Недолюбленные. В Мозырском районе 237 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Проблема социального сиротства в обществе со временем и не думает разрешаться. Как быть?

сирота

«Поняла, что за детей должна быть в ответе»

Анастасия Михайловна (имя изменено, – прим. авт.) в ожидании суда: надеется, что государство восстановит ее в родительских правах. У женщины четверо детей, в отношении троих она была лишена родительских прав. Своих малолетних сыновей до недавнего времени не видела практически 9 лет – их отобрали, когда они были еще совсем маленькими. Асоциальная жизнь давно в прошлом. Анастасия Михайловна мечтала увидеть детей… Но боялась, что не поймут, отвергнут. Все же рискнула встретиться с ними в социально-педагогическом центре Мозыря. Страх, что сыновья от нее отвернутся, не оправдался: дети обняли маму… Сейчас женщина готова буквально каждую свободную минуту проводить с сыновьями. Встречи с ними стали для нее главной радостью. Но восстановиться в правах будет непросто – Анастасия Михайловна к этому готова. Хорошо, что рядом есть люди, которые поддерживают: и родные, и коллеги по работе.

На условиях анонимности женщина согласилась поделиться своей историей. К сожалению, история довольно типична: злоупотребляла алкоголем, периодически ввязывалась в неприятности, которые оборачивались проблемами с законом. «Сейчас об этом вспоминать тяжело: я даже не понимала, что гублю свою жизнь». Несколько лет Анастасия Михайловна провела в местах лишения свободы. В какой-то момент поняла, что такая порочная жизнь ей надоела, что хочется уйти от грязи и жить по-человечески. «Я верю в Бога. Мне кажется, это он меня надоумил», – говорит наша собеседница. Легла в больницу, пролечилась от алкоголизма – теперь не пьет уже несколько лет. Устроилась на работу, начала потихоньку налаживать быт. Хотела повидаться с сыновьями, но возникала мысль: не станет ли для них потрясением знакомство с родной мамой, которую они, скорее всего, даже не помнят? Но встреча прошла хорошо: один из сыновей даже сказал ей: «Я с первой же секунды понял, что ты – наша мама».

– Мне так приятно с ними встречаться, гулять вместе, – улыбается Анастасия Михайловна. – Я очень хочу, чтобы дети ко мне вернулись. По закону они уже и сами могут решать, с кем жить: с биологической матерью либо в опекунской семье. Но я поняла, что хочу быть в ответе за своих детей, что готова к этому. К сожалению, на это понадобились годы, но все же я благодарю Бога за то, что помог осознать, в чем родительское предназначение.

 Отобрали детей? На исправление – полгода

– На сегодняшний день самая главная проблема – изжить из общества социальное сиротство. Декрет №18 Президента Республики Беларусь призван решать ее, – поясняет заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Мозырского райисполкома Ольга Федоровна РЕУТСКАЯ.

– Растолкуйте, пожалуйста, что значит это понятие – социальное сиротство.

– Социальными сиротами называют детей, которые постоянно или временно остаются без попечения родителей. Это происходит в случаях, когда родители либо один из родителей не исполняют либо не до конца исполняют свои родительские обязанности (не обеспечивают ему нормальные условия для жизни, воспитание), либо лишают ребенка минимальных социальных благ. В этих случаях ребенок признается живущим в социально опасном положении и может нуждаться в государственной защите. В некоторых случаях детей приходится изымать из семьи и помещать на государственное обеспечение – в интернатные учреждения, детские социальные приюты, дома семейного типа, приемные семьи. При отобрании ребенка или детей из семьи им придается статус оставшихся без попечения родителей.

Непосредственно с родителями, мамой и (или) папой, мы работаем по устранению признаков, которые привели нас к отобранию ребенка, то есть признаков семейного неблагополучия. Законодательством предусмотрен срок этой работы – не более 6 месяцев. Она проводится во взаимодействии всех заинтересованных служб: милиции, здравоохранения, управления по труду, занятости и социальной защите, жилищного отдела, смотровых комиссий и так далее.

Сказать честно, я рада, что в нашем государстве был принят этот декрет. Его требования позволяют подключить заинтересованные службы, чтобы на ранних этапах наладить работу с семьей. Дети не виноваты в том, что у них недобросовест-ные родители. Они любят их такими, какие они есть. Зачастую дети сами умалчивают, стараются скрыть признаки неблагополучия в своей семье. И наша первостепенная задача – повернуть родителей в сторону их детей. Даже не заставить, а просто напомнить о том, что у них есть дети. Дать понять, что дети нуждаются в заботе, внимании, что родители обязательно должны работать, чтобы содержать детей.

