Было тяжело, но никто не падал духом!

Армейская дисциплина, гимнастерки большого размера, недоедание, недосыпание, тяжелая физическая нагрузка — все это пришлось пройти в годы Великой Отечественной войны тогда еще совсем юному мальчугану по имени Миша из деревни Оревичи Хойникского района, который встретил День Победы еще в 17-летнем возрасте. Сейчас Михаил Логвинович АРЕЩЕНКО живет в Мозыре вместе с супругой Надеждой Михайловной в ожидании своего 89-летиея (7 июля, — прим. авт.) и делится с нами своими воспоминаниями о тех страшных и тяжелых военных годах, не забывая про чувство юмора и улыбку…

Михаил и Надежда Арещенко

— Войну встретил в своей родной деревне. На то время мне исполнилось только 14 лет, поэтому меня зачислили в запасной полк. А вот отца и все мужское взрослое население деревни отправили на передовую. В начале 1944 года, когда пришел приказ на пополнение, всех подростков собрали, выстроили в шеренгу и спросили: «Кто из вас охотник?». Будь я поумнее на то время, может быть, и вовсе не попал бы на фронт. А так, как ни в чем ни бывало, одним из первых гордо поднял руку. Тогда я еще не знал, что через несколько месяцев окажусь на фронте.

Судьба забросила меня в Литву в город Каунас, где проходили ожесточенные бои с фашистами. В части мне отвели роль связиста, главным инструментом которого, помимо оружия, была пудовая катушка с телефонным проводом. С ней я спал, ел, бежал. Она практически на год стала для меня верной спутницей и подругой (улыбается). Связисты работали без выходных и отпусков, обеспечивая телефонную связь. Не трудно догадаться, насколько важна была связь на войне…

Мы шли, шли и днем, и ночью. Питаться было нечем. Даже ранней весной мы ходили в одних гимнастерках. Мерзли в холодных землянках. Тащили на плече оружие, на боку — тяжелые телефонные аппараты, а за спиной — катушку с проводами. Команда связистов обеспечивала устойчивую связь для управления войсками, снабжала штабы необходимыми сведениями, расшифровывала кодировки азбуки Морзе, доставляла оперативную информацию в боевые части. Это одна из самых необходимых и ответственных работ на войне, и во многом от нее зависел успех операции.

Никогда не забуду, как приходилось таскать тяжелые катушки с телефонным проводом, при его разрыве смыкать зубами концы, лишь бы связь не потерять. Спина была синяя, руки болели… Бывает, бежишь по лесу, а тут начинается стрельба. Следует приказ: «Ложись!» Все бросаешь и падаешь на землю. А вот подняться с катушкой и телефоном уже проблематично. Встаешь из последних сил и — вперед! Было невыносимо тяжело, но никто не ныл и не плакал, несмотря на юный возраст.

Помню, сколько наших погибло при форсировании реки Неман. Она была глубокая и с быстрым течением. Все это усложняло задачу. Тем более что лодок у нас не было. Приходилось разбирать сараи и заборы, чтобы из досок соорудить плот. Бревна связывали между собой веревками. Переплавлялись ночью, чтобы быть незамеченными фашистами. Первыми ушла разведка, мы — за ними. Как только установили связь, собрались обратно. Но, когда начали плыть, немцы заметили и начали массированный обстрел. Много людей погибло не столько от снарядов и пуль, сколько от того, что просто не смогли выбраться из воды в одежде и сапогах. Многие утонули. Мне каким-то образом удалось перебраться на противоположный берег, но осколком ранило в руку и щеку, выбив несколько зубов. После этого я оказался в санчасти на излечении. Жил в палатке вместе с более тяжелыми ранеными. Сам восстановился быстро. И начал помогать другим бойцам, так как медиков не хватало. В основном, выполнял работы по хозяйству: воды принесу, дров наколю, уберу мусор, а когда необходимо, сделаю перевязку. Довольно быстро меня полюбили и считали своим санитаром. Я настолько вошел в роль, что больше на фронт и не попал (улыбается). Там я и встретил День Победы.

После войны продолжил службу в Каунасе в местной воинской части, где задержался еще на целых 8 лет. Затем вернулся в родную деревню. Устроился на работу электриком в совхоз «Победа социализма», а по совместительству подрабатывал киномехаником. Вечером крутил кино в местном сельском клубе, где собиралась молодежь. В то время от девчонок не было отбоя (смеется). Однако приглянулась мне красавица Надя. Она очень хорошо танцевала. Бывало, так закружит меня в танце, что потом не мог долго отойти, стоял, как опьяневший (улыбается). Вскружила голову мне так, что пришлось жениться. Кстати, вместе уже 63 года. У нас довольно большая семья: трое детей (два сына и дочь), 5 внуков и 2 правнучки.

Сперва работал электриком, после окончания Буда-Кошелевского техникума стал бригадиром, а вскоре и мастером. В 1986 году, когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, всех жителей нашей деревни переселили. Семья переехала в Мозырь, а меня направили на устранение последствий аварии в Чернобыль. Позже я вернулся в город, где тоже работал электриком, пока не пошел на пенсию. Когда ушел на заслуженный отдых, устроился на работу в ЖЭУ-3 дворником. Я не чурался никакой работы, потому как не люблю сидеть без дела: и убирал, и мыл, и подметал, и косил. В знак уважения посильную помощь оказывали жена и дети. Я очень люблю работать. И если бы не уход за женой, еще бы работал. А так получается, что на пенсии удалось поработать дворником только 16 лет. Приятно, что даже сегодня меня не забывает руководство Мозырского райжилкомхоз», которое и на 9 Мая, и на День Независимости всегда навещает с подарками.

В чем секрет долголетия и семейного счастья? Я не курил и не курю. Да, раньше выпивал. Но сегодня пью только таблетки (улыбается). Все время занимался физическим трудом. Недаром говорят, что здоровье в движении. Семейную жизнь прожить — не поле перейти. Всякое бывало. И ссорились, и ругались. Но всегда быстро мирились. Главное, чтобы в семье были любовь, уважение и понимание. Вот так и живем, счастливо! Руку на жену не поднимал. Хотя раза три по носу получила (смеется)…

Сергей БОРОВИК

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *