Замужем за работой, или Когда понедельник начинается в субботу

АрдашеваВсё есть яд, и всё есть лекарство. Так размышляли мудрые о дозе. Это классическое изречение вполне может быть применимо не только в беседе о еде, лечебных средствах, но и об умении организовать свою жизнь  — в целом, и об отношении к своему профессиональному делу — в частности.

Ангелине почти 35. Пока подружки выскакивали одна за другой замуж, рожали детишек, она все сидела в конспектах, а потом втягивалась в новые должности…  Нужно сказать, стала отличным специалистом, во многих вопросах даже незаменимым. А вот личная жизнь так и не сложилась. Говорит, что банально некогда строить семью: работа кипит! А на женских посиделках не перестает удивляться, как это можно успеть и ребенку время уделять, и супругу, и себе любимой, и в то же время дом не запускать да еще оставаться в постоянном режиме боевой рабочей готовности. В общем, как-то случилось, что работа всецело ее поглощает, именно о ней  все ее заботы, страхи, тревоги и самые приятные переживания. «Вот такой она трудоголик!»  — не без гордости рассказывает о ней ее мама, но тут же просит почаще отрывать ее от отчетов и других рабочих бумаг. Наверное, вы представили Людмилу Прокофьевну Калугину из старого доброго «Служебного романа», деловую, сухую, совершенно не женственную. Вовсе нет. Современная, обаятельная, гармоничная молодая женщина, но очень уж погруженная в свои дела и в будни, и в выходные дни. Про таких говорят: ее понедельник начинается в субботу.

Еще в эпоху индустриальной революции европейские врачи вывели ныне популярный термин «трудоголия» и доказали, что слишком большая любовь к труду  — это все-таки нарушение. На порталах, в разделах, посвященных психологии труда, сегодня пишут, что «трудоголиками, как правило, становятся люди очень увлеченные, максималисты с повышенным чувством ответственности. Они  самые продуктивные, а это очень ценят работодатели. Максимализм ориентирует трудоголика на достижение высоких результатов. А ответственность не позволяет ему остановиться на полпути, за-ставляет довести начатое до конца, пусть даже в ущерб самому себе. Иначе он не будет удовлетворен. Выделяют и еще одну категорию людей, которые становятся трудоголиками: у них в жизни нет ничего, кроме работы. Она для них  и дом, и семья, и развлечение. Им страшно и неуютно оставаться одним, и поэтому они работают». Получается замкнутый круг: недоволен собой и личной жизнью  — уходишь с головой в работу, много трудишься  — не остается времени на себя и личную жизнь.

Несмотря на то, что трудолюбивых и воистину преданных своему предприятию или организации людей ценят и уважают, по мнению большинства психологов зависимость от работы в такой форме никак нельзя отнести к положительным явлениям. Скорее наоборот: трудоголизм приводит к нежелательным проблемам со здоровьем, которые спровоцировало отсутствие полноценного отдыха от перегрузок. Если фигурально, человек «сгорает» на работе. Не случайно в древних притчах, поговорках  говорится о необходимости во всем искать золотую середину. В этом есть глубокий смысл.

Любопытно знать, международная организация труда обнародовала такие данные: около 10% европейцев страдают от «выгорания» на работе, примерно столько же подвержены депрессии, 30% испытывают хронический стресс, как они сами полагают, из-за рабочих вопросов. Сообщается, что наиболее подвержены трудоголизму владельцы бизнеса, а также врачи, юристы, преподаватели  и люди творческих профессий.

В некоторых странах Евросоюза уже созданы «общества анонимных трудоголиков», где люди собираются, чтобы просто  выслушать друг друга, а также  получить помощь врачей и бизнес-тренеров. Еще информация: в  Германии, к примеру, несколько лет назад около 11% отгулов взяты сотрудниками именно в связи с перенапряжением на рабочем месте и развитием различных психических недугов. В Японии тоже функционируют «клиники» для лечения особо отдающихся работе жителей. Министерство здравоохранения этой страны даже информировало об опасности  избыточного труда. В Японии есть специальный термин «кароси»  — он обозначает внезапную смерть на рабочем месте из-за усталости и переутомления. Чиновники объясняют это особенностями менталитета: в японских компаниях сотрудникам не доплачивают за переработку, но они все равно работают сверхурочно из чувства корпоративного патриотизма. Вот еще один интересный японский штрих: если японец пришел на службу вовремя,  — на него посмотрят косо, должен приходить за много до начала рабочего дня, еще один признак дурного тона  — покидать рабочее место раньше начальника, это неуважительно. Практика министерства здравоохранения Кореи: по ведомству распространили приказ, по которому ровно в шесть часов вечера во всех зданиях принудительно отключалось электричество, чтобы сотрудники не сидели допоздна в офисе, а шли домой. Такая мера была принята в связи с тем, что среди служащих министерства участились случаи разводов, а также снизилась рождаемость.

Трудоголизм, по мнению француза  Поля Лафарга, не что иное, как проявление страха лишиться работы. «Рабочий класс во всем мире постоянно думает о том, что надо сделать на службе и как надо это сделать. Но первопричина здесь не любовь к труду, а боязнь оказаться на улице, не понравившись своему работодателю. Эта черта и губит рабочих в Европе и других странах, они стали заложниками своего страха». Эти слова Лафарг, к слову, написал в 1883 году.

Нашим читателям желаем хорошего баланса в труде и отдыхе!

Ольга АРДАШЕВА