходы к инклюзивному обучению предлагали ваши коллеги из стран, принявших участие в конференции? Были ли идеи, которые вас особенно удивили?

–  Удивил подход австрийских коллег. Надо сказать, что в Австрии подготовка педагогов по уровням немного отличается от нашей. У них готовят педагогов для детских садов в условиях колледжей, педагогов для начальной школы –  в условиях институтов, педагогов для средней школы –  в университетах (в том числе Венском университете). А в австрий-ских школах в старших классах существует профилизация: ребята могут выбрать факультативы по педагогике, психологии, информатике и другие. Те, кто выбрал педагогику, и посещают соответствующий факультатив, могут даже попробовать поработать воспитателем в детском саду.

Так что же предлагают австрийцы для развития инклюзивного образования? В 2017 году в Австрии будет последний выпуск специалистов-дефектологов, то есть тех, кто непосредственно работает с детьми, имеющими особенности психического, умственного, физического развития. Вместо них в условиях университетов на педагогических факультетах будут готовить педагогов, дополнительно прошедших подготовку по инклюзивному обучению.

У нас и у наших коллег из России и Украины такой подход вызвал немало вопросов. Мы не отрицаем, что каждый педагог должен знать основные особенности работы в инклюзивной группе. Однако для того, чтобы работать с детьми, имеющими нарушения речи, интеллектуальную недостаточность и другие особенности, требуется глубокое понимание и профессиональное владение специальными методиками работы. Специалисты-дефектологи знают эти методики. Но не будут ли знания студентов, полученные в рамках общей педагогической подготовки, слишком поверхностными для того, чтобы их эффективно применять без помощи дефектологов?

Конкретного ответа на наш вопрос мы от австрийских коллег не получили. Хотя надо сказать, что не все западноевропейские педагоги поддерживают такой подход. Коллеги из Германии рассказывали нам, что они, наоборот, стоят на пути подготовки дефектологов.

Познакомившись с австрийскими университетскими программами, мы, правда, обратили внимание, что все-таки специализация в подготовке педагогов у них остается –  она начинается на старших курсах. Какая-то часть студентов одной группы специализируется на работе с мигрантами, другая –  на работе со слабослышащими детьми, третья –  с детьми, имеющими особенности психического развития, и так далее.

Пока же система подготовки в школах Австрии выглядит примерно также, как и у нас. В городских школах в штате есть дефектологи, в сельских эти специалисты работают несколько раз в неделю. Есть и специальные школы, где учатся дети, имеющие серьезные особенности.

Венский университет

–  Чем еще запомнилась австрийская система образования?

–  Большую часть времени мы провели в Венском университете, где проходили конференция, а также курсы повышения квалификации. В рамках конференции удалось побывать в одной экспериментальной венской школе. Интересным показалось то, как педагоги работают с детьми на основе «теории прагматизма»: учитель вместе со студентами-практикантами готовит «тематические ящички» с подборкой занимательных материалов по разным урокам. Допустим, по географии: ребенка заинтересовали вулканы и землетрясения, он ищет в ящичке все по этой теме. По мере работы интерес ученика возрастает, в следующий раз он будет еще активней искать информацию. Так дети сами углубляют свои знания.

Обратили внимание на то, что в этой школе ученикам не выставляют оценки. Поинтересовались, как оценивается уровень подготовки детей на момент выхода из школы, ведь молодому человеку нужно будет продолжить учебу. Нам ответили, что соответствующий табель выдают по запросу от родителей.

На данный момент таких экспериментальных школ в Вене две. В остальных также реализуется инклюзивное образование, однако в них, помимо учителей-предметников, с детьми, имеющими особенности развития, активно работают дефектологи.

–  Говоря об инклюзивном образовании, нельзя не поинтересоваться, насколько реально реализовать эту программу в условиях наших образовательных учреждений? На интернет-форумах, посвященных школьному образованию, ведутся ожесточенные споры: если в одном классе вместе с обычными детьми будут учиться ребятишки, которые имеют особенности психического развития, не возникнет ли ситуация, когда особенный ребенок будет мешать учителю, другим детям, а то и вовсе срывать урок? Интересно ваше мнение об этом.

–  На данный момент в Беларуси работают восемь школ, которые участвуют в экспериментальной программе по инклюзивному образованию. Все познается на практике, и именно реальная работа педагогов в таких школах покажет, как нужно строить эффективную систему инклюзивного образования, чтобы комфорт-но было всем участникам педагогического процесса.

Надо сказать, инклюзивному образованию уже лет сорок. Впервые оно начало реализовываться в Италии: специальные школы в этой стране были закрыты, а специалисты, работавшие в них, переведены в обычные образовательные учреждения. Сейчас в разнородных итальянских классах работают два педагога. Один ведет урок, другой –  специалист-дефектолог –  координирует работу особенных детей.

Вообще, инклюзивное образование и предполагает, что, помимо учителя-предметника, в классе будет еще один педагог. На мой взгляд, если включать такого специалиста в систему класса, то это обязательно должен быть педагог-дефектолог, который не позволит допустить каких-то сбоев в образовательном процессе.

–  Мы говорим о подготовке педагогов к инклюзивному образованию. Но готово ли к нему общество в целом?

–  К сожалению, нет. Сами школьники часто не готовы принять детей, чем-то отличающихся от них, не готовы к этому и их родители. В условиях семьи дети могут услышать какое-то негативное высказывание о таких одноклассниках, и это неминуемо повлияет на их поведение. Сегодня ученики школ могут саркастически относиться даже к тем своим одноклассникам, которые посещают психолога, считая их «ненормальными», хотя не секрет, что психолог работает со здоровыми людьми, помогает выйти из сложной ситуации, если сам человек не может найти этот выход. А негатив возникает от непонимания, незнания, недоверия.

Поэтому, безусловно, главным шагом на пути к внедрению инклюзивного образования будет готовность к нему самого общества. И здесь самая важная задача –  убедить общество в перспективности и полезности этой системы для всех, без исключения, учеников.

К слову, в 2018 году в Беларуси планируется открыть первые инклюзивные школы.

В начале сентября министр образования Республики Беларусь подписал концепцию развития инклюзивного обучения. Это пока лишь общий документ, отражающий основу всей той работы, которую предстоит проделать. Как сообщает БелТА, концепция будет реализовываться в несколько этапов. На первом этапе (до 2017 года) будет разработано нормативное правовое, научно-методическое обеспечение инклюзивного обучения, педагоги пройдут подготовку, а в учреждениях образования будут созданы специальные условия, отвечающие индивидуальным потребностям всех учащихся. На втором этапе (до 2020 года) отдельные учреждения образования начнут работать по инклюзивной программе. На третьем этапе (после 2020 года) количество инклюзивных образовательных учреждений должно расшириться.

Концепция призвана обеспечить равные права в получении образования и доступа к образованию для всех обучающихся, расширить возможности социализации. Согласно утвержденному документу ученики с особенностями психофизического развития будут максимально включаться в образовательный процесс основного и дополнительного образования. В то же время авторы концепции говорят о необходимости формирования толерантности в образовательной среде и социуме, расширении и углублении профессиональной компетентности педагогов в работе с разнородными ученическими группами.

При этом сообщается, что прежние специальные учреждения и спецгруппы для детей с особенностями психофизического развития продолжат работать. Инклюзивное же образование будет доступно на всех уровнях: от детского сада до университета.

Вена

Елена МЕЛЬЧЕНКО

Фото из личного архива Ирины ЖУРЛОВОЙ

 

Доцент Мозырского педуниверситета Ирина Журлова об инклюзивном образовании: 2 комментария

  • 27.09.2017 в 16:42
    Permalink

    Из всех педагогов, за исключением первого декана и первого куратора, я запомнил Вас на последнем моём у вас экзмене. Сумировал ваши слова высказанные ранее с теми которые были на экзамене: 1 раз в промежуток около 5 лет человек переоссмысливает своё бытие и решает продолжать, либо сменить направление жини. Ваш совет мне начал помогать только сейчас, как не обидно но оказывается настолько я был глуп. С уважением В.З. P.S. Надеюсь вы меня помните.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 15.11.2015 в 13:34
    Permalink

    Самое парадоксальное, что многие из таких инклюзивных детей человечнее нормальных из «порядочных» семей.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *