«Мне б скопить авторитет, ну, а я спивался…»

Только — водка на троих. Только — пика с червой. Комом — все блины мои, а не только первый.

Хмель в компанию принимает, а непьющего никто не знает

На этот раз рабочая группа Мозырского районного исполнительного комитета по работе с гражданами, ведущими асоциальный образ жизни, во главе с заместителем председателя райисполкома Феликсом Федоровичем Галюком направилась в Махновичский сельский Совет. Те, кого земляки обходят за версту, с кем стараются не общаться, кто потерял в их глазах человеческое достоинство, кто сам виноват в своих бедах, вовсе не испытывали вполне понятные в такой ситуации стыд, угрызение совести да и просто неловкость, смущение  — где там! Некоторые даже бравировали, вели себя вызывающе, грубо, словно хотели тем самым сказать: «Я не буду стараться, я не буду стремиться, есть желанье одно  — нужно сильно напиться!»

А мне подумалось:  какой же глубокой может оказаться винная яма! Поглотит она человека с головой  — и закроются ему враз все истинные радости жизни, померкнет в сердце солнечный свет красивых и возвышенных эмоций, угаснут надежды, исчезнут высокие цели, словно закрытые ураганом проблески маяка на бескрайней водной глади, указывающие кораблю правильный путь, а в данном случае  — на территории души  — сердцу. Почему же такое случается? Отчего люди опускают руки и плывут вниз по реке своей хмельной жизни  — без руля и ветрил, без страха, без осмысления того, что теряют, а ведь это так много:  авторитет, уважение, работу, дружбу, семью, а еще  — здоровье. Все они жертвуют эти бесценные духовные богатства всесильному для них Бахусу, который каждый раз требует все новых и новых преподношений…

Не хватает силы воли? Характера? Твердости духа? Умения трезво оценить градус нравственного своего падения? Или так проще жить  — выпьем по полной, век наш недолгий? Смертный час  — неминуемый путь; а чарочку винца обойти нельзя… Страшно видится, а выпьется  — слюбится… Ничто нипочем: был бы Ерофеич с калачом… Жизнь  — тяжелое дело, а к кабаку необходимый путь…  Пей до дна, наживай ума! Не пить, так и на свете не жить… Пей  — тоска пройдет…

Вот и пьют. Вот и теряют себя. Вот и жизнь себе сокращают. Вот и принципы мельчают: только и отважки, что ковшик бражки. Вот потому и дни все на один манер: здравствуй, стаканчик! Как писал Владимир Высоцкий, «мне б скопить авторитет, ну, а я спивался…»

Как заметил руководитель рабочей группы, заместитель председателя райисполкома Феликс Федорович Галюк, любые проблемы можно решить. При желании. Помочь самому себе. Хотелось бы, чтобы этот разговор пошел на пользу. Всем.

IMG_7091-1

Нет такого зелья, как жена с похмелья…

Эвелине Николаевне Копылович  — немногим за пятьдесят… Как говорится, самое время трудиться, засучив рукава, да вот только мать двоих взрослых сыновей желания такого не имеет. А то, что она ведет аморальный образ жизни  — пьет, женщину, видать по всему, не очень волнует: под нею ноги не подкашиваются! На своих уплетает Эвелина Николаевна домой. «У меня есть сила воли!»  — убеждала она членов рабочей группы. Вспомнили: сколько уже раз слышали от нее подобные заявления! Но любительница хмельной чарочки твердо стоит на своем: «Не верите? Меня больше выпившей не увидите!» Как говорится, свежо преданье, да верится с трудом. Давным-давно классик сказал. Вещие слова. А чтобы Эвелина Николаевна Копылович не пила всю ночь, пока была мочь, рабочая группа приняла такое решение: отправится она сегодня в наркологический диспансер, закодируется  — за свой счет! — трудоустроится. А то как-то негоже получается: муж работает сторожем, копейку в дом приносит, а хозяйка ее на ветер пускает. На водку  то бишь. Чтобы могла Эвелина Николаевна и по одной половице пройти,  свою копеечку добыть да хлебушка на нее купить. Не винца!

Ему ворона глаз клюет, а он и носом не ведет…

Русская пословица молвит: не тот пьяный, что ничком падает, а тот пьяный, что навзничь. Она  — об Игоре Николаевиче Сарнавском, которому от роду 45 лет. Чарка на чарку  — не палка на палку, считает Игорь Николаевич, терпеть можно. Однажды он так наклюкался, что с ног свалился. На улице. На проезжей части. Мотоциклист вовремя успел притормозить: человек во хмелю на дороге спит! Его чарка больно ударила  — вот и пьян в стельку. За какие средства винцом Игорь Николаевич балуется? За пенсию престарелой матери, в доме которой живет. А еще  — за временные подработки. У своих сельчан. Плата  — бутылкой. Или тарелкой щей. Игорь Николаевич Сарнавский жизнью своей доволен. Пьяный проспится, а дурак никогда, считает. Пьяный Тит псалмы твердит  — вся правда в вине. Игорь Николаевич недавно из ЛТП вернулся. И сразу взялся за дело. За баклажку. С винцом. Одна до дна, а две  — вполовину… Ну и что, если под надзором? Отметился  — и за чарку взялся. Частоты не спрашивайте  — был бы пьян. Игорь Николаевич Сарнавский сегодня тоже уедет в город. На лечение. В психоневрологический диспансер. Кодировка обязательна. Как и трудоустройство. Эти вопросы будут на контроле у председателя Махновичского сельского Совета.

Разок, другой  — да и с ног долой

Как писал Владимир Высоцкий, «и зачем мне стараться? И зачем мне стремиться? Чтоб во всем разобраться, нужно сильно напиться». Эти слова словно адресованы жителю д. Махновичи Евгению Евгеньевичу Лебеденко. Ему за 40, по возрасту он должен быть мудрым, да только ничего Евгений Евгеньевич в своей жизни не достиг. Из-за пристрастия к хмельному. Погубило оно его судьбу. Изломало жизнь. Обручило с несчастьем. Ни кола, ни двора  — все в запустении. Родительский дом. Полуразвалившийся. Без света  — отключили. Забор от ветра шатается. Но не до того хозяину. Печь  — развалюха. Огород весь бурьяном зарос. Семьи нет. Гражданства  — тоже. Только вид на жительство. Как переехал на родину из Казахстана, так за 12 лет и пальцем не пошевелил, чтобы как-то себя не потерять. Стать на ноги. Заявить о себе. За что живет? Делает заборы. Другим людям. До своего руки не доходят. Потому как кубок на кубок, и ковш  — вверх дном. Кубок на кубок, и жизнь  — напополам. А ведь когда-то Евгений Евгеньевич работал. Водителем. В лесничестве. Денежки водились. Семья была. Все как у людей. Божий свет затмила водка. Вот и прикладывается Евгений Евгеньевич к кувшину: спасибо ему  — развел душевную кручину!

На заседание рабочей группы он пришел подшофе. Ничто Евгения Евгеньевича остановить не может: пьет винцо, как суслицо. Или как молочко. Решение рабочей группы по данному гражданину было такое: если после лечения в наркологическом диспансере он не трудоустроится  — отправится в ЛТП. Пусть там поработает. Себе же на пользу.

Все равно я спивался, все равно  я катился…

Что бросилось в глаза? На территории Махновичского сельского Совета живет немало лиц без прописки.  Без паспортов. Это явное упущение в работе местной сельской власти. Такого быть не должно. Это отметили и члены рабочей группы. Один из такой когорты  — Сергей Александрович Копылович. Ему 40 лет. Жил с бабушкой, которая, не выдержав пьяных похождений взрослого внука, уехала в город к сыну. А что же Сергей Александрович? Работал одно время. В России. Там и потерял паспорт. Свидетельства о рождении тоже нет. На его замену нет и денег. Потому как  несколько лет не работает. Не хочет. Все просто. Жена от него ушла. Из-за пьянства. На хлеб, соль и вино помогают подработки. Временные. Огород  — в полнейшем запустении. Как, впрочем, и сама жизнь Сергея Александровича. Ибо много пить — беде быть.  Рабочая группа поручила председателю сельского Совета помочь ему с паспортом. Необходимо также пролечиться. И, разумеется, трудоустроиться. Спасение пришло. Поймет ли это Сергей Александрович? Вот в чем вопрос.

Из 63 прожитых лет на белом свете Алексей Алексеевич Литвинчук более 30-ти провел в тюрьме. За убийство. За кражи. Известное дело: каков привет, таков и ответ. Жизни ответ. А он вот какой: паспорта нет. Пенсии нет. Семьи нет. Живет один. В родительском доме. Как перекати поле. Представить страшно: паспорта у Алексея Алексеевича нет со времен Советского Союза! Около 30-ти лет! Здоровья  — тоже. Из-за такой неустроенной жизни. Вердикт рабочей группы: решить вопрос с документами. И с оформлением Алексея Алексеевича Литвинчука в Азаричское отделение круглосуточного пребывания пожилых людей.

Из этой же когорты  — Константин Тарасович Копылович. Ему 57 лет. Трудовой стаж  — 10 лет. Жил тоже, как перекати поле. По Советскому Союзу  ездил. А к старости домой вернулся. Живет в доме родственницы. В доме на курьих ножках. Находиться в нем опасно  — в любую минуту разрушиться может. Паспорта тоже нет. Не прописан в сельском Совете. Зато ежедневно пьет. Пищу готовит на примитивной плите. Так и дни коротает. А еду добывает таким способом. Придет к сельчанке и слезно скажет: «Суп все равно собаке выльешь  — дай мне тарелочку!» Дают. Ведро воды из колодца принесет  — накормят. Задача по данному гражданину поставлена такая: восстановить паспорт  — ягоды соберет, сдаст, будет чем за процедуру заплатить. А затем Константин Тарасович отправится в ЛТП. Ума-разума набираться. Если водка его полностью не иссушила.

Минимальную пенсию  — по инвалидности  — получает Григорий Григорьевич Роденков. В этот долгожданный для него день он гуляет на всю ивановскую. Пить так пить! Сын  — в тюрьме. С женой  — в разводе. Дров на зиму купить не на что. Небольшой пенсии хватает лишь на водку. Да соленый огурец. Вот такая судьба. Изломанная. По своей воле. Решение рабочей группы: признать через суд недееспособность Григория Григорьевича Роденкова. Оформить в Азаричское отделение для пожилых людей.

Полно пить. Пора ум копить

Под стражей сотрудников милиции жители Махновичского сельского Совета  — те, кому предстояло лечение в наркологическом диспансере —  садились в машину. Каким будет их возвращение домой? Найдут ли в себе силы эти безвольные души встряхнуться от винного чада, вычеркнуть его из своей изломанной судьбы, осознать, что именно из-за него все прошло мимо их сердца: любовь, дружба, авторитет, уважение, материальная состоятельность, здоровье… Каждый сам кузнец своего счастья. Рабочая группа районного исполнительного комитета по работе с гражданами, ведущими асоциальный образ жизни, сделала все, чтобы таких людей вытащить из винного омута, помочь им измениться к лучшему. Шанс такой они получили. Ухватятся ли за него? Одно всезнающее время даст на это ответ.

 Лариса ЧЕРНАЯ