– Если за эти полгода семья не образумилась, что происходит дальше?

– В этом случае ставится вопрос о лишении отца и (или) матери родительских прав. Но перед этим проводится работа с семьей. Мы стараемся ликвидировать ту причину, по которой ребенок был отобран из семьи. К слову, не всегда это дети родителей-тунеядцев. Неблагополучие может быть и в семьях работающих родителей. Тогда к работе мы привлекаем и общественные организации внутри рабочих коллективов родителей, профсоюзные комитеты. В сложной ситуации любая помощь не будет лишней.

Но с момента отобрания ребенка из семьи родители его становятся обязанными лицами. Форма учета и контроля у лиц, у которых отобрали детей временно, и у лиц, лишенных родительских прав по решению суда, одинаковая. Они обязаны возмещать расходы государства на содержание ребенка.

– Как обычно родители реагируют на то, что ребенка забирают из семьи: пугаются, стыдятся либо равнодушны?

– Большинство пугается. Но многие из них – не столько того, что заберут детей, сколько материальной ответственности. Когда мы говорим, что с этого числа вы становитесь обязанным лицом, а это значит, что вашего ребенка будет кормить, поить, обувать, одевать и развлекать государство, а вы должны будете положить средства на это в государственный кошелек, это пугает родителей гораздо больше. Некоторые из обязанных лиц работать не привыкли, они имеют низкий профессиональный уровень, круг общения у них ограничивается себе подобными.

– Какие еще основания есть для того, чтобы признать детей нуждающимися в государственной опеке?

– Помимо наиболее типичных причин, в том числе алкоголизма и  антиобщественного поведения родителей, есть и другие весомые причины, например, регулярное оставление детей без присмотра.

Повторюсь, отобрание – крайняя мера. И она говорит не в нашу пользу: если приходится прибегать к таким мерам, значит, до этого работа, проведенная с семьей, была недостаточной. То есть до отобрания вообще не должно было дойти. Комиссия по делам несовершеннолетних призвана скоординировать усилия всех служб, которые работают над устранением этой проблемы. Но мы видим, что не все наши усилия дают результат, и мы должны установить причину этого. Так, преступления и правонарушения среди детей и подростков – проблема общая, но корни ее в семье. Не на уроках же в школе учат плохому! Наоборот, педагоги стремятся сделать все, чтобы организовать занятость и досуг ребенка. Правда, не всегда у самого ребенка есть желание чем-то увлекаться… Заставить иметь хобби невозможно, но привить интерес к занимательным полезным делам можно и нужно, и делать это следует в семье. Односторонняя работа не дает положительного эффекта: только взаимодействие семьи и школы, семьи и всех заинтересованных служб будет иметь какой-то результат.

 Если в родной семье нет места…

Как рассказала заведующая сектором защиты прав детства отдела образования, спорта и туризма Мозырского райисполкома Елена Алексеевна КОЛАЦЕЙ, в Мозырском районе проживают 237 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (информация по состоянию на 1 марта 2016 года). Из них в опекунских семьях проживает 131 ребенок, в приемных семьях – 99 детей, в детском доме семейного типа – 7 детей. В последние годы, по словам специалиста, наметилась тенденция к сокращению числа детей, которые остаются без попечения родителей: в 2014 году их было 37, в 2015-м – 32.

Основные причины, по которым дети остаются без родительского попечения, следующие: родители лишены родительских прав (13 детей); родители (либо единственный родитель) умерли (6 детей); родители имеют серьезное заболевание, мешающее исполнению родительских обязанностей (8 детей); родители отказались от ребенка (3 детей); родители (либо единственный родитель) находятся в местах лишения свободы (2 ребенка).

В задачи сектора защиты прав детства входят выявление и учет несовершеннолетних, нуждающихся в опеке и попечительстве, устройство на воспитание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также защита личных и имущественных прав и законных интересов этих детей.

Если в биологической семье проживание ребенка по вышеуказанным причинам становится невозможным, органы опеки и попечительства берутся за решение проблемы их устройства. На территории Мозырщины работает несколько государственных программ, в цели которых входит развитие семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей: Концепция и программа развития образования Мозырского района на 2011-2015 годы, Комплексно-целевая программа «Семья» на 2011-2015 годы, Комплексный план по профилактике семейного неблагополучия на 2014-2018 годы.

