Шанс исправиться есть у каждого

Какова вероятность того, что человек, находящийся долгое время в тюрьме, выйдет на свободу и сразу станет законопослушным гражданином? «Она очень мала», – ответят многие и будут правы. Но это совсем не значит, что на людях, преступивших черту закона, нужно раз и навсегда поставить крест. Ведь шанс на исправление есть у каждого, нужно им только правильно воспользоваться.

О том, как осужденные зарабатывают условно-досрочное освобождение, что может за-ставить их встать на путь исправления – в интервью с начальником учреждения «Исправительная колония №20» полковником внутренней службы Сергеем Васильевичем ШУМИГАЕМ.

DIGITAL CAMERA

– Сергей Васильевич, прошло совсем немного времени, как вы возглавили данное учреждение. Расскажите, как до этого момента складывалась ваша карьера.

– Родился я в Беларуси. Высшее образование получил в учреждении образования МВД Российской Федерации. 5 лет отслужил в одном из учреждений на территории Российской Федерации по контракту. Вернулся на родину, где продолжил службу в системе МВД Беларуси в учреждениях уголовно-исполнительной системы на различных должностях. До назначения в ИК-20 возглавлял ИКП-21 в Гомельской области.

– Что собой в настоящее время представляет исправительная колония №20?

– ИК-20 – это учреждение, предназначенное для исполнения наказания в виде лишения свободы. В нем содержатся осужденные мужчины, отбывавшие наказание в местах лишения свободы ранее, то есть те, кто уже имел опыт отбывания наказания в исправительных колониях. Когда-то им общество уже дало шанс начать новую жизнь, искупив вину отбытием наказания, но, видимо, урок не пошел впрок… К сожалению, многие отбывают здесь наказание далеко не в первый раз. Есть и такие, у кого за плечами более 10 судимостей. Отдельные осужденные, по сути, всю сознательную жизнь провели в исправительной колонии, за исключением небольших перерывов между освобождением из мест лишения свободы и очередным задержанием в связи с подозрением в совершении нового преступления. Осужденные даже придумали такому освобождению альтернативное название – «сходить в отпуск». Поэтому, прежде всего, исправительное учреждение выполняет в государственно- охранной системе важнейшую роль изоляции граждан, преступивших закон, от общества.

– Сколько подобных учреждений, входящих в структуру Департамента исполнения наказаний, функционирует сегодня в нашей стране?

– Учреждений, подобных ИК-20, порядка 10. А в целом уголовно-исполнительная система Республики Беларусь включает 17 исправительных колоний, 3 исправительные колонии-поселения, воспитательную колонию, 3 тюрьмы, 6 лечебно-трудовых профилакториев, 50 исправительных учреждений открытого типа. Все подобные учреждения схожи, прежде всего, условиями содержания и все, естественно, исполняют приговоры судов.

– Каковы главные задачи возложены на ИК-20?

– Есть ряд нормативных правовых документов, которые четко определяют задачи исправительного учреждения. Их немало. В числе основных – исполнение приговора суда, то есть изоляция от общества и исправление оступившихся граждан.

– Какие категории осужденных отбывают наказание в учреждении?

– Контингент весьма разнообразный и по возрасту, и по набору статей, по которым были осуждены, и по положению в обществе. Но среднестатистический осужденный колонии – это мужчина средних лет с неполным средним образованием, неженатый либо разведенный, совершивший преступление, связанное с кражей имущества. Последствия этих преступлений весьма ощутимые. Общая сумма исковых обязательств, числящихся за всем спецконтингентом ИК-20, – около 17 миллиардов.

– В чем заключаются особенности и сложности работы коллектива с данным контингентом, и насколько они решаемы?

– Прежде всего, нужно учитывать, что каждый осужденный – отдельная личность, поэтому к каждому из них нужен индивидуальный подход. Что касается обязанностей начальника учреждения, то в их число входит, прежде всего, исполнение наказания. Помимо этого, он является организатором целого комплекса работ, направленного на выполнение действующего законодательства в отношении лиц, отбывающих наказание по приговору суда. Работа с осужденными отличается тем, что необходимо сотрудникам проявлять лучшие человеческие качества в отношении далеко не самых достойных представителей нашего общества. Приходится работать в напряженных условиях по обеспечению жизнедеятельности колонии, коммунально-бытовых условий, медицинского обслуживания, режима и охраны, налаживанию исправительного процесса и оперативного обеспечения. Очень важен моральный облик сотрудника, так как требовать от осужденных установленного порядка могут только те, кого не в чем упрекнуть лично. Колония напоминает маленький городок с населением, требующим повышенного внимания во всех отношениях. Сотрудники учреждения обеспечивают установленный порядок и режим круглосуточно, включая выходные и праздничные дни.

– Для реализации профессиональных способностей в ИК-20 достаточно приемлемые условия?

– О приемлемости условий службы говорит то обстоятельство, что в коллективе практически нет текучести кадров. Есть даже преемственность поколений и семейные династии. К примеру, сейчас в должности заместителя начальника специального отдела проходит службу Елена Николаевна Романова, а ее отец Николай Николаевич, ушедший на пенсию по возрасту, служил здесь в должности начальника режимного отдела. Сыновья заместителя начальника по исправительному процессу Виктора Валерьевича Орлова и вышедшего на пенсию заместителя начальника по исправительному процессу Анатолия Михайловича Гвоздя сейчас обучаются в Академии МВД Республики Беларусь на уголовно-исполнительном факультете и готовятся стать сотрудниками нашего учреждения. Я думаю, здесь главное – понимание своего предназначения. Очевидно, что дети, продолжающие дело родителей, свои судьбы со службой в МВД связали осознанно. Другой вопрос, что реализовать каждому свои профессиональные способности помогают личностные качества и черты характера: порядочность, честность, ответственность, трудолюбие.

– Название учреждения говорит о его направленности. Какая в этом плане ведется работа, чтобы не просто дать возможность осужденному «отсидеться в тишине», а содействовать трудовой деятельности, дабы возместить затраты государства по своему содержанию, по Декрету №18 для тех, кто имеет несовершеннолетних детей?

– Несомненно, исправительная работа в учреждении имеет приоритет. В учреждении функционирует целая служба. Она объединена в отдел, который так и называется – отдел исправительного процесса (ИП). В его задачи как раз и входит организация исправительного процесса. Вся его деятельность направлена на изменение сознания осужденного в лучшую сторону. Задачи перед отделом ИП стоят разнообразные. Его сотрудники проводят индивидуальные и коллективные мероприятия, направленные на формирование у осужденного готовности вести законопослушный образ жизни в условиях свободы. Ведь, как бы то ни было, после отбытия наказания бывшему осужденному придется стать равноправным членом общества. Поэтому очень важно прививать осужденным культуру поведения, общения. Вместе с этим жизнь по режиму и обеспечение своих жизненно важных потребностей по разумному минимуму формируют понимание того, что жить можно честно, зарабатывая все блага добросовестным трудом. Все осужденные, не имеющие физических отклонений и медпоказаний, трудоустроены. Большинство из них занято на местном производстве. Некоторые задействованы в хозяйственном обслуживании. Лица, обязанные возмещать расходы на содержание детей по Декрету №18, обеспечены более трудоемкими рабочими местами, позволяющими заработать необходимую сумму на обязательные выплаты.

– Что делается для того, чтобы те граждане, которым приходится в стенах ИК-20 провести ряд лет, не очерствели душой, чему-то научились…

– Для развития интеллектуальных и творческих возможностей осужденных делается очень многое. В колонии функционирует библиотека, есть возможность развивать музыкальные и вокальные данные в составе ансамбля, заниматься спортом и физкультурой, посещать церковь на территории ИУ, можно получить образование по какой-нибудь из рабочих специальностей, поддерживать социально полезные связи с близкими посредством переписки, свиданий. Для осужденных читаются лекции, организовываются встречи с интересными людьми, писателями, поэтами, артистами.

– Делается многое. И все же способна ли «грузоподъемность социального лифта» вынести бывшего осужденного на поверх-ность жизни в обществе?

– Есть немало примеров, когда освобожденные много лет назад в колонию не возвращаются. Однако, к сожалению, их меньшинство. Кого-то винить или пенять на случайные обстоятельства нельзя. Не стоит поддаваться и на хитрые фразы типа «так получилось» и им подобные. Вокруг нас живет много людей с подобными непростыми судьбами. Одни умеют смиряться с трудными жизненными условиями, и о них мы не слышим порицаний ни от соседей, ни от посторонних граждан на улице. Другие же в силу своего характера проявляют агрессию, что выражается в хулиганстве, а недостатки материального плана решаются воровством, разбоем, а зачастую и лишением кого-то жизни. Любое преступление карается по закону. Закон суров, на то он и закон…

– Что-то влияет на формирование нового взгляда человека на жизнь?

– Скорее всего, личность воспитателя. Потому что воспитать личность может только личность.

– Среди осужденных есть такие, кто стремится к условно-досрочному освобождению?

– Таковых немало. На это указывают предпосылки, свидетельствующие о выполнении всех необходимых требований и критериев, предусмотренных законодательными актами. Но все же направлять ли представление в суд о досрочном освобождении того или иного осужденного, решает комиссия учреждения голосованием. Самое важное, чтобы человек сам понял, что жизнь вне стен тюрьмы намного интереснее. У каждого должен быть свой шанс.

– Безусловно, тюрьма не школа, где хотелось бы встретиться выпускникам через много лет, но все же, если горький урок пошел впрок, то, наверное, есть примеры, когда осужденные благодарны…

– Есть. Зачастую бывшие осужденные пишут письма в учреждение о том, как устроились в жизни, благодарят своих начальников отрядов за то, что помогли пересмотреть им жизненные приоритеты, где есть место семье, детям, работе, и впредь не допускают совершения преступлений. Но, к сожалению, таких немного.

– По-вашему, в последние годы какова тенденция относительно процента преступности?

– Благодаря целенаправленной работе всей правоохранительной системы заметна тенденция уменьшения. Подтверждением этому может служить снижение численности содержащихся в нашем учреждении осужденных (за десять послед-них лет – почти в два раза).

– Сергей Васильевич, спасибо за обстоятельную беседу.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Все осужденные, кто хочет заслужить досрочное освобождение, на вопрос: «Что намерены делать на воле?» – в один голос утверждают, что будут работать, устраивать свою жизнь, вести законопослушный образ жизни. У кого-то по ту сторону забора есть жены и дети, а кому-то поначалу придется полагаться лишь на собственные силы и помощь немногочисленных родственников. Как сложится их судьба в дальнейшем, не знает никто. Но закон, направленный на профилактику, деятельность местных органов власти, системы МВД, одним словом, усилия сориентированы на недопущение новых преступлений, а они вопреки всему совершают. Бывшие осужденные не уходят в никуда, это важно. Впереди у них – новый виток жизни, которую им предстоит строить. Чтобы опять не угодить за решетку, им придется доказать, что они заслужили вновь находиться в обществе среди законопослушных граждан. Не зря освобождение называется именно условно-досрочным. Куда унесут их социальные лифты? Будем надеяться, что не вниз.

Наталья КОНОПЛИЧ,

фото из архива

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *