Спорим, размышляем о норме в семейной жизни

Кризис семьи — кризис духовности

Обойдемся без штампов?

Юлия Прашкович и Ольга Ардашева

Юлия ПРАШКОВИЧ

То, что институт  семьи находится в состоянии глубокого  и жестокого кризиса,  давно не вызывает сомнений не только у специалистов, но и у самой широкой общественности.

…Разговор вышел, мягко говоря, странным. В жаркий июньский полдень я сидела во дворе частного дома, беседуя со своей старой знакомой. О жизни. О любви. О ее новом муже, «с которым что-то не так». Отпраздновав не так давно свадьбу, молодая очаровательная женщина на полном серьезе рассуждала о том, что пора бы прекратить «эти непонятные отношения». С момента торжества прошло всего лишь полгода, но неприятных открытий с тех пор было сделано так много, что в какой-то момент показалось даже, что первый муж гораздо симпатичнее второго. «Мне мой второй по красоте вообще не нравится», — сказала, как отрезала. Немного подумав, добавила: «Да и вообще, он совершенно мне не подходит». Как красная сумочка к синему пальто. Или как собаке пятая нога. «Мы — разные. Оказывается, для него важнее всего… гараж. Или машина. Ну, может, еще мама. Так и живем…» — несмотря на драму, монолог совсем не грустный. Все как-то шутя, несерьезно. Вышла замуж — родители устроили единственной дочке пышное торжество. Не сошлись характерами — разбежались. Снова вышла замуж — мама и папа организовали красивый вечер в кругу многочисленных родственников и друзей. В конце концов, можно организовать еще один. Лишь бы дочь нашла свое счастье. Мама сидит тут же. Смотрит на свою девочку преданно, на полном серьезе советует: «Ты бы присмотрелась к своему бывшему. Может, что-то склеилось бы у вас. Олежка тоже ничего. Подумай, время есть». Время есть — это значит счастье жить в пору цветущей молодости еще не окончено. Можно присмотреться. К бывшему, у которого, к слову, жена и ребенок. К Олежке — отцу двух очаровательных близнецов, который лет десять назад имел неосторожность позвать мою собеседницу замуж. К собственному мужу, с которым запросто можно развестись, «потому что я хочу быть счастливой, а не мыть каждый вечер за ним тарелки в то время, пока он «играет» с машиной в гараже».

Ценность брака сегодня потеряна не только во дворе частного дома, где мне пришлось участвовать в странном разговоре…

Просмотрите в социальных сетях статусы девушек и парней. Огромный процент молодежи пишет про какую-то мифическую свободу, которая воспринимается как желанное благо. Причем часть молодых людей состоит в браке. По статусам можно определить, есть ли в семье проблемы. Поссорились — тут же появляется комментарий хозяйки странички о том, что «с сегодняшнего дня я живу, как хочу» или «наконец-то я по-настоящему свободна». Развестись — это как почистить зубы или умыться: пару минут — и можно искать нового спутника жизни.

Про кризис семьи уместно говорить даже тогда, когда эта самая семья вроде бы и существует. Супруги имеют общий бюджет, детей, иногда встречаются вместе на одной кухне. Чтобы приготовить чай и разбежаться по комнатам. Причем она обязательно скажет что-то о том, что «я тебе ничего не должна: готовь ужин сам», а он, злой и голодный, напомнит о ее сварливом характере и ошибке, которая очень легко исправляется. Возможно, не разводом: статус и нежелание снова организовывать свою жизнь порой становятся важными аргументами в пользу сохранения брака. Но решить накопившиеся проблемы можно другим способом. Например, завести себе новую пассию. Интересный факт: в 1995 году белорусы сделали около ста ДНК-анализов. В 2005-м — примерно 500, а в 2015-м — почти две тысячи. Примечательно, что на четверть из них люди записались сами, без специального решения суда…

Иными словами, институт семьи утратил свою нерушимость и надежность по причине потери доверия между людьми. За красивыми словами о свободе и равенстве потеряны такие важные составляющие любого счастливого брака, как верность и преданность.

Рассуждения так называемого белорусского медиоконсультанта, высказывания которого ты, Ольга, цитируешь, меня, мягко говоря, приводят в замешательство. Ну, например, «эксперт» семейной жизни рассуждает о том, что для женщины важны не измены или их отсутствие, а всего лишь толика внимания. Хотелось бы посмотреть на женщину, которая к изменам собственного супруга относится так философски, закрывая на них глаза и искренне радуясь при этом совместной десятиминутной беседе за ужином. Ну как же! Все-таки толика внимания!

Удивительно, но проявления кризиса семьи обнаруживают себя тем ярче, чем выше уровень жизни и материального благополучия людей. Получив высшее образование, заняв определенное положение в обществе, а также заработав себе на хорошее жилье, машину и счет в банке, человек в один «прекрасный» момент понимает, что семью сохранить не удалось. В погоне за материальным, оправдывая себя формулировками о том, что «все мои старания — для лучшего будущего детей», этих самых детей мы упускаем. Навсегда. Точно так же отдаляемся от своего партнера: «пару шагов вверх по карьерной лестнице — десять ступеней вниз по лестнице семейного благополучия». Слова принадлежат греческому психиатру Константину Коллиасу, который, к слову, напоминает нам о том, что «у семьи есть ряд задач, которые она исполняет. Это и воспроизведение, вклад в социализацию индивидуума, становление его индивидуальности, а также поддержка членов семьи в их жизни». И, наконец, по мнению психиатра, именно семья служит для своих членов поддерживающей системой. Это может проявляться на самых разных уровнях и различными способами. Кстати, о модной нынче свободе здесь речь не идет. Как ни крути, одни обязательства. Муж должен детям и жене, жена — мужу, дети — родителям. Взаимосвязанная система, которая, если, конечно, работает исправно, вполне может защитить всех членов семьи от внешних неблагоприятных факторов. А вот поведение в стиле «никто никому ничего не должен» как раз эту систему может разрушить. Точно так же, как и поступки жены, которая пытается занять в семье место главы, вытесняя при этом мужа. Ничего хорошего из этого не выйдет…

Уверена, когда любишь своих близких, это самое «должен-должна» не воспринимается как ограничение свободы или твоего личного счастья. Скорее, это еще одна возможность выразить свою любовь поступками. И терпение, Ольга, это вовсе не означает, что нужно закрыть глаза на серьезные вещи. Проблемы нужно не замалчивать, а обсуждать, решать их по мере поступления! Давай не будем утрировать.

Кстати, о семейном устройстве вполне логично написано в самой мудрой книге — Библии. И советов для обоих спутников жизни — несколько десятков. Только, к сожалению, сегодня немодно открывать «устаревший» учебник жизни. Потому как учиться почему-то хотим у сомнительных учителей…

Ольга АРДАШЕВА

Может ли «семья» трактоваться вольно? Или же семейные традиции и устои должны быть незыблемы, если мы хотим счастья будущим поколениям?

Похоже, говорить о том, что институт семьи дал трещину, входит в моду. Основания для этого, конечно же, есть: растущее количество разводов, монородитель-ских семей, появление альтернативных форм семьи… Какая конфигурация нормальна: мама-бабушка-сын, мама-папа-сын-собака, дедушка-бабушка-папа-сын-дочь? Эксперты-социологи считают, что любая. Потому что понятие «норма» к современной семье неприменимо. Поэтому то, что сегодня называют «кризисом семьи», предлагаю, Юлия, назвать «трансформацией устаревшей модели семьи и семейных взаимоотношений» хотя бы в рамках нашего диспута. А заглавными строчками своего мнения обозначу название романа канадского писателя Коупленда «Нормальных семей не бывает». Не знаю, претендовал ли Дуглас на научные обобщения, когда писал эту книгу, но общая мысль, которую он донес, если перефразировать классика: каждая семья ненормальна/нормальна по-своему, с чем я абсолютно согласна. Так что обойдемся без штампов.

Какова статистика разводов в Беларуси? На тысячу браков в 2013 году — 414 разводов, в 2014-м — 415, в 2015-м — 512. Еще один штрих: распространенное явление современности — скоротечные браки, стаж большинства — около 5 лет. Ума не приложу, зачем нужно было бежать в ЗАГС? Впрочем, о незрелости решений брачующихся ты пишешь сама: захотели праздника — взяли у родителей деньги — расписались — не сошлись характерами — разбежались… Посмотрим с другой стороны. А, может, это и честнее по отношению к себе и своему партнеру признаться в самом начале, что «нам не по пути», чем через лет 20-25  «счастья» кричать, что жизнь испорчена. Я — за работу над ошибками, когда она возможна.  А если выправить ничего нельзя? Ушло доверие, и все тут, а причин может быть уйма. Например, измена… Недавно прочла интервью с нашим коллегой, известным белорусским медиаконсультантом — не будем называть его имени. Впечатлилась его откровенностью. Он говорит: «Даже в самой светлой любви есть две стороны: чистые нежные, благородные поступки и совершенно грязные, противные и неприятные похождения… Но на место гормонам приходит разум, человек становится избирательным, его уже не удовлетворяет быстрый перекус, фастфуд, а нужен вкусный десерт. Знаю пары, которые изменяют, знают об этом, закрывают глаза и счастливо живут вместе. Это есть часть интеллигентной достойной договоренности о семейном союзе. Потому что для женщины на самом деле важны не измены или их отсутствие, важно чувствовать себя уверенно-надежно и иметь толику внимания со стороны партнера. Слово «нежность» мне нравится больше, чем слово «любовь», потому что трепетно и нежно можно относиться к партнеру бесконечное количество времени, а любовь всегда конечна…» Юлия, сколько угодно мне рассказывай о «любви до гроба», я вижу и слышу, что люди живут по-другому! На что еще супруги готовы закрывать глаза? …И это счастливая семья? Уж лучше в таком случае быть одной, чем с кем попало!

У этого же мужчины спросили, изживает ли, на его взгляд, институт семьи. «Если говорить о рациональном подходе, то да. Когда женщина начинает истерить, что ее используют, что она жертва, все на ней — на таких женщин надо периодически выливать ушат холодной воды, говоря: «Сколько стоят твои услуги?» И тогда мужчина суммирует цену секса, борща, мытья полов: «Дорогая, гуляй, мне дешевле нанять домработницу». Есть замечательный тест для таких женщин. Она тебе: «Ты меня любишь, поженимся?» А ты в ответ: «А давай я тебе лучше бриллиант подарю!» — и почти 100% услышите: «Давай!» Вот вам и доказательство, что дело не в ЗАГСе, а в расчетах, это всего лишь калькулятор…» То, что он говорит, — это не в сценарии киношного романа, это в нашей с вами жизни! Знаю одну мозырскую семью, в которой по вечерам на протяжении долгого времени так и составлялась калькуляция: «приготовила обед, сходила в магазин, прополола грядку, а это стоит…» Супруга не работала, занималась домашним хозяйством, чем, собственно,  каламбур — и зарабатывала. Так и жили. А под старость разбежались: дети выросли, борщи стали невкусными, любовница, которая, как оказалось, жила неподалеку, более искусной во всех отношениях. Зачем жила так все это время? Тетя Ира (имя изменено) и сама не знает: так, наверное, нужно было, говорит. Но кому нужно-то?

Когда о семье говорят с использованием модальных глаголов долженствования, прямо скажу: берет нервная дрожь. Женщина, мол, должна взваливать на себя «вторую работу»: поход по магазинам, уборку, стирку, глажку, готовку, спать-ложилку, книжку-читалку… Она суетится каждый день, ей не хватает времени на детей, мужа, саму себя, но, главное, чтобы супруг улыбался, был доволен. Что же в таком случае должен мужчина? Зарабатывать? Но ведь сегодня женщина работает наравне с супругом, так же устает после трудовой смены, так же переживает неудачи или победы на рабочем месте и так же имеет потребности в отдыхе… Я думаю, именно об этой свободе, отнюдь не мифической, пишут в статусах, о которых ты, Юлия, говоришь. Долой стереотипы! Наблюдаю за одной семьей: супруга только-только родила и вышла на работу, с малышом остался сидеть супруг, пожертвовав при этом своей банковской работой. Папа — нянь! Ну и что? Это возможно не только в кино. Думаю, каждая читательница мечтает о том, чтобы ей не пришлось после работы готовить ужин на всю семью хотя бы несколько раз в неделю: пришла домой, а муж с порога: «Мыть руки и к столу». Ну чем плохо? И так, Юлия, тоже живут! И не кричат друг другу при этом в спину: «Ты должен, нет — ты!»

Мы говорим о гостевых браках как о какой-то новой форме устройства семьи. Так ли это ново? Оглянись вокруг! Неужели у тебя нет знакомых, у которых супруг, реже — супруга, ездит на заработки в другую страну или город? Чем не жизнь на два дома? Месяц-два на работе — неделю дома. Чем не гость? И так проходит вся жизнь… Дети видят отца совсем ничего, но все счастливы. Папа приезжает с денежками и подарками — мама радуется, ребятня тоже… Самое главное: живут дружно, не ссорятся — не успевают!

В принципе, я — за любую форму союза, если она устраивает двоих отдельно взятых людей, а, может быть, и троих, четверых (если в семье есть дети). Какую семью можно назвать хорошей с точки зрения ребенка? Самый очевидный ее признак — любовь. Если способны дать ее ребенку, то он, став взрослым, сможет давать ее другим — для психологии это аксиома. И, на мой взгляд, совсем не важно, в каком гражданском состоянии находятся при этом родители: живут ли они без штампа в паспорте или после развода имеют их два.

Так что такое «семья»? Состояние души. А была она формальной или настоящей, рассудит время.