– Отдел образования, спорта и туризма вместе с учреждениями образования ведут работу по пропаганде семейных форм устройства детей-сирот, – рассказывает Елена Алексеевна. – В качестве примеров могу привести районную рекламную кампанию «Будь моим родителем». На информационном интернет-портале Dadomu.by размещается и обновляется информация о детях-сиротах, в отношении которых возможно усыновление. Информация о семейном устройстве детей-сирот находится на сайтах отдела образования, спорта и туризма и социально-педагогического центра г. Мозыря.

Комплексная работа педагогов, специалистов по защите прав детства дает свои плоды: почти 95% детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в 2015 году было устроено в замещающие семьи. Среднеобластной показатель при этом составляет 87%.

У каждого маленького сироты должен быть ответственный и любящий взрослый, который сможет взять на себя родительские обязанности. Таких людей также подбирает отдел образования, спорта и туризма: специалисты сектора защиты прав детства ведут учет кандидатов в усыновители, приемные родители, родители-воспитатели, опекуны.

В общем, если в биологической семье для ребенка места не нашлось, его будут устраивать в более ответственную «ячейку общества». Но по закону шанс исправиться должен быть у всех родителей, даже самых непутевых. До родителей попытаются «достучаться», а дети в это время побудут в отделении детского приюта социально-педагогического центра – туда мы и направляемся.

 «У них одно желание: поскорее вернуться домой»

Микрорайон Заречный (или Пхов) – флегматичный спальный район, отделенный от остального города рекой, имеет свою атмосферу. Какое-то беспокойство в окружающую тишь вносят лишь грохочущие периодически поезда. Почему-то в таких сонных, но живописных микрорайонах хорошо «приживаются» учреждения для детей, которые, говоря официальным языком, остались без попечения родителей. Социально-педагогический центр с отделением детского социального приюта гармонично вписывается в атмосферу.

– Наш центр состоит из двух отделений: отделения информационной и социально-методической службы и диагностики и отделения детского социального приюта. Первое занимается профилактикой семейного неблагополучия: оказывает методическую помощь всем образовательным учреждениям. Специалисты приходят на родительские собрания, выступают на конференциях и семинарах. К сожалению, профилактика не всегда срабатывает, и дети попадают в социально опасное положение. Таким семьям наши специалисты также оказывают помощь. Однако те родители, которые не готовы работать над собой, отворачиваются от семьи, вынуждают органы опеки пойти на серьезный шаг: признать детей нуждающимися в государственной защите. Эти дети – в возрасте от 3 до 18 лет – попадают к нам в детский социальный приют, – рассказывает директор СПЦ Алла Александровна ШМИДТ. Вместе с ней мы проходим по детским игровым комнатам и спальням. Детей сейчас нет: кто в школе, а кто в детском саду.

При поступлении в приют ребята проходят медицинский осмотр, а также психологическое тестирование. Проблем, по словам Аллы Александровны, обычно хватает: многие дети из таких семей, где часты скандалы, крики, где родители тратят все доступные деньги на алкоголь, и в доме даже нечего поесть.

Для родителей при СПЦ создан клуб «Доверие», который ведет педагог-психолог Людмила Казимировна Гаруля. Клуб посещают родители, имеющие зависимость от спиртного.

–  Мы стремимся привлечь к работе всех родителей наших подопечных. Но кто-то не хочет посещать клуб, у кого-то не получается по объективным причинам. Хотя, если есть желание, наши специалисты даже готовы приехать поработать с родителями на дому. Все делается для того, чтобы ребенок поскорее вернулся в свою родную семью, – заверяет директор. – Нужно только убедиться, что родители готовы выполнять свои обязанности. Это видно сразу по тому, насколько охотно они навещают своих детей в приюте. Кто-то приходит практически каждый день и проводит с ребенком вместе целые вечера. Есть специальная очень комфортная детско-родительская комната. А если собирается больше трех-четырех семей вместе, наш психолог проводит с ними какое-нибудь интересное занятие.

Не секрет, что для ребенка родные мама и папа – самые важные люди. Когда дети только-только помещаются в приют, бывает очень сложно объяснить, почему все вы-шло именно так. «Мама немного сбилась с пути, ей сейчас очень сложно, и нужна помощь, а потому вы пока поживете у нас, а мама будет решать проблемы», – говорим мы детям. Любой ребенок никогда не скажет о маме ничего плохого: для него она всегда самая лучшая, самая дорогая. Меня всегда трогает, когда под Новый год наши воспитанники вешают на елку записочки с желаниями. В этих записочках всегда одно желание – поскорее вернуться домой.

– Как, на ваш взгляд, нужно искоренять проблему социального сиротства?

– Полностью искоренить ее вряд ли возможно. Конечно, нужна совместная работа всех заинтересованных служб. И само общество должно быть заинтересовано в том, чтобы в здоровых семьях росли здоровые дети. Я говорю о здоровье не только физическом, но и моральном. Дети – наше общее будущее! Но невозможно бороться с семейным неблагополучием только извне. Пока сами родители не захотят спасать свою семью, толку не будет. Нужно воспитывать в молодом поколении родительскую ответственность, растить детей в осознании, что семья – это самое главное, самое ценное. Но для этого у детей перед глазами должен быть пример собственной семьи – такой, где мама и папа любят друг друга, дорожат своими детками, берегут их, где злоупотребление алкоголем – не норма. К сожалению, неблагополучие молодеет. Сейчас стало много семей, где совсем молодые родители отстраняются от воспитания детей, и у них становится привычкой заглядывать в стакан. Это печально…

 Упоенные мудростью дети

Виктория Валентиновна ГУЛЬЧИК, педагог-психолог социально-педагогического центра, рассказывает о замеченной ею закономерности, объединяющей всех неблагополучных родителей:

– Это искаженная каузальная атрибуция либо, если перевести на простой язык, искаженное восприятие причин происходящих событий. Например, человек склонен винить в своих неудачах внешние обстоятельства, мол, не я такой – жизнь такая. Либо обвинять кого-то другого: «В том, что произошло с моей семьей, виноваты другие: соседи, специалисты учреждения образования, поликлиники и прочие». Но на самом деле проблема часто заключается в самом человеке, в его нежелании брать на себя ответственность за свою жизнь и свои поступки. Человек не видит проблемы в себе, а раз проблемы нет, отсутствует возможность ее разрешения. В этом и сложность работы с такими родителями.

Сейчас Виктория Валентиновна по своим профессиональным обязанностям занимается сопровождением приемных семей, но год назад выполняла функции педагога-психолога отделения детского социального приюта.

– Моя задача в реабилитации неблагополучной семьи заключалась в том, чтобы родители поняли: проблема есть, и с ней надо работать. Надо сказать, реабилитация проходила небезуспешно. Из всех семей только в отношении одной было произведено лишение родительских прав. И это родители, которые так и не признали своей проблемы, отказываясь контактировать со мной, работать над собой, посещать детей, легкомысленно полагали, что лишения родительских прав не будет, – вспоминает Виктория Гульчик.

Еще одна беда, по ее словам, свойственная неблагополучным родителям, – это агрессивность, направленная на других людей: мол, все против нас. Такая позиция мешает родителям принять помощь со стороны, и они предпочитают «лечить» свою боль алкоголем и разговорами с собутыльниками. А страдают дети…

Отвечая на вопрос: «Какие они, дети, попадающие к вам в приют?» – Виктория Валентиновна с улыбкой говорит: «О детях только стихами», – и цитирует строки, написанные ею, в них заложена концепция личного опыта работы с детьми.

Говорят, что приютские дети –

это беда на планете…

Словно губки, впитали в себя

все неровности и недостатки,

дом которым – родная семья…

Кто же это – приютские дети?

Да, это беда на планете.

Оттого, что есть люди на свете,

Безответственно глядя на мир,

Позабыв, что у них есть дети,

Превратили судьбу в вечный пир.

И в итоге семью покидают,

И в приют не без слез попадают

Недолюбленные, недохоленные,

Недоласканные, незамоленные,

Упоенные мудростью дети.

– Они действительно такие, очень мудрые и «гибкие» ребята, с готовностью принимающие помощь и благодарные за нее. Когда смотришь как психолог на их рисунки, сразу видишь общие закономерности. Например, у «несуществующих животных», нарисованных ребятами, поступившими в приют, зачастую нет глаз, что говорит о признаках аутизации, нет ушей – это своего рода «заглушка» от постоянных семейных криков и скандалов, нет ног – нет ощущения надежной опоры в семье, «заземленности», безопасности (словно «повисли в воздухе»). И приятно наблюдать, как меняются их рисунки по прошествии времени… Мудрость и проницательность детей безграничны!

сироты

Елена МЕЛЬЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *